site.ua
топ-автор
  • 4 місяці тому
  • Наука
  • 5 265
  • 73
  • 5
  • 9

Abstract
О том, почему борьба жабы с гадюкой – это мелко; о подручных разновесах Астерикса; и о войне против собственной независимости.

Я список кораблей прочёл до половины...
(с) О.Э. Мандельштам

Не запоминайте! Память забьётся – и всё...
(с) КВН "Уральские пельмени" "Сальто Делчева"

Первая часть

Вторая часть

А теперь посмотрим на карту Италии времён начала римской республики, чтобы понять, кто на тот момент в ней жил. Напоминаю, что Италия разрезана вдоль "голенища сапога" Апеннинскими горам, а поперёк – кучей более мелких холмистых гряд и речек. Такая "ячеистая" география способствует обособлению и консервации этнических и культурных групп. Добавьте к этому то, что границы между прото-государствами ("вождествами" в терминологии Джерреда Даймонда) не всегда совпадают с этническими, и вы поймёте, в каком окружении начался взлёт Рима, который нам сейчас кажется естественным, но был совершенно неочевиден для современников.


Языковые группы древней Италии


Политические образования древней Италии и её соседей

Итак, с юга на север (не пытайтесь запомнить, этот трюк могут повторить только профессионалы).

В Сицилии живут 5 народов: карфагеняне (потомки финикийцев, J2 и E1b1b1a1b1, семитский язык), элимцы (потомки "балканцев", I2a, язык неизвестен), сиканы (возможно потомки культуры "импрессо", E1b1b1a1b1, язык не расшифрован), сикулы (потомки италиков первой волны, R1b, язык италийский, латино-фалискской ветви), греки-дорийцы (E3b1a2, дорийский греческий язык).

Всю южную каёмку Италии обсели греки разного пошиба, от ахейцев (E1b1b1a1b1) до ионийцев (адская смесь генов "балканских" I2a, "минойских" J2, E1b1b1a1b1 и E3b1a2).

В Калабрии ("носок сапога"): энотры (дальние родственники латинян, из первой волны италиков, R1b), бруттии (всякий сброд Южной Италии), луканы (сабельское племя из италиков второй волны, R1b, язык из оскско-умбрской группы).

В Апулии ("каблук сапога"): мессапы, япиги и певкеты (потомки переселенцев с Балкан, I2a, язык, скорее всего, палео-балканский).

На север от них – племена оскской группы: оски и самниты. Из них первые – потомки до-индоевропейского населения Италии (родичи мессапов, I2a), вторые – италики второй волны (R1b), которые через механизм замещения элиты распространили свою культуру и язык (оскско-умбрской группы) на местных.

В западной части Центральной Италии – уже известные нам латиняне и фалиски, потомки италиков первой волны, частично смешавшиеся с потомками культуры Полада (дунайский осколок культуры шнуровой керамики, бежавший от "курганников") (R1b и I2a, языки латино-фалискской группы).

На восток и север от Лация – могущественные племена умбров, италиков второй волны, включающие сабинян (R1b, языки оскско-умбрской группы).

На северо-запад от Лация, в Тоскане – этруски, по генам – всё те же италики второй волны (R1b), культура – синкретическая с явными влияниями Виллановы, эллинов и чего-то непонятного, привнесённого этрусками с их неведомой родины. Язык – неведомый, возможно родственный анатолийским.

На северо-востоке, в нижней долине По жили венеты – неведомая зверушка: то ли самые отставшие из второй волны италиков, то ли заблудившиеся иллирийцы, то ли вообще пра-славяне (есть и такая гипотеза, да). Говорили то ли на италийском, то ли на иллирийском, то ли на этрусском.

К югу от них находилась небольшая, но гордая группа пиценов, народа вроде бы родственного сабинянам (см. выше), но говоривших на не-индоевропейском языке, возможно балканском или анатолийском.

И в северо-западном углу, под прикрытием Лигурийских Апеннин, жили злобные лигуры, чуть ли не прямые потомки культуры "импрессо" (E1b1b1a1b1), которые все эти тысячи лет успешно отбивались от всех пришельцев и были мирно кооптированы в римское государство уже чуть ли не при Цезаре.

Ах, да, и Сардиния, конечно же, населённая шардана, одним из "народов моря", а также многими другими. На относительно небольшом острове умудрились соседствовать культуры с абсолютно разными происхождением и языками: E1b1b1a1b1 (всё та же "импрессо"), I2a ("балканцы"), J2 (карфагеняне и "минойцы"), а также очень редкая в Европе гаплогруппа G (потомки исконных охотников-собирателей Средиземноморья, самое большое их представительство в современных популяциях – в Грузии и Пакистане).

Вдобавок, через 110 лет после основания республики в Риме на арене появился ещё один важный игрок... но будем последовательны.


Ну как, впечатлились генетическим и этнолингвистическим разнообразием итальянского народа? Теперь понимаете, почему грекам было проще назвать их всех одним словом "италики" и не заморачиваться? Не будет преувеличением сказать, что Италия тех времён была даже более неоднородной, чем послевоенная Европа – и стояла перед проблемами того же порядка.


ОК, раз уж мы разобрались, кто кому Рабинович в древней Италии, посмотрим, как из этих кубиков с буквами "ж", "о", "п" и "а" сложилось слово ВЕЧНОСТЬ, в которой останется память о Римской империи.

Как понятно из вышеизложенного, у римлян были причины не любить соседей. Самниты, оски и умбры были потомками тех, кто согнал предков латинян с их земель и теперь всячески демонстрировал свою доминантную позицию относительно проигравших. Этруски и вовсе были чужеземцами и ревниво следили за выражениями покорности со стороны данников. Греки были откровенными ксенофобами и в латинянах видели лишь ещё одно варварское племя, на котором можно было заработать. Более дальние племена и вовсе о латинянах ничего не думали – чего всякой ерундой голову забивать?

Да и римляне вовсе не думали ни о какой гегемонии. Вы чего? Тут бы выжить...

Во-первых, свои же – латиняне и фалиски, регулярно задавались закономерным вопросом: а почему они должны подчиняться жителям вчерашней этрусской колонии, населённой всяким сбродом и насильно переселившим богов племени из Альба Лонги в Рим?

Для предания убедительности притязаниям на власть римляне, пыхтя, косплеили своих вчерашних хозяев – этрусков: строили храмы по их образцу, наряжали своих правителей-магистратов в этрусские одежды, оставляли надписи с использованием похожего на этрусский алфавита и даже устраивали на религиозные праздники ритуальные жертвенные бои между пленными – гладиаторами (слово появится позже, но принцип был уже тогда). Как всегда, подобные дешёвые уловки оказались эффективными: соседи хотя бы соглашались, что римляне умеют властвовать красиво и со вкусом.

Во-вторых, этруски вовсе не согласились со сменой власти в Риме и изгнанием из него проэтрусской партии. Всего в 18-ти километрах к северу располагался самый крупный из городов этрусской лиги (напоминаю, единого государства у них не было) – Вейи, с населением около 350 тыс. человек, что для тех времён было поразительно много. Больше века истории Рима наполнены борьбой против своего злейшего противника, живущего всего в одном дневном переходе. За 100 лет римляне вели с ними три долгих войны (не считая мелких "личных" войн, которые, скорее, являлись набегами), и в 396-м году до н.э. наконец-то разрушили город до основания и переселили его жителей к себе (ресурс, однако).

Победа над Вейями ни в коем случае не превращала Рим в местного гегемона, хоть и делала его более серьёзным соседом. Однако за эти 100 лет произошло ещё несколько очень важных изменений в окружающем мире, и они-то круто повернули курс будущего Вечного Города.

Далеко на востоке Персия стала первой в истории сверх-державой, объединив пространства от Македонии до Инда, от Кавказа до Египта. Но на самом западе их победоносное шествие внезапно остановили какие-то самовлюблённые и глупые дикари, поклоняющиеся Оракулу Аполлона в Дельфах. Персидские цари отправляли одну армию за другой, но, несмотря на временные успехи, греки всё равно вышли победителями. Более того, они перешли в контратаку, отбив обратно часть анатолийских городов и даже совершив экспедицию в Египет!

Звучит героически, но для Большой Греции (что в Италии, напоминаю) это означало, что теперь не метрополия помогает колониям бороться за гегемонию в диких землях, а наоборот, колонии, верные долгу перед родными богами, помогают метрополиям ресурсами. Греческое давление на запад ослабилось. А вскоре Афины со Спартой перегрызлись на почве того, чьи яйца круче, и в ходе 30-летней Пелопонесской войны в драбадан разорили всю Элладу. Война задела и колонии, в частности Сиракузы подверглись тяжёлой осаде афинян. Победителем вышел Карфаген, предусмотрительно избравший стратегию "выжидающего тигра" (да, в те древние времена люди уже умели в геополитическую стратегию, не стоит их недооценивать).

А почему не этруски? А потому что в то же время с севера на их земли пришёл последний из глобальных игроков итальянской премьер-лиги – кельты.


Для того, чтобы разобраться, кто эти парни и чего им было надо, нам придётся ещё раз вернуться в прошлое. После того, как внутреннее напряжение в Центральной Европе спало в результате ухода части народа на юг ("катастрофа бронзового века", помним?), оставшиеся на местах смогли немного выдохнуть и привести свои дела в порядок. Среди прочего это касалось и всяких недобитков, сбежавших в неприглядные и холодные, хоть и живописные земли к северу от Альп, у истоков Дуная. Это сейчас там Швейцария и курортный Ландау, а тогда это были дремучие леса и голые скалы, при жизни среди которых еда и одежда считались роскошью. Вытесненные туда племена, скорее всего, включали и остатки разгромленных "курганниками" наследников культуры "ленточной керамики", и потомков "курганников" первой волны (R1b), разбитых в свою очередь уже последующими волнами степняков-восточных "курганников".

Но за 600 лет можно сделать из пустыни сад, а из лесной пустоши – поросшие сочной травой пастбища, было бы только желание. Местным повезло, земля оказалась богатой на легкодоступную железную руду, с которой они научились обращаться сами. Для нас железо в первую очередь ассоциируется с мечами, но в данном случае это означало не только более совершенные орудия убийства, а и железные топоры для расчистки кустарника и бурелома, ральники для распашки целины и обода для тележных и колесничных колёс. А также гвозди для домов, иголки для шитья, фибулы для застёжек на одежде и много других удобных вещей, которые мы считаем естественными.

И к 450-му году до н.э. они вышли из своих ущелий и тёмных лесов, чтобы завоевать достойное место для себя и потомков. Кельты (кстати, слово это выдумано в XVIII-м веке английскими учёными) не были единым народом или государством. Их объединяли только культура (включая военную) и язык.

В течение считанных десятилетий они завоевали обширные пространства от Бретани на западе Франции до устья Дуная на востоке. Скорее всего, это была типичная экспансия по модели замещения элит. Иначе себе и представить тяжело: не было в северных предгорьях Альп при той сельскохозяйственной технологии столько народу, чтобы заселить территорию в несколько раз больше изначальной, а потом ещё и двинуть стотысячными ордами на юг, в Италию и Испанию.

Кроме того, даже 400 годами позже, при Цезаре, галлы ни в коем случае не считали себя чем-то единым. Множество их племён собиралось в союзы, которые враждовали между собой и не чтили общих богов. Некоторые племена, к примеру треверы и батавы, были "братствами воинов" без роду без племени. А аквитаны (предки басков и гасконцев) и вовсе оказались кельтам не по зубам, сохранив и свой язык, и свою культуру.

Так что, скорее всего, знаменитые галльские колесницы, длинные железные мечи, огромные щиты, шлемы с шишаком, привычку идти в бой раскрашенными и в одних только штанах (для устрашения врага), как и обычай атаковать врага ревущей толпой (вы не поверите, но обычно местные народы предпочитали воевать осторожно – кидаясь издалека всякими острыми предметами) галлы переняли от своих "швейцарских" завоевателей. А вот роскошные усы, заплетённые в косы бороды, высокий рост и рыжие волосы таки исконно принадлежат культурно ассимилированному до-кельтскому населению всё с той же знакомой нам гаплогруппой R1b бывших "западных курганников".

Менш з тим...

В год, когда римляне наконец-то достигли успеха в окончательном решении Вейского вопроса, через альпийские перевалы в северную Италию вторгся союз молодёжи (опять всё та же модель экспансии) из племён инсубров, битуригов, арвернов, эдуев, карнутов и многих других. На непривычно широких равнинах долины По они выбрали центральное место для своего будущего царства и основали там город Медиолан, будущий Милан.

Вскоре за ними пришли кеноманы, основавшие Бриксию (Брешию). Потом бойи (с новой столицей – Бононией-Болоньей) и лингоны. Пришедшим на сладкое сенонам почти ничего не досталось, и они двинулись дальше на юг.

А дальше на юг лежали земли Паданской лиги этрусков. Однако, у кельтов было своё представление о законности и праве собственности. Сеноны взяли и разрушили несколько этрусских городов. В принципе, на этом они могли остановиться: земли для поселений им уже хватало, но желание воинской славы потянуло их дальше и дальше.

Этруски наконец-то осознали, какая опасность им угрожает, и пошли на немыслимое – прислали своим бывшим данникам в Рим просьбу о помощи, хотя их не связывали ни договора, ни обязательства. Рим решил подождать и посмотреть... и проиграл...

Сеноны разбили этрусское войско и пошли дальше на юг – к Риму. Именно тогда латиняне впервые встретились с кельтами и за любовь к украшательству шлемов яркими плюмажами назвали их "петухами" – галлами.

В 387-м году до н.э. римское ополчение встретилось в поле с войском кельтов и, не выдержав галльской "бури и натиска", после первого же удара побежало. Почти всё римское войско было перебито. Рим подвергся ужасному разгрому, а его жители спаслись в Капитолии – укреплении на одноимённом холме.

Тогда и произошла легендарная история с капитолийскими гусями, которые своим гоготанием разбудили заснувшую стражу в час, когда галлы под покровом ночи тайком пытались взобраться по отвесному склону холма.


"Горе побеждённым!"
По условию мира римляне обязаны были выплатить огромную контрибуцию золотом. Заметив, что галлы жульничают с весами, римляне возмутились. Тогда вождь сенонов добавил на чашу весов ещё и свой меч, произнеся знаменитую фразу...

Гуси спасли римлян от полного уничтожения, но не от поражения. Галлы, взяв огромную дань, ушли, но теперь стало ясно, что времена изменились. Конец этрусской гегемонии был очевиден, но и сеноны – самые злобные из кельтских пришельцев, явно не были настроены на конструктивный разговор. Их планы явно не шли дальше чем "пограбить и пропить", и цивилизованным народам Италии в таком дискурсе обсуждать с ними было нечего.

Сеноны ещё несколько раз устраивали большие походы на юг, но каждый раз Риму удавалось или отбиться, или отсидеться в стороне. Больше ста лет продолжалась такая игра в кошки-мышки, пока в 282-м году до н.э. римляне окончательно не разбили сенонов и не установили хоть какой-то, но мир на севере Апеннин.

Не следует думать, будто римляне победили галлов исключительно силой своего оружия. Это было бы нереально. Огромную роль здесь сыграла дипломатия, и именно этому периоду Рим обязан основой своей будущей мощи.

Находясь в окружении народов и городов, не связанных с Римом ни родством, ни культурой, ни богами – ничем, кроме прагматических интересов – римляне выработали концепцию союзничества.

Нам это может показаться очевидным и естественным: ну, договорились, объединились – и пошли делать общее дело. Но для римлян всё выглядело совершенно иначе. Союз с каким-то народом был не просто перечнем взаимных обязательств, нет – это было реальное священнодействие. Согласие на союз утверждалось и Сенатом, и Народным Собранием, приносились клятвы богам в храме, совершались необходимые жертвы. Союзник получал имя друга римского народа, и это звание считалось наивысшей почестью, которой римляне могли воздать чужаку.

И не смейтесь. Римляне относились к богам и ритуалам очень серьёзно. (К примеру, о смысле, который римляне вкладывали в триумф, я писал здесь). Да и вообще, древние ценили свои слова, не то что сейчас...

Союзнические обязательства были обоюдными, так что их нарушение было нарушением священной клятвы перед богами – и последствия были соответствующими. Оскорблённая сторона получала "казус белли" – повод для справедливой войны, и считала себя вправе делать буквально всё что угодно: хоть перебить всех врагов, хоть обратить в рабство, хоть забрать их земли и выгнать жителей в горы, хоть наложить огромную дань. Всё зависело от милости победителя, потому что их больше не связывали моральные обязательства: ведь противник оскорбил самих богов!

Первыми и главными из союзников стали этруски. Вполне возможно, что они считали меньшим злом покориться бывшим своим, чем дикарям, разрушившим их мир. Так или иначе, этруски более никогда не воюют против Рима, а вскоре и вовсе растворяются в римском мире.


Поскольку лекция немного затянулась (не так ли?), я в другой раз расскажу о том, как именно Рим дошёл до гегемонии во всей Италии – в ходе самнитских войн, войны с Пирром, первой пунической и цикла новых войн с галлами. О второй пунической и том, как популисты спасли Рим после разгрома под Каннами, я уже рассказывал.

Для завершения истории разрешите мне перескочить сразу через несколько веков, перенесшись в начало I-го века до н.э., время, когда Римская республика уже не только безраздельно доминирует на Апеннинском полуострове, но и завоевала гегемонию во всём Средиземноморье.

Столетия и победы не изменили мировосприятия римлян: они по-прежнему воспринимали себя как город, а италиков и греческие города – как младших братьев. И в 91-м году до н.э. это вызвало взрыв: почти половина италийских городов восстала с на первый взгляд непонятным для нас требованием – включить их в состав римского государства. А если быть точнее – сделать их римскими гражданами.

В качестве символа восставшие выбрали быка, старую этрусскую эмблему. Италия – страна телят, это уже знали все. Бык на их монетах попирал волчицу, и это тоже символизировало.

Рим терпел поражение за поражением, пока фактически не согласился на все условия восставших. Италики получили права римлян, а города италиков стали муниципиями, то есть получили равные права с римскими колониями. Рим из единственного и неповторимого стал primus inter pares – первым среди равных.

(Отголоском этой войны было восстание Спартака, в котором, если верить Валентинову, самое деятельное участие принимали обращённые в рабов самниты и марсы – враги Рима).

И уже через столетие, в эпоху ранней империи (принципата) различия между жителями Италии перестали восприниматься всерьёз. Так, пошутить над чьим-то выговором или припомнить, что чей-то прадедушка на встрече с римским послом говорил "моя твоя не понимай". И уж тем более римлянами считали себя те, кто выезжал за пределы Италии. Римское гражданство, римское право, латинский язык и общность интересов оказались более сильными факторами, чем этническое происхождение.

С определёнными оговорками можно говорить, что к моменту распада империи римляне (по крайней мере, в Италии) уже осознавали себя как нацию – внесословную и сверх-этническую общность. При этом этнический или генетический состав её жителей практически не изменился со времён вторжения кельтов. Как видите, здесь нет никакой предопределённости, никакого единого корня или семени, преемственности или изначального "духа нации". Такой формальный, казалось бы, признак, как гражданство оказался сильнее генов и религии. Гражданство, которое стали ценить больше, чем происхождение, знатность и веру...

Средние века прервали этот процесс, но не необратимо. Хотя генетический состав жителей Италии практически не изменился со времён Римской империи (даже завоевание арабами Сицилии и вторжение лангобардов, давших имя современной Ломбардии, не изменило его), идея итальянской нации свела воедино разрозненные части страны.

Италия около 400 года до н.э. (слева). Почти такой же в генетическом плане она и осталась (справа)

Вот так и получилось, что из народов, настолько неблизких, как бретонцы, албанцы и финикийцы, получилась итальянская нация. Да, у них не было общего корня: ни общей генетики, ни хотя бы одной языковой группы, – но если вы кому-то скажете, что итальянской нации не существует, то вас попросту не поймут.

Acknowledgments

Не в последний раз благодарю Игоря Бартыша за интересные статьи по генетике Европы.

Настоятельно рекомендую несколько циклов статьей Алексея Козленко. Поскольку они выложены на формально "военном" сайте, то имеют заметный милитаристический окрас, но это не мешает воспринимать прочую, обильно и красиво предоставляемую информацию.

Цикл о царском и республиканском Риме пишется прямо сейчас:

ТАК СОЗДАВАЛИСЬ ЛЕГИОНЫ: РИМСКАЯ АРМИЯ ЦАРСКОЙ ЭПОХИ

ЭКИПИРОВКА АНТИЧНЫХ ВОИНОВ: РИМЛЯНИН ЦАРСКОЙ ЭПОХИ

«МАЛЫЕ ВОЙНЫ» РИМЛЯН

ТАК СОЗДАВАЛИСЬ ЛЕГИОНЫ: ФАЛАНГА В ДРЕВНЕМ РИМЕ

ОДИН НА ОДИН

ТАК СОЗДАВАЛИСЬ ЛЕГИОНЫ: МАНИПУЛЯРНЫЙ БОЕВОЙ ПОРЯДОК

ЗАКАТ ЭТРУРИИ: В КОЛЬЦЕ ВРАГОВ

ЗАКАТ ЭТРУРИИ: ПАДЕНИЕ ВЕЙ

Если вам хочется больше генетики и меньше истории – сайт Genetic history of the Italians

И несколько интересных статей:

"Differential Greek and northern African migrations to Sicily are supported by genetic evidence from the Y chromosome. "

Identifying Genetic Traces of Historical Expansions: Phoenician Footprints in the Mediterranean

Peristera Paschou, PNAS, Maritime route of colonization of Europe


Данный блог является научно-популярным. В статье могут быть изложены точки зрения, отличные от мнения автора.

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація