На полях информационных сражений улеглась пыль, вызванная допросом и арестом Савченко. Я не хочу обсуждать техническую возможность обрушения купола Рады с помощью минометов, или вероятность массовых казней на стадионах и в шахтах.

Но стоит задуматься – почему тот сюрреалистический кошмар, который Савченко озвучила на брифинге, вызвал если не одобрение, то понимание и сочувствие у части украинского общества. Даже если отфильтровать ботов и троллей, отрабатывающих политический заказ, в сухом остатке все равно будет немало сторонников радикальных мер, озвученных Савченко-Рубаном. Это не значит, что те, кто их поддерживают, готовы лично принять участие в подготовке массовых терактов или последующем терроре. Но они спокойно и с удовольствием будут наблюдать, если на это решится кто-то другой. И Надя-Пуля – не такая уж дура, потому что она интуитивно нашла свою целевую аудиторию. И четко, как недостающий пазл, вписалась в наш трешевый политический ландшафт.

Свято место пусто не бывает

Украина уже отошла от десятилетиями несменяемых правителей а-ля Брежнев-Путин, но так и не пришла к естественной ротации политических элит. Выборы на всех уровнях власти превратились в перетасовку одной и той же засаленной колоды. Дефицит новых лиц настолько велик, что общество готово мириться даже с явными фриками – лишь бы не видеть надоевшие физиономии политиков, которые пересаживаются из одного кресла в другое в результате сомнительных междусобойчиков.

Этот вакуум существует не только на физическом, но и на архетипическом уровне. Украинский политический ландафт довольно монотонен. В нем традиционно преобладает образ Отца, который хорошо наложился на постсоветскую матрицу «крепкого хозяйственника» с дежурным набором предвыборных обещаний - ремонт дорог, утепление садиков и школ, открытие больниц, повышение пенсий и зарплат. Но учитывая, что перед выборами в тогу Отца Нации рядится каждый политик, конкуренция на этом электоральном поле зашкаливает, а шанс выделиться – исчезающее мал. Да и сам засаленный пакет обещаний давно девальвировался в сознании украинского избирателя.

Особнячком, в стороне от этой давки, стоит Вона, вжившись в хорошо продуманный и скрупулезно отшлифованный образ архетипической Матери. Пока мужики-политики рвут друг другу горлянки на Печерских холмах, Вона, вся в белом, вещает из Иерусалима про духовные ценности, искупление ошибок и мир во всем мире. Конкуренции – ноль, профиту – целый вагон, что и демонстрируют последние рейтинги. Шах и мат, панове, шах и мат.

Но есть еще одна ниша, которую никто из украинских политиков не сумел (или не захотел?) занять. Это роль бунтовщика-Трикстера, на которой раньше подвизался Тягнибок, но потом был оттиснут в сторону более энергичным, креативным и харизматичным Ляшко. Коровы у Верхрады, поедание чернозема, гонки на БТР, бульдозер на пляже для сноса забора, сексуальные скандалы – все это хорошо ложится в эпатажный, но яркий и запоминающийся образ, которому в силу зрелищности гарантирован бесплатный промоушн в СМИ. Ляшко с выгодой для себя использовал архетип Трикстера для входа в политику, но в последнее время, став частью истеблишмента, прибегает к нему все реже. А запрос на эпатаж, даже на грани фола, в обществе остался. И тут, как чертик из табакерки, появилась Савченко.

Какие времена, такие и Трикстеры

Разумеется, веселый перформанс Ляшко с вилами и коровьим навозом на Грушевского нельзя сравнить с хтоническим кошмаром, о котором поведала Савченко. Но кто сказал, что Трикстер – это безобидный весельчак, вроде проказника Локки из «Маски»? Милитаризация общества, длящаяся не один год, привела к радикализации образа по обе стороны границы.

Посмотрите на Жириновского, который сознательно и с успехом эксплуатирует этот архетип. Он начинал, как обычный клоун, обливая собеседников водой, за что и получил кличку «Нарзан». А затем эволюционировал в бесноватого хейтера, орущего: «Русские танки пройдут по Крещатику, на Турцию нужно сбросить бомбу, ядерный пепел для США, европейцы – говно, трусливые дикари, мы уничтожим вас!». И на такую риторику в обществе есть запрос, поэтому на последних выборах в Думу ЛДПР получила 13%.

Надежда Савченко – это украинский Трикстер в стиле милитари. Органично чувствуя себя в этой роли, она просто сделала следующий шаг, перейдя от слов к делу. И кстати, путь для ее эволюции был заранее расчищен и размечен сигнальными флажками. Персональную форточку Овертона для Надиного перформенса открывали исподволь, не торопясь, делая шаг вперед и два назад, тестируя украинское общество на готовность «понять и простить».

Помните Голобородько из «Слуги народа-2»? Еще в ноябре 2016 нам в головы пытались вложить мысль о возможности такого сценария. Слегонца, с улыбочкой, чтобы легче проглотить и лучше усвоить. Суперпопулярный актер, комедийный сериал, многомиллионная аудитория, немалые суммы на промоушн… Полстраны тогда ржало над кадрами расстрела Верховной Рады и радостно расшаривало их по сети.

Так что неча сейчас пенять на Савченко, когда она спокойно рассуждает про 300 тысяч смертей и поддакивает Рубану, предлагающему массовые убийства на стадионах и в шахтах. Какие времена, такие и Трикстеры...

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація