Только две вещи бесконечны - Вселенная и человеческая глупость,
хотя насчёт Вселенной я не уверен.

Альберт Эйнштейн.


Задача ученого или популяризатора науки — донести до непрофессионалов сложные и часто совершенно не очевидные вещи. Кроме прикольных и занимательных фактов, стимулирующих человеческое любопытство, это могут быть и крайне важные социально значимые вещи. Если целевая аудитория ни бельмеса не поймет в теории струн и у нее сложится впечатление, что это какой-то бред, то ничего страшного не произойдет. Напротив, если общественность не впечатлится информацией про необходимость массовой вакцинации и посчитает, что это какая-то чушь, то в гости может заглянуть пушной зверек, чреватый тысячами жизней и миллиардными убытками.

Понятно, что популяризация должна быть по возможности эффективной т. е. должна не только доносить до людей проверенные научные факты, но и стимулировать их к правильному поведению, которое из этих фактов логически вытекает. Именно тут и находятся две самые большие пролемы популяризации науки и пропаганды критического мышления.

  • Во-первых люди относительно легко принимают новые знания, но крайне негативно реагируют если их «учат жить».
  • Во-вторых ученые обычно не умеют переубеждать широкие народные массы. Для самих ученых полученные ими факты неоспоримы, но для обывателей эти факты ничем не лучше, чем политический популизм, идеологическая пропаганда или религиозные проповеди.

Здесь стоит остановится и разобраться немного подробнее. Научные результаты отлично убеждают самих ученых только потому, что они уже априори согласны их принять. Вступая в научное сообщество люди соглашаются с тем, что объективные факты нужно принимать независимо от субъективных «хотелок», личных убеждений, верований и даже устоявшихся в обществе моральных норм. Если исследования показывают, что гомосексуализм нельзя ни привить, ни «исправить» воспитанием, то честный ученый уже не может выступать за ограничение «пропаганды гомосексуализма», поскольку это бред, который не работает. Даже если сам ученый при этом воспитан в подчеркнуто гомофобном обществе, то ему так или иначе придется побороть свои фобии и признать очевидные факты. Это своего рода самоотречение, отказ от частички своего драгоценного субъективного «я». Требовать такого от среднего обывателя бессмысленно.

Средний обыватель живет в своем собственном информационном пузыре, который сформирован его кругом общения, его культурой, религией, популярными СМИ, пропагандой, идеологией, обрывочными знаниями, почерпнутыми во время учебы, слухами, городскими легендами и ценным мнением соседа-алкаша дяди Жоры. Мышление обывателя мозаичное, в нем нет какой-то строгой системы. Это не паззл, куда можно вставлять только строго подходящие новые кусочки, а калейдоскоп, где случайным образом пересыпается и перемешивается все подряд.

Предположим, что задача состоит в том, чтобы убедить такого человека в правильности научных данных о необходимости вакцинации. Популяризатор пишет пространный текст, где приводит корректные научные данные об эффективности прививок и пренебрежимо малом количестве серьезных осложнений от них. Одновременно кликуша-антивакцинатор пишет опус, в котором путем манипуляций, демагогии и прямого вранья делает прямо противоположные выводы — дескать, вакцинация крайне опасна, ничего не дает и придумана жидомасонами во славу рептилоидов с планеты Нибиру. Ученые и популяризаторы при этом ограничены строгими фактами, а лжец не ограничен ничем, кроме собственной фантазии и наглости. Лжец волен придумывать самые чудовищные страшилки, использовать запрещенные приемы с давлением на сильные эмоции (опасность для детей, национальный вопрос, религия, политика), применять весь спектр приемов демагогии. Пример подобного противостояния я уже описывал. Рассудительных зануд среди целевой аудитории всегда меньше чем эмоциональных и поверхностных «хомячков», поэтому демагогия и кликушество априори более эффективны, чем призывы разобраться в скучных фактах. Не удивительно, что эффективность популяризации в целом, мягко говоря, не велика — слишком уж неравной получается игра.

Все это печально, но другого «простого народа» у нас нет и надо как-то работать с тем, что есть. Эту проблему ученые и научные журналисты осознали уже давно и активно пытаются найти способ ее решения. Универсального рецепта пока нет (и вряд-ли он вообще существует), но кое-какие выводы удалось сделать:

  • Популяризация должна использовать понятные и привычные целевой аудитории приемы убеждения. Например, для посетительниц «мамских форумов» самым эффективным будет формат «авторитетного личного мнения» - эмоциональный рассказ от первого лица, в который как-бы невзначай вплетены научные факты. Душераздирающее описание тяжелого течения дифтерии у РЕБЕНКА со горой плачущих смайликов ;-( ;-( ;-(, КАПСОМ И ВоСКЛиЦАТеЛЬНыМИ ЗНаКаМИ!!!!!1111, будет действовать намного лучше, чем вылизанный и строгий текст.
  • В общественно-значимых вопросах можно и нужно приносить в жертву научную строгость в обмен на достижение большего психологического эффекта. Например, утверждение, что без вакцинации бешенство безусловно смертельно в 100% случаев, не совсем правильно. Существует так называемый милуокский протокол — очень сложное и опасное лечение с введением пациента в искусственную кому, которое в очень-очень редких случаях (всего 18 во всем мире за всю историю!) позволяет спасти человека уже после появления симптомов бешенства. Надо ли упоминать об этом в популярной статье для домохозяек? Видимо нет, поскольку безапелляционное «гарантированно 100% смертельно» оказывает намного больший психологический эффект «чем практически всегда смертельно». Люди очень плохо воспринимают числа с большим количеством нулей после запятой и все, что больше нуля, воспринимается как «может пронесет», даже если это шанс один к миллиарду и пронести физически не может. За умалчивание подобных деталей популяризатору может прилететь на орехи от коллег. Его даже могут обвинить во лжи его противники, но с волками жить — по волчьи выть.
  • Выражаясь образно, популяризаторы должны использовать ковровые бомбардировки, а не снайперскую винтовку. Возможность убедить большое количество анонимных «благодарных читателей» должна быть приоритетной перед попытками переубедить конкретного «неблагодарного» человека, упорствующего в своих заблуждениях. В частности, опыт показывает, что имеет смысл отвечать только на комментарии, где читатели просят дополнительных пояснений, задают конкретные вопросы по сути или просят прокомментировать конкретные альтернативные мнения. Такие ответы не только помогают другим глубже разобраться в вопросе и дают ценную информацию о том, чего именно люди не понимают и почему. А вот холивары и срачи в комментах под популяризаторскими материалами контрпродуктивны. Разводят срачи, как правило три категорий людей:
    (1) Идейные противники разбираемой концепции. Например, фанатичные верующие под статьей об абортах. Спорить с фанатиками бессмысленно по определению, а их основные аргументы должны быть разобраны в самой статье.
    (2) Люди пылающие праведным гневом из-за того, что кто-то посмел выступить против их драгоценного и самого правильного в мире личного опыта. Таким гражданам достаточно один раз дать ссылку на хороший на разбор конгнитивных искажений (да хоть на этот) и больше с ними не дискутировать.
    (3) Тролли и психически больные — тут и так все понятно.
    Попытки переубеждения всех этих категорий комментаторов бесполезны и контрпродуктивны. Они отнимают время, которое можно потратить с большей пользой на написание еще одного популярного материала. Лично работать с отдельными скептически настроенными гражданами — слишком много чести, как бы цинично это не звучало. Лучше быть эффективным заносчивым снобом, чем отзывчивым добряком, не добившимся в итоге никакого просветительского эффекта.
  • Из предыдущего правила есть важное исключение - нужно лично работать с лидерами мнений. Если эффект от личного спора со средним обывателем нулевой, то эффект от переубеждения даже одного лидера мнений — бесценен. Такие люди являются ретрансляторами идей на гораздо большую аудиторию, чем способен охватить даже самый популярный научный блогер. Репост научно-популярной статьи у известного политика, актера, музыканта или общественного деятеля может дать на порядки больший эффект, чем десяток статей на разных площадках.
  • Формат «заблуждение — факты — разоблачение заблуждения» работает лучше, чем просто «факты». Это даже подтверждено научными психологическими исследованиями. Люди более охотно откликаются на новую информацию, если она скомбинирована с тем, что им уже известно, пусть даже это заблуждения. Кроме того, развенчание мифа всегда носит элемент некой скандальности, что приближает популяризацию к близкому народу формату «скандалы-интриги-расследования».
  • Никогда не спорить и не вступать в дискуссии с адептами теорий заговора. Сама идея любой теории заговора полностью исключает ее опровержение т. к. все, кто с ней не согласен - участники заговора. Это даже не пресловутая игра в шахматы с голубями, а попытка общения с табуреткой. Адепты теорий заговора потеряны для популяризации и спасению не подлежат. Можно только уменьшать их вредоносное влияние, терпеливо разъясняя читателям логическую ущербность и бесперспективность их позиции.

Нужно хорошо понимать, что размер потенциальной аудитории, восприимчивой к идеям популяризации науки и просветительства, очень сильно зависит от общего информационного фона, который задают доминирующие СМИ и политики. В условиях государственной пропаганды религии и прогрессирующей клерикализации общества сложно достучаться до людей с идеями рационального мышления. Молчаливое одобрение идеологии полумистических «священных национальных корней» приводит к расцвету множества разношёрстных учений, где причудливым образом переплетаются лженаука (древние укры, гуцульские гены Иисуса Христа, происхождение всех людей от трипольцев), религия (от христиантсва до неоязычества), эзотерика и националистическая идеология (от умеренной до неприкрытого неонацизма). В таких условиях сложно популяризировать серьезную историческую науку, археологию и антропологию, а вот фрики тика Бебика могут свободно нести свой бред и даже выдвигаться на Шевченковскую премию. Чрезмерное заигрывание с «народными традициями», восхваление и идеализация «сакрального села», культ патриархальной архаики с обязательной совковой шароварщиной, тоже далеко не безвредны. Патриархальное село — это не только садок вишневий, калина и пасторальные пейзажи, но и:

  • Вера в магию, колдунов, сглаз и порчу.
  • Повальная безграмотность и лицемерно-показушная набожность.
  • «Традиционные семейные ценности» в виде бесправия женщин, физического и психологического насилия, эксплуатации детского труда и прочих прелестей.
  • Главенствующая роль церкви как единственно верного морального авторитета со всеми вытекающими — запрет абортов, отказ от контрацепции, шельмование геев, отрицание эволюции и т.п.
  • Неприятие инакомыслия и преследование «шибко умных».

Все это не очень-то способствует продвижению в массы научных идеи и рационального восприятия действительности.

Безрадостную картину дополняют всеядные, социально безответственные СМИ с очень низким уровнем профессионализма и полным непониманием специфики освещения новостей науки. СМИ сами себя загоняют в замкнутый круг, потакая вкусам самой примитивной части своей аудитории и делая вид, что "это не мы такие, это народ такой". Единожды начав публиковать "желтые" новости, чернуху и джинсу выбраться из этого болота становится уже невозможно т.к. примитивные люди не будут потреблять "умный" контент, а люди поумнее уже давно поставили крест на таких СМИ. Точно так же обстоит дело у с научно-популярными передачами и текстами - если газета публикует материалы про чупакабр и базу фашистов на темной стороне Луны (которой у Луны, вообще-то, нет), то ни один вменяемый ученый с таким изданием сотрудничать никогда не будет и никакого нормального популярного контента там уже никогда не появится.

Остается признать, что пуляризация и просветительство — дело неблагодарное и чем-то напоминающее войну с ветряными мельницами и сизифов труд одновременно. Человеческая глупость и магическое мышление первичны, тогда как знания и критическое мировоззрение требуют усилий и работы над собой. Мифы и заблуждения может распространять любой безграмотный забулдыга в очереди за пивом, тогда как пропаганда научных знаний и базирующихся на них практик требуют усилий специально обученных профессионалов. Цель всей просветительской деятельности — поддержание минимально необходимого уровня критически мыслящих людей в обществе. Борьбу с невежеством выиграть невозможно, но если не вести её постоянно и методично, то в итоге останется одно невежество. Этот тот случай, когда нужно бежать изо все сил чтобы оставаться на месте.

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація