• 6 місяців тому
  • Наука
  • 5 116
  • 262
  • 5
  • 22

Специалист подобен флюсу: полнота его одностороння.

Козьма Прутков.


Современная наука оперирует таким колоссальным объемом знаний, что каждый ученый волей-неволей становится узким специалистом в какой-то своей области. Это нормально. Проблемы начинаются когда узкая специализация сопровождается отсутствием общего кругозора. Это сразу же приводит к изобретениям велосипеда разной степени трагикомичности.

В 1994 г. в специализированном медицинском журнале «Diabetes care», который издается Американской Ассоциацией Диабета, опубликовали статью под названием «A Mathematical Model for the Determination of Total Area Under Glucose Tolerance and Other Metabolic Curves» («Математическая модель для определения общей площади под кривой толерантности к глюкозе и других метаболических кривых»). Журнал этот — весьма крутой (импакт-фактор 11 с гаком, что для узкоспециализированных журналов дофигища), но с этой статьёй редакция эпично села в лужу.

Кривая толерантности к глюкозе — очень важный диагностический тест при определении сахарного диабета. Его суть в том, что больному дают выпить раствор глюкозы и каждые несколько минут замеряют её уровень в крови. Площадь под получившимся графиком отражает способность организма усваивать глюкозу и является критерием сахарного диабета.

Авторы статьи были медиками до мозга костей и не знали как определять площадь под кривой на графике. Википедии в 1994 г ещё не было, а в учебник по математике лезть было лень и они, на полном серьёзе, разработали свой собственный метод:

«...общая площадь вычисляется путем деления площади под кривой между двумя обозначенными значениями по оси Х (абсциссе) на небольшие сегменты (прямоугольники и треугольники), области которых можно точно рассчитать по их соответствующим геометрическим формулам. Таким образом, сумма этих отдельных площадей представляет собой общую площадь под кривой.»

Короче говоря медики, ничтоже сумняшися, переоткрыли метод трапеций для расчёта определённых интегралов, который был известен ещё их первооткрывателю Лейбницу в XVII веке (а по-видимому ещё до него).

Но самый большой прикол не в этом, а в том, что ни рецензенты статьи (профессионалы с дипломами докторов медицины), ни редакторы крутого международного журнала так и не заметили, что работа — это анекдотичное изобретение велосипеда. Узкие специалисты, что с них взять.

Вторая подобная история гуляет по интернету в бесчисленном количестве вариантов, но её первоисточник, похоже, тут.


Школьники из Малой Академии Наук, изучая муравьев, случайно открыли число π и определили его с паршивенькой точностью до целого. Опять же прикол не в том, что дети плохо учили в школе математику, а в том, что ни научный руководитель работы, ни ее рецензенты (а они в МАНе есть и это действующие учёные) так и не увидели всей анекдотичности ситуации.

А теперь от анекдотов перейдём к серьёзным вещам. Проблема вопиющей некомпетентности узких специалистов в любых смежных вопросах стоит очень остро во всем мире, но в Украине с этим и вовсе беда. У нас в целом уровень научного сообщества оставляет желать лучшего т. к. в некоторых областях, вроде педагогики и экономики, оно на 90% состоит из имитаторов и плагиаторов. Эта публика даже своей области толком не знает, не говоря уже про соседние. По закону Даннинга-Крюгера невежда не в состоянии осознает свой низкий уровень знаний потому, что он невежда. Соответственно, он мнит себя большим специалистом широкого профиля и начинает замахиваться на эпохальные открытия в тех областях, в которых не читал даже учебника. Так рождаются «разумные лептоны» Катерины Кириленко, “квантово-орбитальная культурология” О. Гавели, “диссипативная экономика” Евгения Ходаковского, “несиловое взаимодействие” Юрия Тесли и целая прорва подобной лженаучной бредятины.

Если корни лженауки лежат не только в плохом кругозоре, но и во множестве других факторов, то халтурные междисциплинарные исследования — это целиком и полностью некомпетентность их авторов в тех областях, куда они зачем-то лезут. Например, недавно Институт кибернетики НАН зачем-то полез в биоинформатику и биофизику, в которых кибернетики разбираются, скажем так, поверхностно. В результате получилась странная кандидатская диссертация с выводами в стиле измерения муравейника.

«Что мешало предварительно обсудить работу со специалистами-биологами?» — спросите вы. Так ведь если обсуждать, то надо будет напрягаться, что-то там согласовывать с уже существующими исследованиями, не дай бог ещё и публиковаться в приличном журнале, чтобы коллеги-биологи работу не забраковали. А так, нет биологов — нет проблемы. Публикуемся в родном прикормленном журнале-мурзилке, учёный совет в биологии ни бум-бум и лишних вопросов не задаёт, можно писать любые фантазии — никто все равно не проверит. Лепота! А на выходе — халтура. И такого полно даже в относительно благополучных естественных науках. Этот случай просто на глаза специалистам попался, а сколько не попадается? Про всякую педагогику я вообще молчу.

В общем, пока всей нашей науке (и особенно «науке») не дадут мощного волшебного пенделя, мы так и будем измерять муравейники. Пендель должен заключаться в требовании публиковаться исключительно в журналах с независимым рецензированием и в реальной ответственности учёных советов и советов по защитам за «одобрямс» халтуры, лженауки и плагиата. За утверждение таких работ советы должны распускаться, а их члены пожизненно лишаться права на какую-либо экспертную деятельность. Только вот при нынешнем составе МОН мы этого не дождёмся — они очень любят плагиаторов и халтурщиков.

Нельзя не упомянуть и дебилизацию школьных программ по математике и естественным наукам, которую усиленно продавливает тот же доблестный МОН. Она уже совсем скоро приведёт к тому, что люди окончательно перестанут понимать что же смешного в случаях с муравейником и площадью под кривой. Зато, видимо, концепцию лептонного бога дети будут знать на зубок.

Грустно то, что хоть как-то воюют со всем этим считанные люди. Хватит ли их усилий?

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація