site.ua
pavel.sebastyanovich
Павел Себастьянович
топ-автор

Во вторник меня пригласили на встречу с Максимом Мартынюком, головой Госгеокадастра, с которым мы уж встречались в начале лета. Но как оказалось, господин Мартынюк уже является замминистра нашего МИНАПК. Т.е. человек, последовательно отстаивающий позицию свободного обращения земли, стал заместителем министра.

Что такое министерство вообще? Это орган, который формирует политику в данной сфере. И когда на должность зама приходит рыночник, настроение лично у меня улучшается. А вчера я узнал, что еще одним замом стала Ольга Трофимцева, та самая, которая организовывала поездку украинских производителей аграрной сферы в Германию. Это просто какой-то рыночный праздник.

Основное право украинцев - распоряжаться своей собственностью (паем) - это та нижняя планка здравого смысла, ниже которой Максим Мартынюк опускаться не собирается. По его словам - министерство замерло в 90-х. Но такую ситуацию замминистра считает нормальной, рабочей, и точно также, как задышал и заработал Геокадастр, можно запустить работу и этого механизма.

Министерство располагает тысячью государственных предприятий. В основном это бывшие колхозы. Возможно ли контролировать тысячу аграрных предприятий? Максим Петрович по этому поводу рассказал анекдот: "Автобаза: Старый водитель разговаривает с молодым председателем правления: Вы там наверху вдесятером думаете, как сделать так, чтобы мы не воровали. А здесь внизу 700 водителей думают, как украсть. Как думаете, кто победит? ".

Решение по госпредприятиям одно - приватизация. Никто не знает, кто и как использует их землю. Чтобы продать, нужно оформить земельный банк каждого такого предприятия. Но путь виден и понятен.

Теперь про возможность украинцам распоряжаться своими паями и вообще про рынок земли. Есть три варианта:
1) Продление моратория – самый плохой. Но хороший для агрохолдингов. Им хочется оставить так, как есть сейчас.
2) Рынок – самый лучший. Начать консервативно, с ограничениями . Только украинцам, не более 200 га в одни руки, через электронные торги.
3) Запуск квазирынка – покупка прав на аренду , что сейчас обсуждается в министерстве. Ни то, ни сё.

Агрохолдинги сейчас в среднем платят за пользование чьей-то землёй 70 долларов с гектара в год. А при свободной продаже цена может составить 600-700 долларов за гектар. Выложить такую сумму за тысячи гектаров даже агрохолдингу может быть не под силу. Зато появится много маленьких фермерских хозяйств, которые захотят купить чей-то пай.

Крестьяне, владеющие паями, тоже хотят продать свою землю. Им нужны средства, а земля часто не нужна. Но они против свободного оборота земли. Против рынка земли. Ведь как можно продать мать родную. Но очень хотят продать свой пай. Вот такое раздвоение крестьянской личности.

Есть ли у фермеров деньги покупать паи? На это у замминистра тоже нашёлся анекдот: "У фермеров есть три стадии безденежья: Первый - Денег нет. Второй - Денег совсем нет. Третий - Денег уже так нет, что надо сдать немного долларов."

В общем, встреча оставила очень хорошее впечатление. Чем больше новых людей с новым рыночным видением, руководствующихся здравым смыслом, будут заходить в разные министерства, тем политика этих министерств быстрее будет догонять 21 век.
А 21 век замминистра видит так: с одной стороны - крупные агрохолдинги, у которых высокотехнологичные хозяйства, на полях рОботы, высочайший урожай. С другой стороны - большое количество маленьких фермерских хозяйств со своими сырами, салом, вином, разнообразием вкусов и брендов. Красивая такая картинка. Мне нравится.