site.ua
топ-автор

Abstract
О квантово-орбитальной политологии, термоядерном либерализме и нанорадикалах

– Я увидел, что один человек храбро дерется против многих, – ответил Дик, – и счел бы бесчестным не помочь ему.
Презрительная усмешка появилась на губах молодого вельможи, когда он ответил:
– Отважные слова. Но, самое главное, за кого вы стоите: за Ланкастеров или за Йорков?
– Не буду скрывать, милорд, я стою за Йорков, – ответил Дик.
– Клянусь небом, – вскричал юноша, – вам повезло!
(с) Роберт Луис Стивенсон "Черная стрела"

Первая часть

А теперь будем более серьёзными. Или хотя бы попытаемся. Потому что речь пойдёт о куда более глобальных вопросах, чем страдания лемуров и суматранских кроликов-убийц. А именно – о глобальной классификации политических движений.

Правые и левые

Как известно, деление политических партий на правых и левых – это продукт случайности. Когда в революционном Национальном Собрании Франции 1789-го года сторонники короля решили отсесть подальше от шумного республиканского большинства, они заняли место справа от председателя. Потом большинство из них казнили или изгнали из страны, и на их места пересели сторонники умеренных реформ. Когда тех тоже гильотинировали, слева направо мигрировали либералы. Когда им... Ну, вы поняли... Все умерли, короче.

Но традиция осталась: справа садятся те, кто хочет сохранить статус кво, консерваторы. Слева – сторонники перемен, реформ и расстрелов.

За двести лет ситуация не раз менялась, к массовым расстрелам периодически стали призывать все подряд, включая центристов и христианских демократов, и всё запуталось (и появление либерально-консервативной партии тому порука). Чтобы разобраться, кто кого либерал во внутренней и внешней политике, стали сочинять различные многоосевые схемы, на которых откладывались экономические и политические свободы (к примеру, отношение к частной собственности вообще или в частности вроде земли).

Например, такие.

Если вы усвоили уроки предыдущей статьи, то уже, наверно, догадались, в чём подвох.

Да-да, в том, что наличие и отсутствие ряда признаков выдаётся за зеркально-симметричную противоположность.

Если быть точнее, путаница наблюдается между понятиями разрешать, не разрешать, запрещать и не запрещать. Общее мнение состоит в том, что разрешать=не запрещать, а запрещать=не разрешать, что является неверным. Ведь мы-то помним, что действие и бездействие (не путать с недеянием, да простят меня даосисты) не являются зеркальными противоположностями! Поэтому откладывать их на противоположных сторонах оси относительно воображаемого нуля – это вводить доверчивого читателя-визуала в заблуждение.

Для любого хоть немного адекватного описания политических воззрений стоило бы использовать совсем другой образ, чем координатная плоскость.

Базовый вопрос, определяющий отношение человека к тому, как "всё должно быть при самом лучшем по вашему мнению устройстве", звучит так: "Вы считаете, что разрешено всё, что не запрещено? Или что запрещено всё, что не разрешено?".

Собственно, ответ на этот вопрос и составляет основу единственного элемента, который действительно будет обладать зеркальной симметрией – двух плоскостей. Образно говоря, мы должны определить, человек стремится сделать исключения из запретов (назовём их "запретителями") или запретить что-то из вседозволенного (скажем, что они "разрешатели") – и таким образом "окрасить" плоскости в два противоположных цвета.

Как мы понимаем, эти две плоскости нельзя совместить – только сопоставить. Например, проецируя действия в одной из плоскостей на другую. И в каждой плоскости – бесконечное количество поступков и решений, которые можно сделать (а можно и не сделать – и это не будет противоположностью действию).

Далее примем, что каждый из "игроков в политику" для себя определяет, что именно он хочет разрешать (если по дефолту всё запрещено) или наоборот запрещать (если всё дозволено). Именно такое действие определяет те подмножества, в отношении которых наш герой делает исключение из общего правила. А то, на что он не действовал, так и остаётся функционировать в прежнем режиме.

(Для математиков, физиков и примазавшихся – да, это операторное исчисление вместо функционального).

Получается что-то такое.

А теперь спроецируем "поле" одного на "поле" другого. Мы видим, что часть множеств после проекции у обоих игроков совпадает. А вот именно те, которые не совпадают, и составляют суть политического конфликта, потому что законодательное и общественное поле на самом деле одно на всех!

И здесь следует понять, что каждый "политический игрок" играет сразу на двух плоскостях: на своей и на чужой. Просто на своей он, скажем, хочет ввести дополнительные запреты, а на чужой – убрать лишние разрешения. Или наоборот (если он находится на "запретительном" поле).

Именно поэтому разрешить и отменить запрет на что-то – это очень разные вещи. Они подразумевают принципиально разный подход к жизни и к обществу.


Рассмотрим работу такой классификации, сравнивая две партии той же самой Папуа – Новой Гвинеи, скажем, Национал-растаманов (НР) и Лиги Католических Коммуно-Нигилистов (ЛККН).

НР считает, что надо забить, курнуть и разрешить всё, кроме Петросяна. Им не в кайф следить, кто там чего не соблюдает. Расслабься, чувак...


Но только не в вопросах нации, понял? Мы, растаманы, люди мирные, но за нацию – порвём, усёк? Всё, что касается нации – регламентировано и прописано в нашем самом лучшем в мире законопроекте.


С другой стороны, ЛККН считает, что всё достойное свершения человеком уже прописано в Скрижалях, а от вольнодумства – одни проблемы. Возделывай фабрику свою в поте лица, слушай радио-маму, радио-Папу и радио "Маяк" – и да пребудет с тобой благословение Божье.

И вот после выборов оказывается, что ни одна из 42-х прошедших в парламент партий не в состоянии сама образовать правительство. Тогда лидер НР подходит к лидеру ЛККН и, посмеиваясь, говорит:

– Чувак, мы тут немного покурили ваши Скрижали. Не скажу, что это лучшая трава, которую я пробовал, но мы же реалисты и понимаем, что в политике надо идти на компромиссы. В общем, мы запустили поиск по слову "нация" и не нашли ничего, что входило бы в список наших ограничений, за которые мы всех порвём. Это... типа... давай делить портфели так, чтобы мы могли отменять запреты на то, что не противоречит вашим Скрижалям, а вы – вводить разрешения на то, что мы и так считаем естественным правом каждого человека. Идёт?

– Иншалла, – уклончиво отвечает лидер ЛККН, но через день пленумы партий подписывают коалиционное соглашение, в котором прописывают, кто из них кому что обещает запретить, разрешить или отменить.

Партийцы делят кресла, и на радостях лидер НР закуривает косячок.

Это богохульство повергает в шок лидера ЛККН:

– Как ты смеешь, нечестивый! Курить под куполом Капитолия – это оскорблять память великомученика Теруоцикоуа, умершего ледорубом в висок за грехи наши!

– Чувак, не парь мозги, – отвечает лидер НР. – Кто мне запретит курнуть на радостях?

– Так записано в Скрижалях – и не е...т!

– Чувак, да ты гонишь. Разрешите курить – и все дела. Вам что, жалко?

– А может вы отмените запрет на доступ к лёгким наркотикам детям не-титульной национальности?

– Чувак, я же предупреждал: за нацию – порву...

...Слово за слово, наступает политический кризис, коалиция разваливается, назначаются перевыборы.

Однако, через некоторое время в ЛККН происходит раскол, потому что значительная часть её сторонников обвиняет председателя Лиги в слишком широкой трактовке Скрижалей: там ведь прописано только насчёт оскорбления религиозных чувств путём курения трубки или папирос "Герцоговина Флор" в любом виде, а вовсе не каннабиса. От ЛККН отделяется фракция ЛККН(п) (просветлённых), которые в знак примирения закуривают косячок мира с представителями НР прямо в президиуме парламента.

К сожалению, бурная дискуссия вокруг особенностей курения привлекает внимание традиционных союзников НР – Общества Индейских Традиций (ОИТ). Они тоже, "разрешители" (потому что прерия тебе – закон, а койот – шериф), однако с очень развитой и тщательно кодифицированной системой запретов, основанной на запротоколированном бурчании десятков поколений стариков.

Согласно одному из таких правил при подписании коалиционного соглашения все стороны должны сесть в круг и дунуть большую трубку мира. И так было из поколения в поколение на всём протяжении союза НР и ОИТ. Но представители НР вероломно нарушили этот договор и теперь публично отказываются курить трубку, чтобы не оскорбить "умеренных" из ЛККН(п).

Духи предков племени Большой Белой Суки возмущены! (Особенно тёща и двоюродный дед главы ОИТ).

Без голосов ОИТ коалиция опять разваливается, и назначаются досрочные выборы...


...Вот где-то так и происходит политический процесс в развитых демократических странах, где политика – это политика.

Конечно же, это очень упрощённая схема. Мы не упомянули ни проблемы с выращиванием грибов в коллекторах городской канализации, "крышуемым" племянником лидера НР, ни роялти, которые жена лидера ЛККН(п) получает с продажи отредактированной версии Скрижалей для самых бедных и убогих. Остались за кадром проблемы лидера НР с дочерью, которая публично отказывается употреблять наркотики и называет отца "бесхребетным укурком", а также приступы депрессии у ряда лидеров ЛККН, во время которых они напиваются вдрызг и орут "Ганджубасу мне! Или крови! Я жажду крови грешников!" (об этом все знают, но даже самые острые политические журналисты не рискуют писать – всё равно никто не поверит). О выгодных контрактах с импортёрами удобрений для конопли и экспортёрами "мучеников за веру" (эксклюзивный товар, рекомендации лучших миссионеров) лучше и вовсе помолчать.

Но, как видите, "левых" и "правых" в схеме нет. Зато есть разрешения, запреты, отмены и – самое главное – выбор, на какой ты плоскости: "разрешителей" или "запретителей".

Примените эту систему к украинским партиям – и вы узнаете много интересного. В первую очередь то, насколько мало вы о них знаете (зачастую потому, что они об этом нигде не заявляют). И то, насколько они во многом между собой похожи.

No power no cry(c)

продолжение следует здесь

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація