Одним из трёх китов налоговой реформы является ограничение насилия со стороны правоохранительных органов. Два остальных – электронные сервисы и сами ставки – не будут иметь значительного эффекта, если правоохранительные органы будут иметь все полномочия вламываться в офисы и жилища предпринимателей и безнаказанно грабить проводить обыски и конфискации. Экономика не может стремительно расти, пока 15-тысячная армия, состоящая из налоговой милиции, «экономических» подразделений МВД, СБУ, ГПУ имеют возможность уничтожить, или как минимум, заблокировать работу любого предприятия. У экономики просто нет шансов против такой армии.

Беспредел силовых структур по отношению к предпринимателям является основной причиной теневой экономики, основным тормозом развития предпринимательства, основной причиной низкой инвестиционной привлекательности. Ну кто пойдёт в страну, где основное внимание армии прокуроров, судей, силовиков и прочих пожарников направлено не на криминальный элемент, а на результаты твоего предпринимательского труда?

Выходом из сложившейся ситуации может стать создание отдельного органа, который будет заниматься экономическими преступлениями. Резонно возникает вопрос – а чем вновь созданный орган будет отличаться от старой налоговой милиции? Для того, чтобы с этим разобраться, в прошлом году в офисе ГПНК Святославом Дубиной был организован круглый стол, на который были приглашены представители аналогичных служб Великобритании, Грузии и Литвы.

Первое, что поразило мой неподготовленный ум, так это то, что внимание зарубежных служб финансовых расследований направлено не только на деятельность предпринимателей, но и на деятельность госслужащих, запустивших свои руки в бюджет, крышующих схемы и контрабанду. Второе – что службы этих стран считают, что процент предпринимателей, склонных нарушать закон - 3-5%, а наша служба считает, что больше 50%. Третье - это то, что численность зарубежных служб несопоставимо мала по сравнению с украинскими. В Великобритании 3 тысячи сотрудников справляются с рынком в $2865 млрд и население в 63 млн, а у нас 15 тысяч сотрудников – на рынок в $80 млрд и население в 45 млн. Забавная зависимость. Чем больше контролеров, тем менее развит рынок. Для справки - в Литве всего 449 сотрудников, в Грузии 610.

Но вопрос не только в численности, вопрос немного в другом – что конкретно позволит нам создать действительно новый орган, а не сменить табличку на здании налоговой милиции? Какие шаги позволят обновлённому Минфину совершить такую же радикальную замену, как это получилось в МВД с патрульной полицией? Почему Минфину? Да потому что новый орган финансовых расследований будет входить в систему этого министерства.

Именно министр финансов будет формировать политику данного органа. Впрочем, на этом роль Минфина и заканчивается, ведь фактически новая служба будет отдельным органом исполнительной власти, автономным и функционально независимым.


Авторы законопроекта 4228 Святослав Дубина, Татьяна Острикова, Андрей Журжий, Александр Шемяткин и другие постарались поставить фильтр на входе, чтобы в новую службу не попали старые кадры. А если б и попали, то способные работать по новым правилам, по правилам, где предприниматель не преступник и не жертва, а их работодатель, работодатель для всей бюджетной сферы и единственный источник экономического роста. Давайте посмотрим, что предусмотрено законом 4228, который Минфин взял за основу для будущего законопроекта о финансовой полиции.

Первое – конкурсный отбор на соответствие, который позволит отсеять особо рьяных и хитрых крышевателей. И не будем забывать, что всё-таки в системе есть нормальные сыщики, которые были поставлены в скотские условия, в которых быть не скотом очень трудно.

Второе – тесты на профпригодность, что, как показала практика конкурсов в МВД, отсевает самых беспредельщиков и самых неспособных к обучению и саморазвитию.

Третье – психологические тесты на иммунитет к взяткам и стрессоустойчивость

Четвёртое – собеседование с комиссией, где уже нам с вами, общественности, придётся поработать.

Пятое – новая полиция будет невоенизированной службой, т.е. никаких воинских званий, никаких автоматов, никаких «маски-шоу». Если ими будет обнаружен какой-то злостный нарушитель, для задержания которого нужна сила – будут привлекаться сотрудники действующей полиции.

Шестое – для работников старой службы установлена квота по численности 30%. Т.е. в новой 2,5- тысячной службе будет не более 750 человек из старой службы. Я надеюсь, не силовики, а аналитики.

Подведём итог.

В своей статье «Флаг либертарианства» я не напрасно поднял тему драйвера реформ. Сегодня это Минфин. Министерство экономики, Нацбанк, реорганизовав самих себя, высоко подняли планку здравого смысла, через которую предстоит перепрыгнуть и остальным министерствам. Сегодня эту высоту берёт Минфин. Получится? Не знаю. Зависит в том числе и от нас, от нашей поддержки. Минфин - это консервативная структура. Но по-другому и не может быть. Это ведь государственные финансы.

Через Минфин «идут» все коррупционные потоки. Точнее – Минфину всё видно. Видно то всё, но контролируется не всё. Налоговая прячет своё, минсоц прячет своё, академии и другие министерства прячут своё… Задача Минфина – сделать всё прозрачным, отсечь ненужное. Что это значит? Новый прозрачный реестр соцвыплат на основе группы «Верификация» в Минфине. Новый департамент администрирования поступления налогов вместо архаичной налоговой службы. Новый подход к формированию бюджета – финансировать только то, что является функциями государства. Разработка стратегии долгосрочного развития, в которой и будут определены эти функции.

Всё только начинается.

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація