site.ua
топ-автор
  • 11 місяців тому
  • Наука
  • 7 703
  • 137
  • 7
  • 18

Abstract
О проблемах профсоюзных организаций в условиях централизации власти; о связи хорошей акустики с правильным мироустройством; а также о том, почему таки да да – это не таки да нет

Позвольте мне вам сообщить, кто настоящий франкмасон. Люди нашего ордена всегда выигрывают от близкого знакомства с ними, и я надеюсь своей речью внушить желание вступить в орден. Что же такое представляет настоящий франкмасон? Вот его портрет. Это добрый гражданин, усердный подданный, верный своему государю и государству, и, кроме того, — совершенный друг. У нас царит свобода, но всегда приличная. Мы вкушаем наслаждение, не оскорбляя небес. Цель наших стремлений — возродить Астрею и воссоздать людей такими, какими они были во времена Реи. Мы идем не проторенной стезею. Стараемся созидать, и наши здания — темницы для пороков, или храмы для добродетелей.
(с) доктор Мишель Прокоп, 1740-е

Общеизвестно, что нашим миром правят масоны, конкурируя в этой нелёгком бизнесе только с рептилоидами с Нибиру. Однако, мало кто задаётся вопросом, как же масоны дошли до жизни такой и, главное, нафига им такое счастье? И для объяснения этого необычного феномена нам придётся опять нырнуть в глубь веков.

А всё началось с профсоюзной деятельности.

Как известно даже выпускникам наших истфаков, средневековые ремесленники объединялись в цеха (гильдии) для кооперации, поддержания рабочей дисциплины, установления справедливых цен на свой товар/услуги и установления иерархии путём публичного сравнения длины своих шедевров. Но вот беда, в старой доброй Англии одна профессия была лишена возможности монополизировать рынок и самостоятельно назначать себе начальство – это были строители, каменщики (masons). Почему? А потому что государственное дело – ты улавливаешь суть?(с) Повадятся тут всякие без разрешения камяницы возводить – а потом выкуривай оттуда мятежных баронов. И в результате все английские каменщики средневековья проходили по разряду госслужащих, со всеми преимуществами и недостатками статуса.

(Здесь следует уточнить, что для постройки халуп услуги масонов не требовались – считалось, что замешать глину с коровьим дерьмом и заложить этой смесью промежутки между деревянными лагами людишки способны и без ценных указаний экспертов по глине и дерьму).

Естественно, каменщикам было обидно, что даже золотари имеют свой цех, а им – умнейшим людям, познавшим четыре действия арифметики и основы сопромата, в удовольствии помериться мастерством отказано. И борьба за признание шла, пока аж во времена позднего средневековья в Англии (а под их влиянием – и в свободолюбивой Шотландии) таки выбили себе право на самоорганизацию. Как и в случае с постсоветскими профсоюзами шахтёров и горняков, новая организация выбрала себе оригинальное имя – Вольные Каменщики (franc masonsфранкмасоны, ибо "франк издревле означает свободный", если кто не помнит), чтобы, сталбыть, отличить себя от государевых людишек.

И тут следует отметить, что мастер-каменщик – это не тот, кто очень искусно кладёт кирпичи (это уровень подмастерья). Защитивший диссертацию... пардон, получивший звание мастера имел квалификацию самостоятельно проектировать здание любого размера, от собачьей будки до Тауэра. Иными словами, мастер-каменщик по нашим понятиям – это архитектор.

Ко второй половине XVII века профсоюз вольных каменщиков окреп настолько, что стал составлять нехилую конкуренцию королевской гильдии. Естественно, нельзя недооценивать роль политики: падение монархии и последующие пертурбации нехило подорвали авторитет государственных контор, а прогресс технологий и общий рост состоятельности народонаселения привёл к значительному увеличению спроса на красивые, надёжные и функциональные здания.

К тому времени мастер-каменщик был обязан не просто уметь рассчитать количество кирпичей и толщину связующего слоя, при которых стена не обвалилась бы под собственным весом. В список обязательных умений входили проекция (для вписывания здания в местность), акустика (особенно в театрах), оптика (для освещённости помещений), основы газодинамики (для отопления и проветривания). В общем, человек должен был находиться на передовом крае науки и обладать недюжинной смелостью для реализации новинок технологии.

Усваивая основы наук, будущий мастер непременно погружался и в чудесный мир современной философии. А то, надо сказать, было необычное время, когда образованный человек обязан был быть в курсе учения Декарта и споров о дуализме, детерминизме и движении небесных тел. Время, когда по всей Европе утверждалась парадигма Гармонии, царящей в мире. Гармонии, подчиняющейся строгим математическим законам. Упорядоченной. Правильной.

Соответственно, и здания были не просто постройками – они символизировали(тм). Знающий человек, должен был оцепенеть, глядя на пересечение парабол и лучей, не говоря уж о "золотом сечении" и последовательностях Фибоначчи в соотношениях частей здания.


Собор Св. Павла в разрезе. Всё гармонично и идеально

Типичным примером мастера-масона тех времён является знаменитый Кристофер Рен, член Королевского Общества Естественных Наук, мастер ложи "Изначальных" №1, отстроивший Лондон после Великого Пожара 1666-го, автор многих храмов и памятников, включая одну из главных достопримечательностей британской столицы – Собора Святого Павла, воплощённую в камне Гармонию.


Кристофер Рен (1632–1723), оксфордский профессор математики, физик, медик, архитектор. Автор классических задач по механике (соударение упругих шаров, период колебания маятника)

При таких замашках неудивительно, что скоро интересы вольных каменщиков перестали ограничиваться строительством. Ведь Гармонию и Порядок следовало не просто воплощать в камне – общество тоже следовало упорядочивать согласно Природным Законам (незадолго до того описанным в парижской эмиграции роялистом Гоббсом в его "Левиафане"). Мир, говорили они, устроен рационально, а человек по природе – доброе существо. Всё злое же – от ошибок и заблуждений. Просветите людей, устраните ошибки – и люди станут счастливы, познав Гармонию.

Именно с такими целями и собралась 24 июня 1717 года члены четырёх масонских лож Лондона, объявив о создании "Великой Ложи Лондона" (чтобы понять атмосферу эти сборищ, стоит упомянуть, что одна из лож бесхитростно называлась "Гусь и Противень" – по названию трактира, в котором происходили собрания). Организация была вполне официальной, зарегистрированной в минюсте, с опубликованным уставом; её мастера выразили поддержку новой династии (Ганноверов) и обязались посвятить себя филантропии – улучшению человеческой природы путём просвещения и благотворительности. Некоторое время лондонские масоны даже устраивали торжественные шествия, как и прочие гильдии, но вскоре, попав на перо злобным журналистам, отказались от этой традиции, чтобы избежать насмешек.

Дальше произошли процессы, типичные для любой новой организации – одна часть основателей перегрызлась с другой: они взаимно исключили друг друга из ложи, организовали параллельные структуры, привлекая в сеть региональные ячейки... В общем, ничего нового под луной...


Иерархия масонов согласно шотландскому и йоркскому уставам. Всё очень сложно

– Стойте-стойте, – скажете вы. – А где же Тайная Ложа, Всемирное Правительство, где иллюминаты и тамплиеры? Где жиды, алчно пьющие воду в кране, в конце концов? Так не честно!

– Спок, – отвечаю я. – Ща всё будет согласно описи, не волнуйтесь.


Следует помнить, что молодому профсоюзу требовалась мощное обоснование своего существования. И, как это часто бывает с комплексующими новичками, организаторы первых лож (ячеек, если по-современному) стали приписывать себе возраст в паспорте, стремясь выглядеть посолидней за счёт выдуманной преемственности.

Легенда была такая: вольные каменщики – это наследники строителей храмов в Земле Обетованной. То есть рыцарей-храмовников, тамплиеров, разгромленных Филиппом Красивым ещё в 1307-м году. Но и тут их фантазия не останавливалась, ведь сами тамплиеры считали себя духовными преемниками строителя Великого Храма в Иерусалиме. То есть царя Соломона и прораба его Адонирама.

Вот такие скромные парни. Одним махом приписали себе две с лишним тысячи лет истории.

В претензиях на самую древнюю древность и обладание Самым Истинным Знанием вольные каменщики неизбежно столкнулись с другими любителями подмять под себя всю истину на свете – церковью. Протестанты, правда, были не в том положении, чтобы сильно протестовать (пардон за каламбур), а вот католическая иерархия практически сразу вычислила опасного конкурента и принялась стращать верующих всеми возможными карами за сотрудничество с франкмасонами.

В определённом роде вольные каменщики унаследовали идеологическое противостояние между активистами католической контрреформации и представителями идеологии секулярной философии, окрепшей за бурный XVII век. В этой борьбе, буквально не на жизнь на смерть, за римским престолом прочно закрепилось звание мракобесов, отрицающих научное познание мира. Ну, а за их противниками, соответственно – светочей Знания.

Фактически масоны создали свою форму христианства, с блэкджеком и... сорри, с верой в Гармонию и рациональную познаваемость Бога через науку. Но люди падки на мистику, и вольные каменщики волей-неволей следовали моде: становясь на стезю противопоставления себя церкви, они предложили альтернативу христианским таинствам. Отсюда и ритуалы, торжественные церемонии, перстни, тайные рукопожатия, зашифрованные приветствия...

В общем, присоединяйтесь к нам. И, кстати, не забудьте оплатить членские взносы.

(В Германии похожее явление было связано с другой пресловутой организацией – Орденом Розы и Креста, розенкрейцерами, но те сразу ступили на стезю безнадёжного мистицизма, где и потерялись).


Принятие нового члена в масонскую ложу. Обряд символизировал смерть бренного тела и возрождение его уже в новой, очищенной и рациональной, сущности

Символика масонов тоже была совершенно не случайной. Солнце – источник света, образования. Око – символ знания. Пирамида – простейшее из платоновских тел, воплощение Гармонии. Свет приходит с востока, там же находится и Иерусалим (мы же помним о легенде, Храме и т.п.?) поэтому в ряде стран объединения масонских лож стали называть Великим Востоком.


Очень скоро мода на масонов перешла и на Континент, в первую очередь во Францию (изначально с якобитами – сторонниками свергнутых Стюартов). Тебе нечем заняться и ты стремишься к совершенству – так иди к масонам, у них печеньки изысканное общество. В любом случае, вреда от этого не будет.

И масонские ложи стали своего рода клубами, салонами, местом встречи праздношатающихся аристократов. Неудивительно, что скоро в ряды вольных каменщиков влилось множество влиятельных личностей: от философов и писателей вроде Вольтера до представителей княжеских и порой даже королевских фамилий. Членство в масонских ложах было не просто модным – это была своеобразная сеть людей, на которых можно было положиться в незнакомом месте. Да и вообще, возможность завести нужные связи – это не лишне.

Среди прочего заседания масонских лож непроизвольно стали аналогом современных научных конференций. Как уже указывалось выше, члены Королевского общества естественных наук в Англии (вроде Рена или Бойля) были масонами высоких градусов. Но и в просвещённом XVIII-м веке именно собрания и банкеты вольных каменщиков зачастую служили местом общения и диспутов между такими знаменитостями как Лавуазье, Франклин, братьями Монгольфьер и вообще энциклопедистами.

Не обошлось и без шарлатанства, а как же. На масонских заседаниях демонстрировал экзальтированным аристократам свои опыты по "животному магнетизму" Месмер. На них же покорял зрителей своим демоническим взглядом пресловутый Калиостро (Если вы помните начало "Формулы любви", так действо происходит именно в масонской ложе). Ну, и не менее знаменитый Казанова таки да был масоном и тусовался в тех же кругах.

В общем, весёлое было время.


"Граф Сен-Жермен", он же генерал Салтыков, он же принц Ракоши, он же граф Цароги, он же маркиз де Монферат, он же граф де Беллами, он же граф де Вельдон (1712–84). Настоящее имя и происхождение неизвестны. То ли величайший мистик, то ли гениальный аферист, то ли всё это плюс дипломат и шпион. То ли португальский еврей, то ли сын Ференца Ракоци. Жил тем, что тусовался по Европе (и Персии) от одного салона к другому, "сплавляя маленькие бриллианты в большие", улучшая золото, продавая эликсиры красоты и молодости, посвящая избранных в таинства древнего ордена тамплиеров и выполняя щекотливые поручения различных министров

Ну, и о евреях, как же без этого. Их таки да было в масонских ложах, особенно после того, как Великий Восток Франции (крупнейшая континентальная организация) официально объявил об отказе от обязательной клятвы в принадлежности к Вере Христовой (неофициально этим требованием манкировали и раньше, но подобное лицемерие сильно коробило людей, искренне стремившихся к миру без зла и лжи). Правда, деистические обязательства верить в Разумный Замысел и Великого Архитектора (в любой форме) оставались в силе.

Во-первых, доля евреев среди образованного населения Западной Европы таки во много раз превышала средний уровень по больнице – по той простой причине, что для учёбы требовались деньги – а образование странным образом повышало количество атеистов и даже богоборцев (кстати, проблемы с собственными религиозными общинами у евреев-масонов начались намного раньше, чем с христианскими). Во-вторых, иудаизм в те времена автоматически означал запрет на участие в государственных делах (и не только иудаизм, если вспомнить гонения на католиков и пуритан в Британии или на гугенотов во Франции), поэтому участие в масонских ложах давало евреям какой-никакой, а статус общественного деятеля – то есть ту же причастность к власти, только под другим соусом. Естественно, это привлекало амбициозных людей.

Впрочем, долгое время особых проблем на этом фронте у масонов не было. Но... организация, официально поставившая перед собой цель "воспитывать монархов в духе Разума и Справедливости" и "направлять их на верную стезю", не могла не втянуться в большую политику. Один только список "просвещённых монархов", активно взаимодействовавших с ложами вольных каменщиков, впечатляет: тут и Фридрих II Прусский, и Екатерина II, и Александр I, и Карл III Испанский, и куча фигур помельче. С лоббистским усилиями масонов не без основания связывают роспуск ордена иезуитов в 1773-м, удаление церковников из образовательной системы и много прочих секулярных деяний.

Но тут начались нюансы.

продолжение следует ЗДЕСЬ

khavryuchenko.oleksiy
Алекс Хавр

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація

Рекомендації