site.ua
sherman.drozd
Шерман Дрозд
новачок

Это было одно из подземелий Кабинета Министров, вымощенное мраморной плиткой черно-желтого цвета. Зал напоминал купол с черными глазницами выходов с пяти различных концов. По центру зала размещалось углубление. Если посмотреть наверх, то можно было увидеть три престола, подвешенные на толстые цепи и направленные лицевой стороной друг к другу. Вверху также находились выходы, от которых к престолу вели узкие дорожки для одной персоны. На престолах восседали: Президент, Спикер Парламента и Премьер-министр.

Проходило очередное заседание "Стабильности и Добробуту". В углубление были положены друг на друга сосновые дрова. Поверх них стояла сковородка. На сковородке в позе лотоса сидела глава НБУ Бунтарева. Вокруг на золотых стульях восседали представители правительства. У каждого в руках находился небольшой бубен, украшенный перьями.

- Я, Бунтарева Валерия Алексеевна, отдаю себя основательно и беспрекословно хтоническому божеству Капиталосу для восседания на его фаллосе ради рейтингов кредитных и бюджетов профицитных.

Люди вокруг запели и застучали в бубны: "Ом манэ падрэ хум, зраду геть, людям - ЦУМ. Бильше профита, кредытив, блакхаша дай аудытив".

- Космос - земля, Инь и Янь, закрываю бюджетные дыры.

- За Благосостояние и инвестиции, - кто-то выкрикнул из зала.

- За страховую медицину, - ответила Бунтарева.

- За соборную Украину, - крикнул следующий.

- За армию с "Джавелином".

- За стабильность на межбанке.

- За могутни нови танкы.

- За Крым украинский с виноградниками.

- За фермерство с палисадниками.

- За переаттестацию праведную.

- За евроинтеграцию.

- Овиратва, - ответили хором из зала.

- Бодхисаттва, - ответили сидящие сверху.

- Сароватва, - ответила Бунтарева.

Министр финансов Фаресько поднялась и подошла к Бунтаревой. В руках у нее находилась 2-литровая бутылка с подсолнечным маслом.

- Вот так вот, вот так вот, - Фаресько начала поливать Бунтареву маслом. Желтая жижа обильно покрывала золотистые волосы, начала стекать на плечи, на белую тогу, делая её влажной, меняя цвет и заставляя прилипать к телу.

После начали подходить самые разные министры и добавлять овощи: кто - морковь, а кто лук, не забыли сельдерей, стручки фасоли, укроп, петрушку, головку чеснока, сладкий красный и желтый перцы.

Финальные штрихи, а именно пряности, были посыпаны "верхней троицей". Дымкой опускался на златоглавую главу НБУ и мускатный орех, и молотый кайенский перец, и чуток куркумы, и острый кумин, и кислый сумах, и душистый майоран.

Бунтарева дрожала, ей было страшно за свою дальнейшую участь, но она понимала, что это должно было произойти. Она жертвовала собой ради страны.

- Приди Главный Повар, - проговорили все хором.

В зал в белоснежном поварском костюме, фартуке и колпаке вошел Главный Повар - Сахаршвилли.

- Ню что? Вижю, все готово. Пора заворачивать в тэсто. Эй! Заносите.

Несколько молодых парней в таких же поварских одеяниях, только черного цвета, ввезли в зал на тележке огромный рулон теста.

- Так, потихоньку заворачиваем.

7 поварят вместе с Сахаршвилли начали разматывать рулон толстого теста и окутывать им пани Бунтареву.

- Тогу забыли снять, - испугался поваренок.

- Ничего страшного - она сделана из рисовой муки. Заматываем поплотнее, должна получиться катлэта, но на самом деле это будет пирог. Или кубдари, только начинки больше и не круглый.

- Мастер, мастер. Тонкая работа и никакой эротики, - зааплодировала Фаресько.

- Чтьо вы. Просто умею готовить реформы.

Все засмеялись. Тесто плотно прилегало к телу. Наматывали его в несколько слоев. Совсем скоро под тестом скрылась голова. Для дыхания Бунтаревой в тесте была проделана сотня небольших отверстий. Все это время она молчала. Смотрела в одну точку с открытыми и полными слез глазами. Её положили вертикально на сковородку и замотали тестом ноги.

Сахаршвилли наклонился, достал подаренную Обамой "Zippo" (на ней изображалась обезьянка, кидающаяся говном в российский флаг. Рисунок был сделан художниками Charlie Hebdo), поджег газету "Вести" и положил под дрова, которые загорелись довольно быстро. Языки пламени облизнули сковородку. Через 20 минут заскворчало масло в сковородке. Еще через минут 10 в тесте началось заметное копошение.

- Ничего, ничего, немного обжарим, а потом можно в духовку отправить - доготовиться. Тесто отличное, не вылезет. Да и не должна. Она же у нас сознательный гражданка.

Внутри начали слышаться мольба и крики о помощи. Все старались не обращать на них внимание.

Зал наполнился ароматами, вызывающими обильное слюноотделение. Каждый с нетерпением ждал, когда приготовится блюдо. С одного бока тесто покрылось хрустящей золотистой корочкой..

Эх..., - сказал Сахаршвилли. - Переворачиваэм.

Четверо поварят взяли огромную, три метра в ширину и три с половиной метра в высоту, деревянную лопатку и перевернули котлету на другую сторону.

Тесто напоминало живого червя. Поверхность его ходила волнами - то поднималась ввысь, то опадала, выпячивалось с различных сторон, скукоживалось и распрямлялось.

- Ладно, относите в духовку,- посмотрел на наручные часы и скомандовал Сахаршвилли.

Тесто переложили на огромное блюдо, лежащее на тележке, которая отправилась в кухонный зал, где находилась объемистая печь.

Все сидели за длинным столом, покрытым белоснежной скатертью с отделкой драгоценными камнями. Большой пирог был уже наполовину съеден.

Президент расстегнул молнию брюк, чтобы хоть как-то уменьшить давление на живот.

- Есть тост, - проговорил он. - Я сейчас сижу с вами, пью дорогое красное вино и ... знаете что? Вот мне хорошо. Вот все будет хорошо. Вот еще немного и пиздец просто будет как хорошо. Чует мое сердце, что услышал нас наш Капитолус, - Президент показал пальцем в небо и подмигнул. Он был изрядно выпивший. - Заживем по-новому. Шоколадно все будет. Никакой войны, - Президента пошатывало. - Вообще никакой. Все беды уйдут вон. Бунтарева вообще вкуснотень. Спасибо Михей. Так вот. За все хорошее. Шоб хуй стояв и сердце былось. С Новым годом!

- С Новым годом! - закричали сидящие за столом.


А еще я выпустил книгу, вобравшую в себя лучшие мои сумасшедшие рассказы. Всем спасибо за то, что помогали, читали и благословляли. Благодаря вашей поддержке мне выпала возможность подарить этому миру частичку постмодерновости. Что в ней? Сатира на украинскую политику и социум времен Майдана и после него. Несколько фантастических рассказов. Несколько эссе и одно объемное интервью с людьми, которые были центральными персонажами украинско-российской войны. Много моментов являются крайне антиправительственными, антироссийскими и ударно-юморными. Поэтому меня Шерманом и называют. Стараюсь разрушать цели танковыми снарядами.

Книги свежие, хрустящие, сочные и полномасштабные. Кто хочет помочь автору, тот может купить. Для связи пишите в лс на фейсбуке: https://www.facebook.com/sherman.drozd