Некоторое время назад довольно много шума в околонаучных кругах наделало интервью нобелевского лауреата Питера Хиггса, того самого, который теоретически предсказал бозон Хиггса — частицу, которая позволяет завершить построение стандартной модели в физике элементарных частиц.

Некоторую скандальность это интервью получило из-за того, что Хиггс наехал на современную систему оценки продуктивности и успешности ученых, основанную на количестве публикаций и их наукометрических показателях.

Не смотря на то, что вклад Хиггса в науку неоспорим (нобелевские премии просто так не дают), его никак нельзя считать продуктивным ученым. За всю свою карьеру, до выхода на пенсию в 1996, он опубликовал всего 12 научных работ. Это действительно крайне мало. Сейчас десяток работ часто имеют аспиранты на момент выхода на защиту, а уважаюший себя ученый с мировым именем, к концу своей активной карьеры, имеет не менее сотни публикаций. За это Хиггса регулярно, и небезосновательно, критиковало его руководство, а сам он недовольно брюзжит по этому поводу:

«Сегодня я бы не получил академическую должность, это не так просто. Я не думаю, что меня посчитали бы достаточно продуктивным. … Сложно представить, что в современных условиях я бы имел достаточно тишины и спокойствия, чтобы сделать то, что я сделал в 1964 году».

На основе этого высказывания Хиггса с новой силой возобновилась критика бешеного темпа публикаций и гонки за наукометрическими показателями (принципа «публикуйся или исчезни»), которая сейчас изрядно отравляет жизнь ученым по всему миру. К сожалению, в Украине это интервью Хиггса сейчас активно разгоняется многими дутыми местечковыми «светилами» в качестве, якобы, авторитетной и обоснованной критики наукометрии и количественной оценки научных результатов. Мол, раз такой великий человек выступает против всех этих ваших скопусов и хиршей, то надо к нему прислушаться.

О различных косяках наукометрии я уже писал, но давайте посмотрим, насколько претензии Хиггса обоснованы в контексте его научных достижений. В молодости, с 1951 до 1964, он публиковался регулярно (примерно раз в год) и написал 9 статей. Для теоретика тех лет это абсолютно нормально. В 1964 он опубликовал две работы, ставшие "нобелевскими". А потом Хиггса как подменили. С 1964 по 1996 годы он сподобился написать аж две работы. Вдумайтесь - две работы за 33 года! Чем в это время занимался на работе будущий нобелевский лауреат? Я бы на месте его руководства тоже начал этим интересоваться, знаете ли. После выхода на пенсию Хиггс публиковал исключительно мемуары и комментарии к своей теории 1964 года и никакой науки уже никогда не делал.

Для начала, давайте посмотрим, насколько типично для ХХ века было иметь за всю жизнь 12 публикаций. Вот, например, список научных работ Эйнштейна. С 1901 по 1954 год он опубликовал более 300 научных работ. Другой основоположник современной физики - Вернер Гайзенберг, опубликовал не менее сотни работ. Стивен Хокинг, будучи парализованным инвалидом, был соавтором более тысячи (!) научных работ (что, кстати, скорее всего, является накруткой, но речь сейчас не об этом). Не менее продуктивными были и другие иконы физики ХХ века. Даже в начале и середине ХХ века такая низкая продуктивность как у Хиггса была скорее редким исключением, чем правилом, а сейчас это и вовсе курам насмех.

Практически полная остановка научной активности после публикации "большой" работы тоже не типична. Обычно, после прихода признания, ученые становятся руководителями научной группы, которая активно работает и много публикует под эгидой знаменитого шефа. Хиггс же тупо перестал что либо делать на 30 лет до самой пенсии.

Надо также понимать, что шестидесятые годы были временем расцвета теоретической физики элементарных частиц, над которой трудилось множество талантливых ученых. Конкуренция была нешуточной. Идея особого поля, которое, в конечном счете, получило имя поля Хиггса, тогда буквально витала в воздухе. Практически сразу после публикации Хиггсом его теории, аналогичные результаты независимо опубликовали еще трое исследователей. Тем не менее частица получила имя Хиггса и нобелевскую премию дали лично ему. Двое «неудачников» даже пытались протестовать против того, что все лавры незаслуженно достались Хиггсу, но без толку. Невольно закрадывается подозрение, что Хиггсу, с его черепашьими темпами научных публикаций, просто сильно повезло с той единственной работой, которая вознесла его на вершину научного Олимпа. Даже если бы Хиггса выгнали с работы до 1964 года, то мир не остался бы без его бозона, просто назвали бы эту частицу в честь другого ученого. А если бы его выгнали после 1964, то вообще ничего бы не изменилось т.к. профессор до самой пенсии уже просто ничего не делал и пинал балду.

Теперь сопоставим такую, мягко говоря, неспешную манеру работы Хиггся с некоторыми фактами о нем (взятыми все из того же интервью):

  • У него никогда не было телевизора.
  • За всю жизнь он ни разу не пользовался электронной почтой и интернетом: «Секретари отдела распечатывали его электронные сообщения и он отвечал бумажными письмами. Сейчас о его электронной почте заботятся бывшие коллеги и друзья, которые даже не передают ему большую часть ее содержимого».

Очевидно, что Хиггс, мягко говоря, чудаковат. Он ретроград, который демонстративно игнорирует прогресс в информационных технологиях и заставляет других делать из-за этого бессмысленную работу. Чем он занимался в науке в течении почти 50 лет, прошедших с момента публикации его знаменитой работы — тоже не очень понятно, публикаций-то практически нет. Сложно судить о человеке заочно, но складывается впечатление, что это типичный «чайный профессор» - заслуженный человек, который когда-то, очень давно, сделал что-то важное, а потом десятилетиями ходил на работу гонять чаи и получал за это хорошую зарплату. Лично меня совершенно не удивляет, что университетское начальство не очень-то его жаловало — кому интересно иметь тунеядца и воинствующего ретрограда в коллективе?

Я ни в коем случае не хочу чем-то оскорбить Хиггся или принизить его достижения, но факты говорят сами за себя: то, что старому чудаковатому профессору не нравится наукометрия — это проблемы профессора, а не наукометрии. Страдать фигней в течении 30 лет - не та ролевая модель, на которую стоит равняться. В современных реалиях он бы действительно пулей вылетел с должности за ничегонеделание и отсутствие научных результатов. Тот факт, что отечественные горе-ученые апеллируют к мнению Хиггса в вопросах наукометрии говорит только о том, что им очень импонирует идея о том, что можно ни черта не делать десятилетиями и получать за это зарплату.

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація