Мы пошли туда сами. Добровольно пошли защищать свою землю. После потери Крыма и Донбасса на государство надежды не было. Тогда мы спинным мозгом чувствовали: если сами не станем частью государства сейчас, потом государство Украина перестанет существовать.

Одна из главных бед Украины – наши граждане думают, что они существуют сами по себе, а государство – само по себе. Но в конце 2013 - начале 2014 случилось невероятное: многие украинцы сами стали Украиной! Добровольцы и волонтеры заменили собой деморализованный тогда институт государства. Они отправили себя на войну сами, когда поняли, какая угроза ждет впереди. Очень многие отдали за Страну жизнь.

Сегодня общее количество погибших во время боевых действий, приближается к 3 000, раненых - к 10 000. Эти цифры - лишь официальная статистика. А настоящую цену за сохранение независимости Украины как государства хорошо знают дети, вдовы и родители тех, кто уже никогда не вернется домой.

Александр Подлубный, позывной Хруст, - с самого начала событий на Майдане состоял в Самообороне. 14 апреля в составе группы Добровольческого Украинского Корпуса (ДУК) поехал в Славянск. Погиб 5 октября 2014 г. в бою, во время взятия тактически-важной высоты вблизи ДАП, в самое горячее для аэропорта время. Дома у Александра остались двое детей и мать.

Антон Киреев, студийный фотограф, доброволец ДУК, позывной Сифон, - в зоне АТО был бойцом и военным фотокорреспондентом. В составе группы обеспечивал коридор для нашей техники и боеприпасов, выполняя те же задания, что и все бойцы: разведку боем, штурмы, зачистки. Погиб 5 октября 2014 г. в бою во время атаки под селом Спартак Ясиноватского района рядом с Донецким аэропортом. У Антона остались вдова, брат и мама. Мама после известия о гибели сына умерла, не дождавшись похорон.

Андрей Прищепюк из Ивано-Франковска жил и работал в Киеве. На фронте стал командиром разведгруппы Добровольческого Украинского Корпуса «Правый сектор», позывной Шершень. Бойцы называли его просто Батя. Погиб в бою под Саур-Могилой 9 августа 2014 г. Без отца остались двое детей.

Мне повезло больше. Несмотря на ранения, я вернулся живым, и у меня есть долг ответственности перед погибшими ребятами. К сожалению, в течение трех лет государство Украина не нашло правового статуса для добровольцев, которые воевали, получали ранения и гибли ради сохранения его границ.

На сегодня количество официально «признанных» участников боевых действий (УБД) в АТО уже превышает 300 000 человек. Абсурд, но эта цифра в разы превышает реальное количество участвовавших в боевых действиях. А сколько из них таких, как, например, бывший замминистра Исаенко, который статус «участника АТО» себе «намутил»? Работники прокуратуры, судьи, тыловые сотрудники СБУ и МВД, - их документы отправлялись куда-то, как только у людей появлялось желание стать «АТОшником». Достаточно было на несколько дней смотаться в служебную командировку в безопасную прифронтовую зону. Они не являются не то, что участниками, они не дотягивают даже до статуса свидетелей тех событий! Но они признаны государством как «участники» и наделены льготами, а многие добровольцы – нет.

Вот и слышат добровольцы от чиновников дежурное: «мы вас туда не посылали»…

Добровольцев АТО, до сих пор не имеющих официального статуса участника боевых действий, - десятки тысяч. Что делает сегодня государство для тех, кто воевал за его суверенитет? Чиновники и бюрократы, представляющие государственную систему, снова делят народ. В этот раз - на людей “государственных” и “негосударственных”.

В правовом поле Украины есть статусы «семья погибшего военнослужащего» и «семья погибшего добровольца». Получается, что для того, чтобы получить официальное признание участи в войне у добровольца есть только один путь – погибнуть! И тогда, если очень повезет, семья получит хоть какую-то материальную компенсацию.

Чтобы получить признание государством факта моего пребывания на войне, потребовались судебные разбирательства. На какие только ухищрения не шла государственная машина, чтобы избежать прецедента легализации добровольца в статусе участника АТО. Чего только стоит «случайная» потеря моего дела и всех собранных документов! Но, тем не менее, 17 октября суд Шевченковского района Киева признал, что я воевал в АТО.

Хочу, чтобы мой пример показал другим добровольцам, как защищать свои права. Следующий шаг – обращение в ведомственную комиссию при Государственной службе Украины по делам ветеранов войны и участников антитеррористической операции. Основываясь на решении суда, комиссия должна предоставить мне официальный статус участника боевых действий.

Другим добровольцам советую:

1 Собирайте доказательства.

2 Судьи, которые руководствуются Законом, в Украине есть.

3 Если государство не дает вам гарантий, это еще не повод опускать руки.

За будущее нужно бороться! И дело не в льготах для отдельно взятых бойцов. Чтобы реализоваться в жизни, нормальному человеку нужны не льготы, а руки, ноги и голова. Будущее – это Украина нашей мечты, в которой героев войны не делят на «правильных» и «неправильных», а люди чувствуют себя частью государства. Ведь когда есть разделение, когда народ не ощущает себя частью государства, его проще сломать, а страну - уничтожить.

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація