site.ua
член клубу

Меня зовут Дмитрий, мне 41 год, и я хочу «как в Украине». Да-да, именно так – с фейерверками и петардами под Офисом президента, с разбитыми стёклами и подожжённой шильдой, граффити на стенах, вот этим вот всем. Украинская часть моей ленты в основном возмущённо гудит, осуждая «погром». Мы тоже, говорят, не любим Зеленского, но это уже как-то слишком. Все эти люди были на Майдане или поддерживали его, других в моей ленте нет, а тут их словно беларусы покусали. Которые, как известно, во время «массовых беспорядков» снимают обувь, прежде чем встать на лавочку, чтобы её не запачкать. И это вполне объяснимо – что украинцам хочется быть немножко беларусами. В упорном соблюдении порядка есть своя красота. Что-то даже самурайское. Но что оно дало беларусам?

Я как раз из Беларуси, где, как долго считалось, нет демократии, зато есть порядок. Поэтому некоторые украинцы даже завидовали моему паспорту. Из демократии, мол, борщ не сваришь. Катись она к чёрту, эта демократия, с такими тарифами на коммуналку. Ну, вы сами знаете. Ещё много лет назад, когда на горизонте и близко не маячили нынешние события, я всегда отвечал: не обольщайтесь, всё это очень плохо закончится. Пророссийская диктатура не может быть «диктатурой развития», только апокалипсисом замедленного действия.

Так и оказалось. Хотя в Беларуси квартплата всё ещё, как правило, ниже, чем в Украине, а средняя зарплата выше, разница всё менее заметна. При этом пресловутый порядок превратился в хэллоуинскую тыкву. На месте такого себе образцового садово-огороднического товарищества высокой культуры быта, с грубым председателем, зато с блэкджеком и Парком высоких технологий, образовался гибрид Северной Кореи и Сомали. То есть одно большое ОРДЛО.

Айтишникам уже отменили налоговые льготы, гарантированные до 2049 года. Парк высоких технологий, который был драйвером белорусской экономики и придавал Беларуси вид модерной страны, могут вскоре закрыть. Как рассадник крамолы – за то, что айтишники массово участвовали в акциях протеста и теперь все под подозрением. Некоторых из них, кто попал под раздачу, заставляют каяться на камеру, говорить, что они «с жиру бесятся». Их бьют при задержании особенно сильно – за то, что «буржуи неблагодарные». Мятежным элитным жилым комплексам, где тоже живут в основном айтишники, отрубали воду, свет и отопление в качестве наказания.

С экранов телевизоров и страниц государственных газет прямо призывают к погромам. Всё их «дедовоевальчество» не мешает им публично прославлять внесудебные расправы, при помощи которых нацисты наводили железный порядок.

У тебя в окне висит национальный флаг? Тебе могут запросто разбить окно. А если ты живёшь слишком высоко, то обрежут интернет-кабель у твоей квартиры. Национальные наклейки на машине? Её могут поцарапать или сжечь. На тебе национальная символика, из-за которой на тебя напал гопник с розочкой? Что ж, он молодец, государственно мыслит. Тебя избили, подвергли пыткам, убили? Ну а как ты хотел, иначе бы это сделали солдаты НАТО.

Самопровозглашённый президент в разгрузке и с автоматом грозит вслед мирным протестующим «разобраться» с ними. Рядом с ним несовершеннолетний сын – в костюме коммандос и тоже с оружием в руках. Пресс-секретарь самопровозглашённого президента в компании главы хоккейной федерации и под присмотром высших чинов МВД колесят по столице с ящиком «Массандры» от российского посла, срезая ленточки в национальных цветах по дворам и замазывая граффити, попутно нападая на местных жителей. Во время одного из таких рейдов убивают парня, который спустился во двор спросить, что за фигня происходит. И кого судят по этому делу? Врача и журналистку – потому что они опубликовали документы, где видно, что в его крови было ноль промилле алкоголя. А пропаганда настаивала, что парень был пьян (как будто это что-то меняло).

Избитые, запытанные, изнасилованные дубинками, погибшие при подозрительных обстоятельствах, осуждённые посмертно за сопротивление. Остановленные посреди дороги в своих машинах, которые разгромили вооружённые обезьяны. В одной из них сидела 5-летняя девочка. В машине разбили стёкла, потом её протаранил бронеавтомобиль, отца девочки вытащили наружу, избили до крови на глазах у дочери... Таких были сотни. А сейчас миллионы парализованы страхом, что могут ворваться к ним. Это то, что я называю ОРДЛО. Я там был под прикрытием весной-летом 2014 года, могу сравнивать.

Женщина, которую я люблю, возвращалась 20 марта из Украины в Беларусь. В очереди к стойке погранконтроля в аэропорту у неё вырубился мобильный интернет. Там нет бесплатного вай-фая в свободном доступе. Связаться со мной она смогла примерно через час, когда добралась до дома. И это был один из самых худших часов в моей жизни. Она запросто могла обнаружиться в изоляторе. Потому что возвращалась из Украины, потому что возвращалась от меня. Сложно называть такую страну домом.

Находись я сейчас в Беларуси, за один этот текст, который вы сейчас читаете, я мог бы получить реальный срок – вдобавок к тому, что у меня уже есть. Поскольку я собираюсь оправдать действия тех, кто нападает на административные здания, нанося им ущерб, и даёт отпор ментам, то меня бы судили по статье «терроризм». Риал стори. При этом в своей украинской части ленты я вижу посты, где люди, не скрывающие своих лиц, позируют на фоне Офиса президента, подвергнутого актам вандализма. Гордясь тем, что они к этому причастны.

Повторюсь: я хорошо понимаю тех, кто этим недоволен или возмущён. Иногда хочется пожить без потрясений, спокойно и по правилам. Особенно на седьмом году войны. Вынесем за скобки версии возможной провокации, которую форсит Антон Геращенко, известный своей правдивостью. Представим на минутку, что это было искренним выражением гнева и предупреждением. Допустимы ли такие методы протеста против нереформированной судебной системы и того, что выглядит, как произвольные политические преследования? Окончательный вывод я, конечно, оставляю украинцам. Выскажусь как беларус: хотел бы я однажды увидеть здание президентской администрации в таком виде. Пожалуй, неплохо было бы даже в худшем. Власти должны бояться свой народ, а не наоборот. Вот когда они будут хорошо себя вести, тогда можно поговорить о вреде порчи зданий.

Белорусский «порядок» до лета 2020 года был порядком тематического парка «Мира Дикого Запада» в первом сезоне. С ничего не подозревающими андроидами, которые жили по заведённому сценарию, не замечая того, что они находятся в полном подчинении и лишены какой-либо свободы воли. Их убивали и насиловали, потом латали их повреждения, стирали им память и они продолжали играть свои простенькие роли как ни в чём не бывало. Отчасти это была счастливая жизнь. Когда тебя ничего не тревожит, ты не осознаёшь всей унизительности своего положения, тебе не надо ничего решать. Сейчас у беларусов включилось осознание. Они чувствуют унижение и боль, которым подвергаются. Но всё ещё не могут сопротивляться, несмотря на масштабы издевательства.

Можно найти тысячу причин, почему беларусы такие, а украинцы сякие. Почему то, что возможно в Украине, невозможно в Беларуси. Я сам эти причины находил и приводил украинским друзьям, когда они удивлялись, как это у нас до сих пор не пошли в ход коктейли Молотова. И всё же, каковы бы ни были объективные причины, в Беларуси в своё время установилась диктатура, а в Украине эта попытка провалилась. В том числе из-за разного порога толерантности к ней. Что-то мне подсказывает, что размалёванный Офис президента тоже имеет к этому отношение. Свобода несёт в себе элементы хаоса. Но этот низовой хаос куда менее страшен, чем тот, который обрушивают сверху на головы под видом «порядка».

dzmitry.halko
Дмитро Галко

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація

Рекомендації