site.ua
топ-автор

Abstract
О трудной работе HR'а при монархии, последнем уроке лорда Бейлиша и пользе мытья раз в несколько лет

У нас демократия: один людоед – один голос.
(с) Курт Воннегут

Whoever desires to found a state and give it laws, must start with assuming that all men are bad and ever ready to display their vicious nature, whenever they may find occasion for it.
(в другом варианте): Люди всегда дурны, пока их не принудит к добру необходимость.
(с) Никколо Макиавелли

Борьба идей – это не в последнюю очередь борьба мемов: кратких, ярких, запоминающихся словообразований (иногда с добавлением видео- или аудио-компоненты), более близких к лозунгам, чем к научно сформулированным утверждениям. Именно поэтому в эволюции идей важную роль играет риторика – умение сформулировать свою мысль интересно и привлекательно (а заодно красиво опустить мем-конкурент). Правда, люди часто настолько увлекаются этой внешней, красочной стороной, что забывают о ядре идеи – и тогда происходит её выхолащивание, подмена содержания формой.

Среди наиболее обиходных мемов современности важное место занимает идея о демократии. Этот мем – могучее заклятье, одним своим упоминанием способное как переломить ход дискуссии, так и послужить основанием для широкого движения, настолько огромен пласт смыслов, который за ним кроется. Однако же, слишком уж много людей использует это понятие исключительно в своей магической функции, отчего иногда попадают в смешное (для постороннего наблюдателя) положение, а то и вовсе "заваливают" дискуссию неумелым употреблением чародейства.

В общем, не пора ли немного освежить в памяти основы?

Уточняю, в статье будет идти речь о современной демократии, по-научному называемой представительской, а вовсе не об исконной, известной нам по Древней Греции. Отношения между этими двумя понятиями такие же, как и у морской свинки с морем, и уж тем более никакого касательства к демократии не имел республиканский Древний Рим, который послужил основой для темы нашей лекции.

Напомню, что в исконной демократии собрание граждан принимало решения непосредственно, прямым голосованием, в то время как в современной её версии граждане временно делегируют такие полномочия своим представителям (то есть, формально, образуя избирательную олигархию – власть лучших людей). С важным дополнением – ротацией власти.

Окунёмся немного в пучину древностей.


Требования к власти стандартны и однообразны по всему миру. Правитель, равно как и его подчинённые, должны быть мудрыми, справедливыми, честными, неподкупными, скромными, бескорыстными и чистыми сердцем. Насчёт того, что власть должна быть именно такой, существовал консенсус (даже среди разбойников). Однако, все хроники и жизнеописания с древнейших времён и поныне наполнены не менее однообразными описаниями того, как до власти дорвались бесчестные, жадные, безрассудные, корыстные, несправедливые, жестокие, несдержанные, себялюбивые, лживые, подлые, глупые воры.

Вторым по распространённости является описание того, как новый правитель, придя к власти, начинал хорошо, но со временем испортился – и далее по тексту. Стандартизованные похвалы правителям, что не удивительно, принадлежат сплошь и рядом придворным писцам и прочим приближённым к властительной особе персонажам (и резко меняют тональность в случае отлучения от "ясного лика"). В прочем же "справедливые государи"(тм) любого периода всегда существовали в прошлом, в легендах, или же были "счастливчиками", которых убивали вскоре после вступления на трон, так что они не успевали натворить явной херни. (К примеру, сведения о единственном истинно справедливом правителе, носителе всех добродетелей Рима – Цинциннате – известны нам из легенд, записанных через столетия после его смерти).

На воспитание таких "лучших людей" были направлены интеллектуальные ресурсы большинства мыслителей от самого возникновения государств и до недавнего времени. Теорий "как надо делать" создали столько, что задолбёшься перечислять: от конфуцианской системы экзаменов для отбора лучших из лучших до просветительской идеи "всеобщего воспитания невежественных масс". Ни одна, честно говоря, толком не сработала – правда оказалась на стороне Питта-старшего и его знаменитого "неограниченная власть склонна развращать умы её обладателей".

Решительно новая идея о правлении, присущая только Европе, появилась на заре Нового Времени и принадлежит знаменитому Никколо Макиавелли с посылом, контрапунктом проходящим через все его сочинения: человек – от природы подлое создание, так что не стоит строить свой расчёт на проявлениях его добрых качеств.

Иронично, Макиавелли был сторонником того, что позже назовут "просвещённый деспотизм", и презрительно относился к народовластию – но идеи его легли в основу не абсолютизма, а современной демократии.

Разработанная на основе идеалистических представлений о республиканском Риме и апробированная на Нидерландах и Англии, вобравшая некоторые ключевые принципы современных торговых компаний, воплощённая в США и Франции, представительская демократия внезапно оказалась выигрышной стратегией. Дело в том, что традиционные системы управления боролись за чистоту рядов, пытаясь изолироваться от "нечистых помыслами" и "грязных духом" – но те всё равно попадали внутрь (по разных причинам), после чего вся система гибла, поражённая недугом, от которого у неё не было лекарства. Демократия же дала возможность работать механизму, при котором общественное благо происходило от личных корыстных мотивов отдельных, часто небесталанных индивидов. И там, где традиционные системы тратили ресурсы (в первую очередь время и кадры) на самоочищение, демократия наоборот смогла их привлечь, неявно заставляя "чёрных овец" выполнять полезные для социума дела ради их собственной (зачастую иллюзорной) выгоды.

Это было контринтуитивно и малопредсказуемо (мне неизвестно, чтобы кто-то описывал такой эффект до появления демократических государств), сравнимо по впечатлению с восторгом средневековых мыслителей от того, что "каменный свод держится, потому что каждый камень по отдельности стремится упасть". И нам, привычным к "торжеству демократии" и прочим лозунгам, трудно осознать, насколько кощунственным казалось такое народовластие самым светлым, справедливым и образованным людям тех времён.

Конечно же, сомнительно, что доступ "подлецам" в систему был открыт специально. Скорее, это был типичный "баг", который превратился в "фичу". Сначала не подумали, потом оказалось поздно, а потом и вовсе оказалось, что так даже лучше. Те, кто работал со сложными системами (разработчики софта, организаторы массовых мероприятий и т.п.) знают, что так случается довольно часто. Это оскорбительно для людей, привыкших к рациональному планированию, но... такова селяви.

Кстати, представительская демократия не зря идёт рука об руку с другим порождением Нового Времени – капитализмом. Капитализм, как и демократия, аморален с традиционной точки зрения. Он тоже ставит корыстный интерес вперёд общественного, и также эффективен именно за счёт этой перестановки операторов. Что характерно, и демократия может сочетаться с традиционным экономическим укладом, и капитализм прекрасно себя чувствует в авторитарном обществе – но оба они требуют определённого морального усилия, можно сказать слома, отказа от глубоко укоренённой идеи о том, что нельзя привлекать зло ради блага (которая, в свою очередь, уходит корнями в далёкое палеолитическое табу на прикосновение к нечистому). И если такой шаг уже сделан, то трудно отказаться и от второго – от демократии к капитализму или же наоборот.

Поэтому же сходные аргументы наблюдаются и у противников обеих идей. На примере наших дедов (если кто активно общался) можно восстановить картину отторжения капитализма как чего-то противного самой основе человечности: и "несправедливая цена", и "почему оно стоит дороже, ведь оно делается легче?", и "кто вообще установил эту цену?, и "они ничего не делают, а деньги получают"... Ну, вы поняли. Не сильно отличается по духу от "раньше начальников назначали по делу, а теперь они всех покупают", "кто больше наврёт – того и выбирают", "надо, чтобы депутаты заботились о людях"...

Однако, мы отвлеклись.

Ничего не бывает бесплатно, и демократия должна выделять часть своих ресурсов – времени, внимания, да и денег тоже – на защиту от того, что может подорвать самые её основы.

В первую очередь речь идёт всё о тех же "чёрных овцах", которые периодически добиваются успеха, искусно имитируя оргазм добрые намерения до момента получения полномочий, а потом используя их для узурпации власти. С лёгкой руки гуманистов таких людей стали звать тиранами (хотя к тирании в первоначальном смысле слова они имеют такое же отношение, как и вышеупомянутые морские свинки).

Как положено порядочной самоорганизующейся системе, демократия выработала механизм защиты против подобных паразитов. Он довольно прост, каким и должен быть любой действенный принцип – это презумпция подозрительности по отношению к власти. Или, говоря современными украинскими терминами – зрадофилия. Подавляющему большинству наших читателей, зачастую в силу неосведомлённости, кажется, что Украина – страна беспрецедентного недоверия к властям. Хотя на самом деле негатив по отношению к правителям – благодатная тема для беседы в любой стране... если между своими, конечно же. Перед иностранцами все стараются не ударить лицом в грязь. Но стоит собраться "своим" – и нытьё о том, как всё плохо и становится всё хуже, практически гарантировано. Причём и в Германии, и в США, и в Британии, и даже в Южной Корее с Сингапуром. Так что и тут Украине не повезло – никакой уникальности в этом плане у неё нет.

Принцип общей зрадофилии заставляет каждое действие власть предержащих рассматривать согласно принципу покойного лорда Мизинца Бейлиша: "Всегда исходи из худшего объяснения чужих мотивов". Несомненно, это затрудняет любые действия, включая положительные, но заодно служит барьером для действий деструктивных. Пребывая под постоянным вниманием и подозрением, "чёрные овцы" вынуждены делать столько показательных телодвижений в сторону "общего блага", что у них не остаётся пространства для манёвра с целью узурпации власти. И даже достигнув цели, они остаются скованными обстоятельствами, обязательствами и обещаниями (отказаться от всего, что наговорил по пути к власти, попросту не получится – слишком много появится желающих подержать тебя за горло). А там и новые выборы... Или, в самых запущенных случаях – Мрачный Жнец.



Последний защитник от узурпаторов

Необходимым условием для функционирования такой системы является наличие нескольких групп влияния (не обязательно партий, но именно вокруг них обычно всё крутится), не объединённых общими структурами. Однако, всегда есть опасность, что конкуренты могут договориться между собой (не на уровне глав, так на местах) и симулировать передачу власти. Именно поэтому сил должно быть больше двух. В идеале – 5-7. Больше не имеет смысла, так как процесс согласования позиций между ними начнёт занимать слишком много времени.

Если вы посмотрите на современные демократические системы, то именно такую ситуацию и обнаружите. Двухпартийная система практически нигде не работает (в США, сразу замечу, реальных сил больше двух, потому что и у республиканцев, и у демократов официально разрешена фракционная борьба), а исторические примеры показывают, что она ведёт к застою (например, в Испании до Франко).

Здесь следует остановиться на одном стандартном упрёке в адрес многопартийной системы (мы его уже видели ранее): "в каждой из партий есть сволочь, из-за которой я не буду за неё голосовать". Ответ на него тоже интуитивно не очевидный, как и вся система: одна из целей выборов – не допустить узурпации власти. Суть не в том, чтобы голосовать за хороших. Нужно просто обеспечить сменяемость власти. Выбирайте тех, кто поменьше и послабее – они в силу своей позиции вынуждены будут активнее стараться, чтобы вам угодить. И не стесняйтесь на следующих выборах отправить их на свалку. У политиков, как и у бытовых товаров, есть срок годности, после которых держать их дома, а тем более использовать – негигиенично.


В описании звучит неубедительно, однако оно работает. Там, где защитные механизмы, основанные на презумпции виновности чиновника/политика, укоренились, Добро побеждает (о Добре читать здесь). Первыми, кто это неожиданно понял, были древние римляне – и республиканский Рим, помешанный на недопущении тирании, стал одним из эталонных успешных государств прошлого. И послужил, как я уже упоминал, примером для современной представительской демократии.

Важно понимать, что любовь к власти, её почитание противопоказаны демократии. Правитель может быть сколь угодно прекрасным, но если вы его постоянно хвалите, закрывая глаза на недостатки (которые есть всегда) – вы копаете яму для демократического устройства. Даже самый чудесный человек обязан уходить с поста через определённый срок.

Несправедливо?

Да. Но так работает система.

Не нравится – добро пожаловать в чудный мир тиранов и автократов. Чучхе вам в помощь.


Необходимое дополнение.

Принцип отношения к власти работает на любом уровне – не только на государственном. В любой иерархии, которая самопроизвольно возникает в коллективе размером больше трёх, происходят всё те же процессы. Будете мириться с непререкаемой властью, избегать конфликтов, оправдывать вышестоящего в стиле: "Его можно понять – ему так тяжело, такая ответственность", – допускать подхалимаж и отсутствие критики – и, здрасте опять, вы имеете маленького сатрапа у себя на шее. Неважно, происходит ли это в семье с доминирующим главой, в уличной компании, википедийной тусовке, на университетской кафедре или в корпоративном офисе – люди везде одинаковы.


В общем, мои советы. Критикуйте власть – ибо так обретёте демократию свою. Трижды взвешивайте любую похвалу в адрес вышестоящего. А идя в политику – не забывайте положить себе срок ухода из неё. Не ждите, пока вас вынесут оттуда вперёд ногами.

И всё будет хорошо.


P.S.

А поскольку в наших палестинах ряд людей привык "вчитывать" в текст то, чего в нём нет, то далее следует привычная для такого рода статей часть. О том, что НЕ имелось в виду:

1) представительская демократия НЕ нацелена на негативный отбор. При преодолении критического количества "чёрных овец" в системе она попросту перестаёт работать. С другой стороны порядочные отношения внутри системы в среднесрочной перспективе повышают шансы политического выживания. И если система не коллапсирует из-за формирования внутри её "токсичной" коррупционной "мафии", то отбор работает в положительную сторону.

2) честные люди МОГУТ выжить в такой системе и, более того, могут быть в ней успешными. По крайней мере, в среднем – не менее успешны, чем при автократии, тоталитаризме или анархии.

3) статья НЕ является рекламой какой-то определённой политической силы (и хотел бы, да не рискну никого советовать).

Acknowledgments

Идейным спонсором и заказчиком вдохновителем статьи конечно же является Никколо Макиавелли. Почитайте как-то его книги – они прикольные. Живи Никколо сейчас – стал бы знатным блоггером.

Кроме того настоятельно советую старый фильм "Достопочтенный джентльмен" об "их нравах". Это прекрасная иллюстрация того, как можно смеяться над властью, но любить страну.

Данный блог является научно-популярным. В статье могут быть изложены точки зрения, отличные от мнения автора.

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація