site.ua
топ-автор
  • 4 місяці тому
  • Наука
  • 5 082
  • 38
  • 3
  • 10

Abstract
О любви к Рейну, дамбам и санному спорту

А сам он был таков, что во всех делах имел железную руку и зоркий глаз, слыл хитрым и лицемерным, обманщиком и двуязычным аспидом – в общем, прирожденным дипломатом.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

К XVII веку Бранденбург подошёл с двумя существенными отметками в послужном списке. Во-первых, его курфюрсты, как и большинство князей Северной Германии, приняли в сердце своём Реформацию и перешли в лютеранство. Конечно, Бранденбург в этом плане сильно отставал от своего набирающего силу южного соседа – Саксонии (которая, собственно, и вскормила Лютера на погибель римским сукинсынам), но монастырское добро прибрать к рукам ринулся чуть ли не впереди всей толпы.

А во-вторых, династическая политика Гогенцоллернов внезапно дала обширные и многообещающие всходы. С одной стороны, после ликвидации Тевтонского Ордена в 1525-м году дальние кузены Ансбах-Гогенцоллерн превратились из его магистров в герцогов, поэтому, когда очередному из них потребовался регент (по причине слабоумия), берлинские родичи оказались на подхвате. Стоит ли удивляться, что лёгким движением руки с 1605-го они же стали и полноценными герцогами (то есть Бранденбург и Пруссия оказались в личной унии). Правда, в честь этого пришлось принести вассальную присягу католику-королю Польши, но такие мелочи в развитое Новое Время уже мало кого беспокоили.

С другой стороны, принадлежность к правоверному реформатскому стану дала берлинским маркграфам вести активную династическую политику в самых вожделенных землях Германии – долине Рейна, где лютеране с кальвинистами последовательно догрызали сторонников Рима. Так в 1614 году после очередной войнушки Гогенцоллерны сумели оттяпать себе значительную часть Клеве – могущественного герцогства в нижнем течении Рейна, на самой границе с бунтующими Нижними Землями.


Бранденбург в 1618 (тёмно-розовый) в рамках Империи. Пруссия, заметьте – часть Польского королевства

Вот так и получилось, что в 1618-м Бранденбург в союзе с прочими протестантскими княжествами и городами ввязался в войну с Империей в лице Габсбургов. Трагічна помилка(с). За последующие 17 лет имперские войска Тилли и Валленштейна несколько раз огнём прошлись по всей северной Германии, не щадя еретиков, но усердно прибирая к рукам их имущество. С другой стороны, войска "Спасителя Реформации" Густава Адольфа Шведского обращались с местными ничуть не лучше. А что уж говорить о простых и незамысловатых бандитах, которые стали хозяевами целых районов...

Итог, Бранденбург стал самым разорённым герцогством во всей Германии, местами убыль населения достигала 75%! В 1635 году престарелый курфюрст Георг-Вильгельм был вынужден подписать позорный Пражский мир, согласно которому все германские княжества, включая протестантские, возвращались под крыло Империи. Правда, Бранденбургу перепадала Верхняя Померания, но – вот неприятность – она была оккупирована Швецией, и те никуда уходить не собирались. Ещё никто не знал, что до краха католического дела оставалось всего 13 лет.


Карта убыли населения в ходе Тридцатилетней войны. Всё очень грустно

Вот в такой ситуации, в разорённом и беспомощном герцогстве Бранденбург-Пруссии на престол взошёл 20-летний Фридрих-Вильгельм. Через 48 лет он умрёт, известный как Великий Курфюрст.

Не было, наверно, ни одного договора, который бы он не нарушил. Ни одного союзника, которого бы не предал. Ни одного врага, с которым бы не заключил сепаратный мир. Ни одного принципа, через который бы не переступил. И при этом – великий. Нет, ни из-за предательств и двурушничества, а из-за талантов и бешенной работоспособности.

С 13 лет учившийся юриспруденции в Лейденском университете (средоточии злобного кальвинизма), он стал представителем первого поколения "просвещённых деспотов", целых 150 лет определявших политику почти всех стран Европы. Голландцы изо всех сил старались переплюнуть иезуитов в гонке за звание главных интеллектуалов мира, поэтому наряду со стандартной зубрёжкой права, молодой Фридрих-Вильгельм стал одним из первых сильных мира сего, прекрасно знавших латынь и древнегреческий. Изучение Цицерона перемежалось обучением военному делу под руководством самого Фридриха-Генриха Оранского, двоюродного деда по матери, а по совместительству штатгальтера Нидерландов. Заодно маленький курпринц попал в эпицентр теологических споров и был вынужден часами слушать трёп полемизирующих специалистов по божественным доктринам.


Фридрих-Генрих Оранский
(1584–1647), Статхаудер Голландии, Зеландии, Утрехта, Гельдерна и Оверэйссела (1625 — 1647)

Что из этого ему пригодилось в жизни? Всё!

Первым делом по воцарении Фридрих-Вильгельм наплевал на обязанности перед Императором и заключил с шведами перемирие. Более того, даже шла речь о женитьбе на дочери самого Густава Адольфа, но тут взбрыкнули придворные по обе стороны Балтийского моря, и марьяж не сошёлся. Тогда курфюрст заключил не менее скандальный брак: с дочерью своего наставника, штатгальтера Нидерландов Луизой-Генриеттой Нассау-Оранской. Император и рад был бы пресечь это непозволительное вольнодумство, да Ришельё помешал, введя французские войска в испанские Нидерланды.


Луиза-Генриетта Нассау-Оранская (1627–69), курфюрстина Бранденбурга (с 1646). Если вы ищете примеры "сильной женщины" в истории – так вот она, перед вами. Вот уж кто, не смотря на свои изящные черты, не был изнеженным цветком. Не покидала своего мужа ни при переездах, ни в походах, ни даже во время битв (в общем, пасла мужика). Стояла за многими внутренними реформами и внешнеполитическими связями (в частности, за миром с Польшей, заключённым через... подружку, крулину Луизу Гонзаго). Основательница первого детского приюта. Пригород Берлина Ораниенбург назван в честь её дворца. При этом всём – мать шестерых детей.

Вот так, фактически не воюя, по результатам Вестфальского мира, в 1648 году окончившего Тридцатилетнюю войну, Фридрих-Вильгельм получил свой первый приз – значительные куски территории. Конечно, ему не досталась вожделенная Померания (балтийская торговля, устья германских рек... ммм, какая вкуснятина), но в обмен он выторговал не только полную свободу во внешней политике, но и кучу секуляризированных "епископских" городов, включая даже сам Магдебург! (Магдебург сопротивлялся... но это уже другая история).


Фридрих Вильгельм Гогенцоллерн, модель 1648 года

Однако, основные земли Бранденбурга (а поначалу они с женой жили в уютном цивилизованном Клеве) по-прежнему представляли из себя пожарище, заросшее ивняком и затянутое болотной жижей после славных походов Тилля и Густава-Адольфа. Деньги на восстановление были, но что деньги, если нет людей? И Фридрих-Вильгельм идёт на немыслимое: объявляет Бранденбург территорией амнистии. Любой преступник, уголовник, вор и мошенник, согласный принять лютеранский обряд крещения (принцип "вера правителя – вера подданных" в действии) и покаяться в грехах, получал землю и стартовый капитал. Живи мирно и работай, но учти, возьмёшься за старое – государь не знает жалости к злодеям. (Как вы думаете, прослеживается ли в этом влияние Тита Ливия с его рассказами об основании Рима и праве убежища для преступников и беглецов, будущих плебеях древнего Рима?).

На курфюрста, естественно, косо смотрят все соседи, но у того есть дела и поважнее приятельских отношений со всякими саксонцами. Теперь у него есть и деньги, и люди. Самое время создавать армию по лекалам, выученными у недавно почившего тестя.

Боевое крещение полки "нового типа" прошли в 1656 году в трёхдневной битве под Варшавой. В союзе с шведами (это, напоминаю, время знаменитого Потопа) бранденбуржцы побеждают поляков и получают за это суверенитет над Восточной Пруссией (с центром в Кёнигсберге). Что делает после этого Фридрих-Вильгельм? Правильно, тут же рвёт союз с шведами и вступает в союз с поляками. Тем на тот момент было не до жиру (Всходние Кресы, знаете ли, бунтуют), и они соглашаются уступить полные права на бывшие вассальные земли в обмен на военную поддержку.


Битва под Варшавой

Теперь Бранденбург-Пруссия воюет заодно с поляками против шведов. И есть за что – за Померанию, исконно принадлежащую нам согласно... не важно, юристы найдут, к чему доколупаться. Правда, у шведов в союзниках сам французский король-солнце, и войска его, подобно приливу, надвигаются на рейнские земли, захлёстывая заодно и владения Гогенцоллернов.

И Фридрих-Вильгельм идёт ва-банк. Он стремительным маршем преодолевает расстояние от Рейна до Берлина и в двух битвах последовательно разбивает вторгшихся в самый хинтерланд шведов. А после этого делает то, что навсегда вносит его имя в анналы военной истории.

Стоит зима. Время, когда воевать не положено по совершенно рациональной причине – нечего жрать людям и особенно лошадям. Но шведская армия не просто уходит из Бранденбурга – она идёт на соединение с подкреплениями, которые флот готов высадить в любой точке побережья. Гнаться за ними по разорённой земле – себе дороже. И тогда курфюрст реквизирует у крестьян тысячу саней, садит на них девять тысяч солдат при 30 пушках и мчится наперерез – к морю. Шведы от такого манёвра офигевают и быстро сворачивают направо, уклоняясь от дебатов прямого столкновения. В таком режиме они наперегонки проходят через Пруссию 500 км: шведы пешком по разбитым дорогам, немцы – на санях по замёрзшим рекам и заливам, – аж до границы с Курляндией (нынешняя Латвия). Подловить врага в чистом поле, правда, Фридрих-Вильгельм не сумел, но сохранил армию, в то время как его враги потеряли от обморожений и голода около 9 000 солдат. Так Великий Курфюрст фактически выиграл кампанию без единого выстрела.

Манёвр этот довольно иронично назвали "Катанием на санках", Schlittenfahrt (в русской традиции почему-то просто "Великий ледовый поход"... зануды).

Правда, по возвращению домой победоносного курфюрста ждал очень неприятный сюрприз: его главный союзник, Империя, не желая усиления возомнившего о себе невесть что лютеранина, во время мирных переговоров внезапно стала на сторону... шведов, своих врагов. Так по итогам войны Бранденбург был вынужден вернуть Швеции все завоёванные земли и крепости в Померании. Фридрих-Вильгельм, скрипнув зубами, условия выполнил, но осадочек остался.

Так впервые наметилось противостояние Австрии с Пруссией за гегемонию в Германии. Закончится оно, как мы все знаем, через 190 лет поражением австрийцев под Кёниггрецем и последующим образованием Германской империи во главе с кайзером Вильгельмом I. Но это ещё будет нескоро. А пока что Великий Курфюрст зарекается иметь дела с такими союзничками и решает заняться внутренними делами.

А дел хватает. И Бранденбург, и Восточная Пруссия (Западная – польское коронное владение) по-прежнему представляют из себя слабозаселённые просторы, в которых гнус и комарьё за считанные минуты объедают цивилизованного человека, неосторожно решившего поплавать в озере, до костей. Даже сволочи всей Германии, призванной трудиться на благо берлинского герцога, не хватает, чтобы победить природу. И тогда Фридрих-Вильгельм включает резервную тягу: приглашает под обещания налоговой отсрочки и всяческих льгот в самоуправлении голландцев и французов.

Почему те согласились? – закономерно спросите вы. Очень просто. Именно в эти годы на Нидерланды насела непобедимая коалиция из Франции и Англии, почти на целое десятилетие превратив Нижние Земли в сплошную осаждённую крепость (если кто помнит шевалье д’Артаньяна, то он сложил голову именно на этой войне). Не все голландцы были готовы умирать за родные дамбы и ветряки, и беженцы ринулись в места, где стреляли меньше, а платили больше, и в число таковых входил и Бранденбург.

С французами тоже вышло некрасиво: король-солнце уступил назойливым ласкам очередной любовницы (будущей морганатической жены, Луизы де Лавальер), умудрившейся при этом всём быть ревностной католичкой, и отменил Нантский эдикт, дававший гугенотам право проживания и бизнеса в королевстве. Гугеноты подались кто куда: кто за океан, кто в Англию, а кто и повёлся на приглашение из далёких восточных болот.

Голландцы занялись привычным делом: строить плотины, осушать болота, разводить молочных коров по науке, – в общем, продолжили дело свои боброподобных предков на новых землях (если кто знает Курфюрстендамм – современный берлинский бульвар с элитным шоппингом – то буквально он и означает "Плотина курфюрста" и заложен был как раз в последние годы жизни Фридриха-Вильгельма).

Гугеноты же, которых в Бранденбург набежало ни много ни мало 20 000 (из них аж 6000 в Берлин), привезли с собой новейшие технологии мануфактуры: шерстяной, чулочной, свечной, – а также французские принципы архитектуры, чем заложили тот образ "старого Берлина", который знаком нам и поныне. А потом вместе с голландцами они принялись открывать библиотеки и университеты... наверно что-то знали за это дело.


Вот вы смеётесь, а чулки в
XVII веке были неотъемлемой частью мужской одежды. Потому что и красиво, и тепло. А первые вязальные (трикотажные) машины начали работать во Франции в начале века именно для производства шерстяных чулок (позже научились вязать и шёлк)

Но чего-то в Бранденбургском концерте не хватало, и тогда Фридрих-Вильгельм приглашает в страну... евреев. Дело было неслыханным, ведь Германия на тот момент в плане бытового антисемитизма уступала в Европе разве что Испании, и все иудейские общины были изгнаны сразу после Аугсбургского мира 1555 года. А теперь курфюрст открыл границы для иноверцев и дал им равные права с остальными подданными!

– Правила просты, – пояснил он новоприбывшим. – Мацу на крови не замешивать. Големов без нужды не саммонить. "Абра кедабра" при добрых лютеранах не произносить – это я гебраистику на втором курсе проходил, а они люди невчёные, обидеться могут. Ферштейн?

– Да шоб я так жил, – охотно закивал головой ребе, избранный представителем общины, и уже скоро аккуратные гетто характерного вида появились в каждом прусском городе.


Берлин 1688

Великий Курфюрст умер в апреле 1688 года, успев поучаствовать в подготовке "Славной революции", возведя на английский престол внука своего наставника – Вильгельма III Оранского (да, среди 40-тысячной армии, высадившейся в Корнуолле, были и прусские военные). Когда он пришёл к власти, ему досталась обезлюдевшая страна без войска и с пустой казной. За 48 лет правления он превратил её в одну из самых активно развивающихся территорий Германии, увеличил государственные доходы в 40 раз (!) и с нуля создал 37-тысячную армию, способную на равных сражаться с гегемонами своего времени. Его сын, Фридрих завершил дело отца, добившись в 1701 году статуса "короля в Пруссии" (не "Пруссии", а именно "в Пруссии"... поскольку сама Пруссия ещё вплоть до раздела Польши в 1772-м считалась вассалом польского короля) под именем Фридриха Первого. А уж его правнук, Фридрих II, тоже Великий, и вовсе прославит прусские знамёна на века.

Но это уже совсем другая история.


P.S. А от славян бранденбуржцам с анхальт-саксонцами и мекленбуржцами остались звучные имена вроде Wyckoff и Niemitz :)


Acknowledgments

Данный блог является научно-популярным. В статье могут быть изложены точки зрения, отличные от мнения автора.


В порядке саморекламы

Вашему вниманию предлагается уже три (!!!) книги:

1. Сим объявляется подписка на новую книгу Хавра "Величний Світанок OF THE MAYBUTNIE". (вполне себе приключенческую! "на злобу дня, месяца, года, века!.." ;-) Спешите добыть -- и не говорите, что не слышали! :)))

https://balovstvo.me/khavr/svitanok

2. Перед вами единственная и уникальная (вру, третья и улучшенная) форма для заказа книги Алекса Хавра "Сказки Нового Времени, или что вам не говорили в школе, да вы и не спрашивали". Спешите, последняя гастроль в этом тысячелетии!

https://balovstvo.me/skazki-novogo-vremeni

3. Передзамовлення книги "А потім прийшов Цезар…" видавництва "Фабула"

https://fabulabook.com/product/a-potim-pryjshov-tsezar/

В порядке саморекламы-2

Канал в Телеграме: https://telegram.me/KhavrHistory

Мои гениальные работы, вдохновляющие цитаты и просто материалы на историческую тему, которые мне кажутся интересными :)

Если у вас внезапно есть желание поддержать исторический Провал канал, чтобы он не сильно проваливался, то вы можете сделать это здесь

https://balovstvo.me/donate/khavr

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація