site.ua
топ-автор
  • 3 місяці тому
  • Наука
  • 20 779
  • 1 017
  • 38
  • 11

Abstract
О начале Великого "дранг нах Остен", влиянии воздушных потоков на скорость генерации новых юнитов, а также о неолитическом безвизе в Европу

Бытие от Хачика: "Хачик родил Хачика, Хачик родил Хачика, а Хачик родил двух детей – Хачика и ещё Хачика."
Так в Америке появились индейцы.
(с) КВН-97 "Новые армяне"

Вопреки распространённому заблуждению украинцы не живут на этой земле испокон веков. Более того, появившись здесь, наши предки вовсе не оградили участок от Чопа до Изварино полосатыми столбиками. Нет, и началось всё даже не с одинокого юнита сеттлеров, в 4000 B.C. появившегося на холме на правом берегу текущей с севера на юг реки.

"Всё не так однозначно"(с).

Для начала проследим, как на наших прекрасных землях завелись люди вообще. И чтобы не запутывать историю, отслеживать будем лишь тех, чьи наследники таки да живут здесь уже хотя бы тысячу лет.

Итак...

Как известно, Господь создал питекантропа из глины и смазал своей Божественной слюной где-то 3 миллиона лет назад. Неблагодарные потомки обозвали это творение Homo Habilis (человек умелый), чтобы отличить его от неумелых сородичей по трудовому отряду приматов. Дело было в жёлтой жаркой Африке (в центральной её части... упс, увлёкся... в восточной). Как оно было дальше, я не помню, давно было, но в целом человечество (все несколько сот личностей) плодилось и размножалось в меру способностей, а попутно эволюционировало. Доплодились и досовершенствовались они аж до появления этаких гоблинов роста в среднем около 140 см, гордо именуемых Человеком Прямоходящим (Homo Erectus), которые так прямо и пошли подальше из этой самой Африки, неся с собой огонь просвещения – в смысле, просто секрет огня. Пересекли они границу родины, как и многие их последователи, где-то в районе Земли Обетованной, откуда, пожав друг другу на прощание умелые руки, разошлись в разные стороны.

Те из эректусов, что упиляли на восток, породили синантропов ("китайских людей" – не путать с китайцами), а забредшие ещё дальше на острова Полинезии до...любились до мышей и осчастливили биологическое разнообразие "хоббитами" – карликовыми людьми с острова Флорес.

Те же, что предпочли медвежий угол на северо-западе, остались в народной памяти под названием "гейдельбергские люди". От них, собственно, произошли единственные автохтоны Украины – знаменитые неандертальцы.

Оставшиеся же на Ближнем Востоке гейдельбергцы за каких-то жалких несколько сот тысяч лет превратились в "людей из пещеры Денисова" и пошли в Сибирь. Зачем – не спрашивайте.

Однако же, пока эректусы и их потомки бродили по Старому Свету, погода на Земле заметно испортилась. Опережая на 200 тыс. лет Киотский протокол по противодействию глобальному потоплению, средняя температура начала заметно падать. Устрашающе скрипя и подминая под себя тысячелетние горы, широким фронтов в тысячи километров на Европу с севера пополз Ледник. Неандертальцам, привычно бившим крупного зверя в европейских лесах, стало несладко по причине вымерзания этих самых лесов.


Движение воздушных масс во время ледникового периода. Голубым – это где хоть какие-то дожди есть

Но и в далёкой Африке внезапно стало не до шуток. Подчиняясь суровым законам термодинамики и сводкам гидрометцентра, направления тёплых течений и влажных воздушных потоков изменились, и там, где ещё при жизни отцов колыхалась безбрежная саванна, внезапно образовалась полупустыня – далеко не самое сытное место. Где-то в этих эфиопских краях 200 тыс. лет назад и появился человек, скромно именующийся теперь Разумным, Homo Sapiens (чтобы, сталбыть, отличить себя от быдла необразованного), также известный под именем "кроманьонец".

Жили они несладко – собирали корешки да отбивали у гиен остатки львиной добычи. А далеко на севере Ледник продолжал вбирать в себя влагу из воздуха и ползти по направлению к экватору – и закономерно воды в остальном мире становилось всё меньше и меньше. Это означало две вещи. Во-первых, что в пустынях становилось жить совсем невмоготу. Во-вторых, уровень морей заметно упал. Настолько, что в один прекрасный день семейство сапиенсов, жившее на берегу нынешнего Баб-ель-Мандебского пролива, обнаружило, что среди солончаковых болот, отделяющих их от гор, виднеющихся далеко на севере, образовалась довольно сухая тропинка. Идти в незнакомое место было стрёмно, но хавки в родных холмах становилось всё меньше и меньше. И в один прекрасный день – около 88 тыс. лет назад, они решились.

Их было немного, максимум – 100 человек.

От них и происходят все 7 миллиардов нынешнего человеконаселения минус негры (sorry, bro, no offence).

Это и есть одно из самых узких "бутылочных горлышек", о которых мы говорили в предыдущей статье. Именно благодаря нему мы можем приблизительно сказать, когда жила женщина, чьи гены напрямую передались без исключения всем нам, "белым" людям (кстати, если кто не знает, арабы – тоже "белые"). Её ласково зовут Наоми (митохондриальная группа N), жила она около 55 тыс. лет назад где-то в районе Багдада и была темнокожей. Surprise! Мутация, сделавшая нас, гордых своей бледностью, возникла (или закрепилась) всего 8000 лет назад, не без участия всяких интересных травок.

Наоми была далёким потомком "митохондриальной Евы", жившей в Эфиопии где-то 200 тыс. лет назад, и многоюродной "кузиной" Манью (митохондриальная группа М) – общего женского предка большинства людей, позже ушедших на восток.

Где-то там же грацильные (обладающие "изящным" скелетом) сапиенсы вступили в романтические отношения с грубыми и неотёсанными неандертальцами. О характере этих отношений не скажу ничего, но женские ДНК неандертальцев у современных людей не сохранились, а среднее количество общих генов у всех потомков внеафриканских людей колеблется в районе 2.0-2.4%. Кстати, родичи Манью кроме того неоднократно переспали с "денисовцами".

Несомненное свидетельство генетической примеси неандертальцев. Реконструкция головы неандертальца (слева), депутат Государственной Думы РФ (справа)

Был у Наоми и "муж" (шутка), живший там же (или немного восточней) несколько тысяч лет позже – "евразийский Адам", от которого напрямую происходят все внеафриканские мужчины мира (ядерная гаплогруппа F).

Не обольщайтесь большими числами во временных датировках. Численность внеафриканского человечества по-прежнему измерялась от силы тысячами особей – приблизительно как население заурядной многоэтажки в спальном районе.

Да и расселялись они очень медленно. Больше 20 тыс. лет у них заняло продвижение от страны Офир, родины Билкисс, царицы Савской, ныне известной как Йемен, до родины Саддама. Это не была целенаправленная колонизация – просто со временем население росло, а пропитания хватало не на всех. Кому-то приходилось тянуть "короткую соломинку" и отправляться в неизвестность. Перемещались ранние сапиенсы вдоль океана, что некоторым образом характеризует стиль их жизни. Впрочем, не стоит забывать, что внутри континента их ждали грубые и невежливые неандеры.


Схематическое изображение маршрутов миграций первых сапиенсов и их скрещивания с денисовцами

Междуречье около 55 тыс. лет назад стало местом ещё одного важного события (каких ещё будет немало в истории), позволившего сапиенсам залезть на вершину эволюционной пальмы – началом сотрудничества человека с волчарой позорным.

А всё начиналось странно. Человек хотел мяса – и как только разум его поднялся выше Лаврской колокольни, он стал изобретать способы добывать его сам, не довольствуясь львиными объедками. Но мясо было опасным, носило рога и вообще было по массе в разы больше изящного кроманьонца. Спасал нервный нарост внутри черепа – человек научился использовать инстинкты стадных животных. Сапиенсы становились редкой цепью и начинали издавать страшные звуки: орать, стучать палками по земле, кидаться камнями. В этих условиях стадное правило, также известное под названием "паника", гласило "Вали из такого места, а потом разберёмся". И животные бежали... в направлении обрыва или другого опасного места, которое люди предусмотрительно оставили им для отступления.

Непонятно, то ли люди научились такой стратегии у волков, то ли влезли в чужую экологическую нишу, но факт остаётся – случился конфликт интересов. Как всегда бывает в таких ситуациях, сообщество волков раскололось на непримиримые лагеря "традиционалистов" и "коллаборационистов". Первые ушли подальше от надокучливых двуногих, вторые же присоединились к их забаве. Нет, никакого "почёсывания за ухом" и команд "к ноге" не было ещё много десятков тысяч лет. Просто часть волков "случайно" оказывалась рядом с загонной охотой, помогая запугивать абстрактных мустангов своим воем и заполняя промежутки в охотничьей цепи. А потом претендуя на остатки пиршества (ведь охотники забирали не всё, а только лучшие части, которые ещё надо было донести до стоянки). Симбиоз оказался эффективным – с его помощью сапиенсы стали охотиться более удачливо и в итоге вытеснили более сильных, но менее склонных к сотрудничеству с дикой природой неандеров.


Потомок тех, кто решил побегать с двуногими

Укрепившись на Ближнем Востоке, банды охотников-собирателей стали постепенно начали двигаться на север – в Сибирь и Европу. И там встречи с местными "хозяевами"-неандертальцами становились всё более далёкими от романтики. До войны не доходило, но дичи на всех не хватало – и менее успешные просто вымирали с голоду. И где-то 25 тыс. лет назад кроманьонцы окончательно заняли Европу. Правда, счастья от этого им не прибавилось, потому что ледник (а вы о нём забыли, поди?) был сильнее разума. Именно в то время начался последний ледниковый максимум (не путать с ледниковым периодом и безумной белкой), и холодный ветер превратил всё пространство от широты Берлина (где уже стояла стена льда) до самого Средиземного моря (значительно меньшего по размерам) в холодную и малопривлекательную для инвестиций тундру, какую сейчас можно увидеть на севере Финляндии или Канады.


Ледник и плотность населения в Европе ("ку" - это тысячи лет). В наших краях это население представлено культурой "павловьен" ("павловской") – региональным вариантом "граветтской культуры", также известной, как "культура палеолитических Венер"


А это, собственно, Венера

Кроманьонцы, потоки Наоми и безымянного мужика с индексом F, почем-то не стали держаться за родимые осинки, а ломанулись обратно на юг. Кроме тех упрямцев или неудачников, которые не захотели или не смогли – и остались в так называемых "убежищах", небольших долинах на южных отрогах Альп и Карпат, с трудом борясь за жизнь. Именно там окончательно выделилась митохондриальная группа X (Ксения), характерная позже для охотников-собирателей северного Причерноморья, а также ядерная гаплогруппа I, к которой принадлежат практически все потомки по мужской линии европейских охотников, переживших последнее похолодание.


Ледник и природа в момент последнего ледникового максимума. Помогите Даше найти Киев

Но около 15 тыс. лет до нашей эры (обращаю внимание, это не 15 тыс. лет назад, а 17) какая-то игривая рыба-кит в районе Мексиканского залива слишком сильно ударила плавником по воде, и течения, уставшие от доминирования холодного севера, изменили свои направления. Гольфстрим мало-помалу побежал в сторону Британии, и ледник начал отступать. Вновь зазеленели пустыни, а предледниковая тундра стала зарастать деревьями и травой. За травой пришли жвачные стада, а за ними потянулись и охотники. В Европу вернулись потомки Наоми, захватив с собой частицу отпрысков Манью. В степях нынешней Украины они встретились с потомками Ксении. Но стада были изобильными – охотничьих угодий хватало на всех, и потомки столь разошедшихся за тысячи лет генетических линий не стали воевать. Вскоре, благодаря традиционным для кочующих охотников обычаям, молодые парни стали уходить в чужие рода, а девушки на регулярных встречах – переходить в соседние становища. Полного смешения генов не было, но и изоляция исчезла.


Хижина из костей мамонта (Киевский музей палеонтологии). Около 12 тыс. лет до н.э. в таких жили охотники во время стоянок перед сезоном миграции крупных копытных

Где-то ближе к 8 000 годам до н.э. ещё одна порция мигрантов прибыла из Анатолии на север через Кавказ, принеся свою самобытность, позже известную как Майкопская культура (носители ядерной гаплогруппы R1).

Это была последняя миграция охотников в наших краях. Пришла новая эпоха – неолит, а с ней и новые правила игры.

Около 8 000 лет до н. э. сразу в нескольких местах "Плодородного Полумесяца" – широкой полосы, изогнутой от Леванта через Сирию в Междуречье Тигра и Ефрата, людям пришло в голову, что кроме охоты есть и другие способы добыть себе пропитание – земледелие и скотоводство. Это были потомки ещё одной "дочери Евы" по имени Жасмин (митохондриальная группа J) и безымянного мужчины с ядерной гаплогруппой J2. Они строили "большие дома" на несколько семей, мотыжили землю, засевали её примитивными злаками, а на лугах выпасали коз и коней. Их численность росла взрывообразно, и вскоре им стало не хватать земель. Одна за другой во все стороны, пригодные для земледелия, отправлялись ватаги "молодых парней", которым ничего не светило в родных селениях. Иногда они брали с собой молодых девушек, но чаще "добывали жён" на новом месте. Добывали известно как – убивая и прогоняя местных мужчин, или попросту крали себе невест. Охотники на завоёванных землях в целом были смелее и сильнее – но их было слишком мало.

Такую картину экспансии мы знаем уже из героических эпосов, дошедших до наших дней, а также и из книг Фенимора Купера и вестернов.

Земледелие вместе со своими носителями постепенно, мелкими рывками двигалось на север, через Армянское нагорье к плодородным долинам Анатолии. И около 5400 лет до н.э. случилось ещё одно событие, повлиявшее на судьбу нашего региона и намертво вошедшее в фольклор народов Ближнего Востока.

Как мы помним, за время ледникового периода уровень океанов упал катастрофически, и многие из нынешних морей были в те времена небольшими лужицами. Не минула эта судьба и Чёрного моря, бывшего в тот момент относительно большим пресноводным озером, в которое могучими потоками сливалась талая вода из земель, только что освободившимся от мерзлоты ледника (см. выше карту времён последнего ледникового максимума). Его береговая линия проходила от нынешнего Севастополя до румынской Констанцы, а Азовского моря вообще не было. Но всемирный океан и соединённое с ним Средиземное море подымались намного быстрее, и вот в один прекрасный день перемычку, отделявшую Мраморное море от Чёрного прорвало, и солёная вода потоком полилась на север. Вся пресноводная жизнь тут же изволила вымереть, оставив нам в наследие сероводородный слой на дне. За несколько лет уровень воды поднялся на несколько десятков метров, а площадь зеркала увеличилась на треть. Кроме затопления многих земель, особенно на равнинном севере, это означало резкое увеличение влажности. Больше влажности – больше травы. Больше травы – больше пригодных для земледелия и скотоводства земель.

Однако, ломанувшихся за землицей горячих месопотамских парней с символом J2 на футболке встретили не менее горячие балканские парни из группы I, уже осознавшие преимущества неолитической революции (или творчески передравшие технологию сапания грядок). Неизвестно, как проходил разговор, но в целом разошлись мирно – образовавшаяся Балканская неолитическая культура являлась синкретической (сочетающей черты как пришельцев, так и местных), а их гены в дальнейшие несколько тысяч лет распространяются по Европе параллельно.

Фантазии на тему первых земледельцев и скотоводов

А распространяться было куда. Альпийские ледники активно таяли, на юго-восток от них благодатной голубой полосой тёк Дунай, и на его берегах представители новой технологии нашли своё счастье. За несколько сот лет, до 5000 года до н.э. земледельцы, известные в науке как "культура линейно-ленточной керамики" по характеру узоров на горшках, продвигаются до верховий Дуная, переваливают через водораздел и основывают многочисленные поселения в долинах рек, текущих на север, к Балтике – Рейна, Эльбы, Одры и Вислы. Общество являлось матрилокальным – после свадьбы жених переходил в семью невесты, сохраняется "культ Венеры". Экспансия в большинстве случаев является мирной, и генетический состав по мере отдаления от эпицентра включает в себя всё больше генов местных жителей – бывших неолитических охотников, потомков Урсулы, Вельды, Елены и Катрин (митохондриальные группы U, V, H и K).

Однако, на фронтире этого расселения всё было не так весело. Именно с тех времён мы знаем о первых настоящих войнах – да таких жестоких, что даже кошмар Второй Мировой меркнет. Поголовное истребление противника, массовые убийства пленных (иногда с ритуальным каннибализмом), пытки – новая культура внезапно проявила свою чёрную сторону. Подробности здесь.


Неолитические культуры Европы и пути их распространения

Однако, а где же украинцы? – спросите вы.

А об этом в следующий раз.

(вот тут он этот следующий раз)

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація