site.ua
член клубу

– Запятая там есть!
– Запятой там нет!
– Запятая там была!
– Её там нет и никогда не было!
– Значит она там будет!
(с) П.-О. Бомарше "Женитьба Фигаро"

Известно, что для художественных переводов существует два подхода: стремиться передать авторский текст как можно ближе к оригиналу либо же стараться адаптировать его под восприятие читателя. Споры между школами перевода на эту тему не стихают и вряд ли когда-либо стихнут. Так что лучше читать оригиналы. И знать их культуру заодно... но это утопия.

Казалось бы, в юридических документах такого спора нет и быть не может. Зачем адаптировать формулировки чужих юридических систем и реалий вообще под наши представления о законности?

А вот и нет, как оказалось буквально недавно.

Уже несколько дней в украинском инфопространстве подспудно тлеет скандал вокруг ареста прокуратурой города Павия (Италия) бойца первого батальона оперативного назначения резервистов Национальной Гвардии Украины (с августа 2014-го – имени Кульчицкого) Виталия Маркива, прибывшего в Италию, чтобы проведать свою мать. Его обвиняют в предумышленном убийстве итальянского фотографа Роккелли и российского журналиста Андрея Миронова миномётным огнём с горы Карачун во время боёв за Славянск в мае 2014-го. О самих обвинениях и обстоятельствах ареста вы можете прочесть здесь. Для оценки их адекватности достаточно вспомнить, что от Карачуна до места гибели Роккелли 2 км (гвардейцев ещё и в обстреле из автоматов обвиняют), а миномётов в батальоне тогда не было вообще. (О гвардейце-рядовом, отдающем приказы десантуре, бывшей там же, и говорить стыдно).

Я же обращу внимание на одну деталь, которая может очень много сказать об истоках процесса.

В репортаже ТСН цитируется обвинительный акт прокуратуры:

"Оскільки він брав участь разом з іншими невизначеними особами в напіввійськових неофіційних формуваннях (виділення моє, А.Х.), які співпрацювали з офіційними збройними силами України, задіяними для боротьби з сепаратистськими угрупуваннями на території українського Донбасу, а саме в м. Слов’янськ, починаючи з березня 2014 року."

И тут есть тонкость. Достаточно посмотреть на оригинал, чтобы увидеть в нём прямолинейную формулировку: "gruppo di militari autonomi et irrigolari". То есть "независимые (неконтролируемые) и нерегулярные". Напомню, речь идёт о бойце частей Нацгвардии Украины.

Ну, что в этом такого? – спросите вы.

А в том, что документы на следствие по Маркиву подавали ещё летом 2014-го года. А в те времена, как некоторые могут помнить, одной из фейковых "новостей", усиленно разгонявшейся российской пропагандой, был мем о "батальонах наёмников", в число которых включали всех – от ПС и "Донбасса" до частей ВВ, переименованных в Национальную Гвардию. Нам с тех пор осталась шутка про "снимают с поездов и отправляют в нацгвардию". Мы посмеялись и забыли – а документы остались. И теперь вот всплывают неожиданным образом.

А суть в том, что у нас-то добробаты от НГУ отличают легко – научились за 3 года, как-никак. И ни в одном официальном документе Украины батальон Кульчицкого в принципе не может быть назван "нерегулярным" и "неконтролируемым". Соответственно, итальянская прокуратура подала обвинительный акт, основываясь не на украинских документах, а на бумагах, предоставленных РФ или ДНР.

А это уже, хочу я вам сказать, совсем другой коленкор. Это такое себе признание страной-членом Евросоюза правомочности обеих "политических тварей" в отношении украинских граждан и событий, имевших место на территории Украины.

И, соответственно, это уже проблема уровня никак не консула в Италии, а посла или даже министра иностранных дел.

А нам в это время подают перевод помягче. Чтобы, вероятно, не поранить наши нежные души ДНРовскими формулировками в итальянском правосудии. Вот такая, простите за выражение, информационная политика.

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація