Есть старая индейская поговорка, которую используют маркетологи всего мира: «Лошадь сдохла – слезь». Казалось бы, всё ясно, но…

1. Мы уговариваем себя, что есть ещё надежда.

2. Мы бьём дохлую лошадь сильнее.

3. Мы говорим: «мы всегда так скакали».

4. Мы организовываем мероприятие по оживлению дохлых лошадей.

5. Мы объясняем себе, что наша дохлая лошадь гораздо лучше, быстрее и дешевле.

6. Мы сидим возле лошади и уговариваем её не быть дохлой.

7. Мы покупаем средства, которые помогают быстрее скакать на дохлых лошадях.

8. Мы изменяем критерии опознавания дохлых лошадей.

9. Мы стаскиваем дохлых лошадей вместе, в надежде, что вместе они будут скакать быстрее.

10. Мы нанимаем специалистов по дохлым лошадям. И т.д. и т.п.

Да все бы ничего, но суть то одна и она не меняется: Лошадь сдохла — слезь!

К чему это я? К тому, что если мы действительно хотим развиваться по европейскому пути развития, одного безвиза мало. Безвиз - это то, что нам ДАЛИ оттуда. В виде серьезнейшего аванса нашей власти. Как помогают ей еще с МВФ-скими кредитами (возвратными, кстати), донорскими безвозвратными деньгами, или санкциями, накладываемыми на Россию в ущерб своим экспортерам. В надежде, что мы на деле, а не на словах откажемся от совкового прошлого и выйдем со своей наезженной колеи на европейский автобан! Но для этого нужно отказываться от дохлых лошадей! Для начала понять, что государственное президентско-парламентское устройство является неработающим инструментом и реформы нужно начинать отсюда! А не выстраивать две параллельные вертикали власти с дерибаном зон влияния. И начинать избавляться от дохлых лошадок.

Одной из которых является Прокуратура, самое грозное силовое ведомство, дубинку которого ни один из наших президентов не хотел выпускать из своих рук. Но которое при этом занимается чем угодно, вместо своих технических функций. Но мы никуда не убежим от советского прошлого, пока не уберем силовиков из экономики! Добровольно они не уйдут. Это и сам по себе доходный бизнес. Ну и политический инструмент влияния, а политика во всех странах бывшего совка - самый выгодный бизнес. Если хотим реальных реформ, нужна хирургия. Нужны не слова, а понятные всем действия. Например, ликвидация прокуратуры, как отдельного госинститута.

Как устроен институт прокуратуры в других странах?

Есть 4 группы стран отличающихся друг от друга местом прокуратуры в системе гос.органов. Прокуратура, как самостоятельная система (подотчетная парламенту или главе государства) выделена только в постсоветских странах (кроме Прибалтики), а так-же в некоторых странах Юго-Восточной Азии (Китай, Вьетнам, КНДР и др.), и в нескольких авторитарных государств типа Кубы. И везде ее функция - общий надзор за законностью.

Какие есть еще три варианта, отличающихся от привычного нашего?

1. Страны, где прокуратура входит в состав Минюста. Хотя при этом относиться к органам правосудия и действовать при судах. В таком случае прокуроры могут даже принадлежать к судейскому корпусу. К таким странам относится Франция, Бельгия, Нидерланды, Дания, Израиль, Япония, Эстония, Польша, США и др.
Например в США служба в прокуратуре называется атторнейской службой, а прокуроры - атторнеями. Главная ее обязанность - представлять интересы правительства в судах и обеспечивать исполнение законов. Только в некоторых штатах они осуществляют уголовное преследование. Атторнеи на местном уровне избираются населением, и гражданские дела находятся не сферы их деятельности.
Во Франции, где все прокуроры назначаются и отстраняются с должности Президентом, прокуратура входит в состав Минюста, и предварительное следствие осуществляют следственные судьи - магистры судебного ранга.
В Дании, например, прокуратура подчинена министру юстиции, который и назначает в соответствии с квалификацией прокуроров и судей. При этом прокуратура занимается поддержанием гособвинения в суде, но в ее деятельность не входит надзор за управленческими и властными структурами.

2. Страны, где прокуратура полностью в составе судебной системы и находится в судах (либо пользуется в рамках судебной власти административной автономией). К таким странам относится, например, Испания, Болгария, Латвия и др.

3. Страны, где института прокуратуры нет. Например Великобритания. В ней Генеральный атторней возглавляет адвокатский корпус, представители которого и выступают в необходимых случаях на судебных процессах в качестве обвинителей. В случае особо важных уголовных дел обвинение поддерживает специальное должностное лицо - директор публичных преследований.

Понятно, что у нас любые изменения, если их даже когда-то захотят решительно провести, потребуют серьезнейшей имплементации, которая к тому же будет, как и все новое, всячески саботироваться и выхолащиваться для сохранения инструментов влияния и зарабатывания. Но если этого (и много чего еще, конечно) не сделать, то оторваться от прошлого страна не сможет даже с безвизом в Европу. Точнее смогут отдельные ее представители. Поодиночке и семьями. Уже миллионы представителей. Самые активные и деятельные. Надо менять устройство Украины, шаг за шагом, начиная с отдельных, понятных и объясняемых гражданам ходов. А как сегодня можно объяснить, что в Украине 27 прокуроров на 100 тысяч населения, а в Германии 5! При этом нигде в Европе их не больше 10. Только в России - 32! (На 2017 год, кстати, бюджетное финансирование прокуратуры у нас составляет рекордные 5 с лишним млрд. грн., при этом количество сотрудников обещают до конца года серьезно снизить). И, невзирая на громкую декоммунизацию и антироссийскую риторику, к кому мы ближе? Даже если поголовно одеть всех в вышиванки? Президент может сколько угодно троллить Россию стихами Лермонтова про "мундиры голубые" и говорить ей прощай, но при этом, как это часто с нами всеми бывает - попрощаться и не уходить!

Потому что уйти - это значит проводить дерегуляцию, упрощать администрирование, улучшать инвест-климат, уменьшать количество и роль государства в стране и убирать силовиков от экономики. И каждый день делать постепенные, но неумолимые шаги в этом направлении. А место института прокуратуры в государственной системе (которую саму надо приводить к европейским стандартам - парламент/премьер-министр!), в сочетании с эффективностью работы этого института - просто лакмусовая бумажка всех остальных реформ. Но надо выбирать - или силовые дубинки в руках власти или эффективный государственный менеджмент. А выбирать, кстати, должны мы - избиратели. А если нам пофиг, то и не жаловаться потом в случае чего.

Пример прокуратуры привел просто, чтобы было понятно - незыблемо, это не значит правильно! И не значит, что эффективно. Тем более, что УПК, принятый в 2012 году "помог" прокуратуре полностью узурпировать все правоохранительные органы. Суд, за редким исключением, в итоге стал просто свадебным генералом. Органы следствия в таких условиях деградируют! Профессиональные навыки следователей за последние годы упали катастрофически. При этом для решал и схематозников раздолье - регистрируется любой абсурд (для открытия уголовного производства достаточно непроверенного заявления от кого угодно в прокуратуру, без проведения 10-дневного дознания, как это было раньше) а затем идут репрессии: обыски, НСРД (негласные следственные розыскные действия) и пр. Кроме того все уже вскусили прелести иноваций, связанных с возможностями прокуратуры "играться" объявлением о подозрении. Все завязано на прокуроре - захочет - выйдет на санкцию по статье, предусматривающей взятие под стражу, а не захочет - то под залог! А отдувается потом в случае громких дел "продажный суд"!

Сколько можно пытаться снимать симптомы, а не лечить саму болезнь? Лошадь сдохла, пора слезать...!

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація