В Киеве активно стартовала предвыборная гонка на пост столичного градоначальника. Существующая в Украине традиция местных выборов и сложившаяся парадигма политической дискуссии давно говорят нам о том, что по форме применяемой кандидатами агитации, используемым приёмам и смысловой нагрузке дебатов можно с большой долей вероятности предсказать «качество» будущего победителя.

Если борьбу между кандидатами, которая зачастую ведётся в аспекте выяснения отношений – что полезнее для избирателя – матёрый или махровый популизм, гречка или сахар, денежные знаки мелкими или крупными купюрами, где-нибудь в депрессивной Луганщине или на вымирающем Полесье ещё можно как-то неполиткорректно пояснить невысокими достоинствами самих избирателей, то применить к жителям столицы такую же шкалу ценностей – хуже чем моветон. Особенно после того, как Киев уже обжигался на гастролях космического цирка Черновецкого и платил кровью по суровым счетам Майдана-2014. Но, как предупреждает интуиция, содержание наружной рекламы за окном и раскрутка намерений кандидатов в столичные мэры, начавшаяся в электронных СМИ, приёмы, которыми кандидаты будут завоёвывать доверие киевлян, не блещут новизной и оригинальностью.

Мы в ожидании очередной эпической битвы за желудки, кошельки и уши электората. Хотя хотелось бы наконец-то увидеть сражение за умы.

Мэрские выборы - суть форма мажоритарной системы. Которая сама по себе вполне эффективно работает во всех демократических странах. Можно спорить о количестве туров, необходимых для выявления победителя в городе, равном по численности жителей половине населения средней европейской страны. Но сегодня мы поговорим о той раковой опухоли, которая уничтожает мажоритарку в Украине – о процветающей системе подкупа, обмана и манипуляций голосами избирателей. История украинских выборов разного уровня как минимум последней пятилетки доказала, что мажоритарная система – зло. Но беда в том, что виновата не сама формула, а лишь её применение – подкуп в разном виде, многочисленные «карусели» во время голосования и прямые манипуляции во время установления итогов – всё это странным образом никак не интересует ни ЦИК, ни правоохранительные органы.

Даже постмайданные парламентские выборы осени-2014 и свежая вакханалия на черниговском округе №205 ничем не доказали народу, что новая власть готова бороться с грубым попранием избирательного и уголовного права. Нет, конечно же, мы все слышали озабоченность насупленных бровей каких-то ЦИКовских бюрократов, что-то там в очередной раз угрожающе отчеканили по очереди президент с премьером, клеймя позором нарушителей. Исключительно ради телевизионной картинки. Что-то там возбудилось в МВД десятками уголовных дел. По-тихому сплавленных в архивы после спада общественного внимания. Безнаказанность к фальсификаторам, которую когда-то первым проявил Ющенко, закрепил, приумножил и довёл до совершенства Янукович, таки определённо продолжает Порошенко.

В связи с этим, захотелось возвести в максимум тот форменный и содержательный идиотизм, традиционно культивируемый кандидатами и, увы, толерантно принимаемый значительной частью электората. Хватит припудривать болячку. Её нужно обнажить, чтобы этот гнойный нарыв разбух и взорвался.

Предварительно обозначим анамнез существующим симптомам. А затем выложим и свой рецепт - тот скальпель, которым стоило бы вырезать из привычки электората жажду грести во время выборов крохи халявы, получая смачную и толстую дулю после их окончания.

Хронические и неоперабельные

Политики, которые фаршируют незрелые мозги избирателей пустыми обещаниями, пытаются на время предвыборной кампании обмануть голодные желудки. Такие кандидаты - романтики с большой дороги. Очаровывают взглядом с плаката, туманят чувства раздаваемыми агитками и забывают о своих наивных избирателях сразу после первой же брачной ночи.Криминальный жаргон называет это "разводом на доверии". Платить за прокат вил не обязательно, склонять слово «реформы» научились даже кретины, а сотрясание воздуха угрозами злочынной владе ещё ни кому не мешало стать частью той самой влады. Эти легко клянутся внедрить, развить, углубить, ускорить, повысить и понизить одновременно. Победившие с помощью такой технологии - наиболее защищённые от критики и придирок. Всегда можно свалить свою вину за неисполненные гарантии на кого-то другого. Обещать - не значит жениться.

Конкуренты, которые гречкой и прочими продуктовыми наборами дарят избирателю ощущение тощей синицы в пищеварительном тракте вместо жирного журавля в небе, уверенно стоят на земле. Это архетип крепкого хозяйственника, озабоченного здоровьем отряда своих рабов. Они, в противовес группе предыдущих политиканов, развешивающих на уши виртуальную лапшу, закармливают в течение "медового предвыборного месяца" народ пряниками вполне реальными, пытаясь нагулять тому пару лишних миллиметров жира на малоизвилистом сером веществе мозга. Это называют "откормить поросёнка". Так всегда поступают беглецы из далёких сибирских тюрем - группа матёрых воров, совершающих побег, берёт с собой абсолютно левого, но упитанного попутчика. Не из чувства сострадания или корпоративной бандитской солидарности. Исключительно из прагматичных соображений - если во время многодневного перехода через тайгу начнётся голод, воры просто съедят своего незадачливого подельника. Политики, выигравшие выборы таким способом, начинают "есть поросёнка" на следующий же день после прихода во власть. Нужно же крепкому хозяйственнику не просто восстановить баланс жратвы по сусекам, но и создать стратегический резерв на будущее. Куй золотых журавлей, не отходя от бриллиантовой кассы.

Подкуп деньгами осуществляют рациональные циники. Если гречкосеи склонны эксплуатировать рабов циклически, придерживаясь стратегии "Мы будем стричь баранов регулярно, но не станем сдирать с них шкуру", и неприличными телодвижениями - «Еда-рабство-еда-рабство» и т.д. по кругу, теоретически бесконечно - то политики, подкупающие лохторат денежными знаками - хорошие тактики. Пришёл, раздал, победил. А дальше – хоть трава не расти. Из их числа выходят, как правило, наиболее способные налётчики и наёмные убийцы. У них в голове схемы выстраиваются быстро, бабло пилится стремительно, без эмоций, даже как-то буднично. С миной усталой обречённости на лице. Такие – не просто купят вас, а потом продадут вдвое дороже. Такие – готовы продать вас кому угодно. Они с лёгкостью меняют партийные крыши и бандитские фракции. Цветовая дифференциация штанов заканчивается на любви к вечнозелёному доллару. Особенно на фоне лежащих в кармане 3 или 4 паспортов с гражданством других стран. Эти – наиболее опасный подвид политических паразитов. Заматеревшие и рационализировавшиеся Чичиковы нашего времени.

Всякие радикальные клоуны и юродствующие, которые рядятся в одежды ваших лучших друзей по застолью – Партия наипростейших людей, Блок соседей, что помогут мирно спать, и прочие одноразовые резино-технические лица, вопящие с борда проникновенным взором Кашпировского, отключающего будильник разума: «Я заставлю власть работать на людей!», способны нанести вашей психике непоправимый урон. А это часто оказывается гораздо дороже прямых материальных потерь. Характерной особенностью их кампаний выступает, с одной стороны, творческий креатив, а с другой стороны – управленческий деструктив. Всё, что они способны пообещать – разрушение. Словами «пересмотр», «отмена», «запрет», «мораторий», «слом», «демонтаж» переполнены их вопли и сопли. Победители с подобными фокусами действительно заставляют власть работать на людей. Исключительно в рамках их приватного финансового конструктива. Правда, список этих людей вы так никогда и не узнаете. Зато сеансы отключения разума будут идти по нарастающей и после выборов. Такие политики – форменные серийные маньяки. Фетишисты, мгновенно впадающие в бредологический транс под воздействием первой же попавшейся на глаза видеокамеры. Не вздумайте – лучше ужасный конец, чем бесконечный ужас. Это Чикатилы от политического эксгибиционизма.

Действующие градоначальники, как правило, деградируют уже после первого года работы на посту. Соответственно, их кампании отличаются высокой концентрацией брежневизмов, слоганы скучны, а речь переполнена штампами, написанными молодыми и сверхдорогими политтехнологами, сильно присевшими на стакан. Просто никак невозможно выдержать на трезвую голову бюрократические словоиспражнения о квадратных метрах отремонтированных дорог, о количестве троллейбусов, выпущенных на линии, о диаметре забившихся канализационных труб и прочую нудную статистику рассмотренных в мэрии обращений. Политтехнологи грамотно охватывают все слои населения, раздают каждой твари по паре предложений в программке, но почему-то всё, что делают действующие градоначальники, даже весьма юного возраста, отдаёт нафталином и тупой казёнщиной. Поэтому, если ваш кандидат в мэры Киева будет переводить при каждом удобном случае разговоры на МАФы и борьбу за феншуйную расстановку урн в местах повышенной заплёванности тротуара – гоните его нахрен в Жмеринку. Его уровень там. Заодно найдёт время понять, что мэр европейской столицы должен мыслить масштабами и проблематикой на пару порядков выше. И просто обязан включать в понятийный аппарат такие термины как «инвестиции, рост количества рабочих мест, увеличение числа налогоплательщиков, генеральный план развития, эффективность использования городского бюджета» и прочие «международно-рейтинговые и культурно-туристические прелести». Эти кандидаты не склонны к подкупу непосредственно горожан. Но они выжимают всё из зависимых бизнесменов и городских чиновников, обеспечивающих нужный результат для их делового партнёра.

Впрочем, кэрманычей коммунальных структур тоже вполне можно причислять к предпринимательскому цеху. Ведь несмотря на заявления каждого нового мэра о зашкаливающем уровне коррупции в рядах папередников, ни одно животное из их числа в новейшей истории Украины ещё не пострадало за совершённые преступления. А значит – они не рэкетиры, получающие с города дань, а такие себе мутировавшие робингуды – отнимают у богатых горожан, даже если они едва сводят концы с концами, отдавая наворованное своим бедным родственникам – талантливым жёнам и дочерям, отмывающим доходы с помощью легальным инструментов фиктивного предпринимательства. Хороший градоначальник, за спиной которого стоял бы настоящий успех, вообще не стал бы метаться по предвыборным митингам, пытаясь продать в СМИ как можно больше улыбчато-фальшивых сэлфи с неслучайными прохожими, и не стал бы пиариться на совковых атавизмах, вроде сохранённых льгот на проезд для каких-то раритетных категорий населения. Люди переизбрали бы его по своей инициативе. Но беда украинской столицы в том, что пост мэра давно стал разменной монетой в политических карточных игрищах. А в них мало от шахмат, но много от проворства рук и договорняка игроков. Особенно тех, которые стоят в тени, вне игрового стола. Пока зрителю ослепляют глаза парочкой выброшенных мелких козырей, целая пачка краплёных тузов тусуется под сукном. Каталы разводят фраеров на куш.

Лоботомия сознания

Конечно же, не все кандидаты на мажоритарных выборах – законченные подонки. Да и предвыборные обещания – такой же атрибут жанра как сверхъяркий макияж, неестественно гипертрофированная мимика лица и чрезмерная амплитуда жестов у актёров оперы, не свойственные обыденной жизни. Выборы – это всегда поиск лучшего вместо хорошего. Даже если не вспоминать о дилемме определения между плохим и очень плохим. Поэтому искренние чувства избирателей, которые вынужденно покупаются на театральность поз кандидатов, пафос их клятв и мишуру программных сказок, мы не станем оскорблять иронией. Но наш многотонный каток сарказма не пройдёт мимо тех, кто по слабоумию или из-за циничного равнодушия до сих пор никак не извлечёт уроки из многолетней пляски на граблях. Которая не просто вышибла из их сердец капли достоинства, развратила их души мелочностью получаемых подачек, но и убила веру. Веру в лучшее завтра, которое может быть построено только благодаря взносу каждого. Веру в торжество здравого смысла над издёвками извращённой проституирующей логики. Наконец, веру в Человека, подменённую самообманом одноразовой и неприлично маленькой взятки, которую растлители сознания меняют на голос. Всего, что слишком похоже на отказ от святости души, эфемерной, не ощутимой и не измеряемой субстанции, которая жертвуется грешниками в обмен на какие-то размалёванные цифрами мирские бумажки или обывательские эмоции обладания предметами быта.

По статистике около четверти украинских избирателей готовы продавать свои голоса. Если не продолжать безрезультатно морализаторствовать над их мотивацией, а попытаться найти противоядие этому синдрому дефицита человеческой ответственности, то нам придётся довести идею подкупа до апогея – высшей точки кипения цинизма, общественного порицания и позора. Клин клином. Сокрушая узкие лбы с помощью таких инструментов, какие наложили бы на совесть готового продаться избирателя несмываемое пятно стыда и ужаса от самой мысли совершать и дальше что-либо подобное.

Если бы фио автора этих строк украшало список кандидатов в мэры столицы, то фирменным стилем кампании стал бы демонстративный и тотальный подкуп электората туалетной бумагой. Это были бы вагоны туалетной бумаги. Вавилонские башни. Целые терриконы этой санитарно-гигиенической полезности.

Каждому потенциальному избирателю выдавали бы не менее 10 пачек, с десятком рулонов в каждой. Без малейших обязательств взаимности. В каждом районе города. На самых оживлённых улицах. С единственным требованием – принять участие в голосовании. С любым выбором над бюллетенем.

Пакетик гречки, бутылку водки, а тем более заветный конверт с купюрой им. Леси Украинки, полученные от политических взяткодателей легко спрятать в сумку или за пазуху. Даже имея на руках подаренный фирменный пакет или агитку с логотипом нужного кандидата-благотворителя. Не раздражая соседей своим политическим успехом. Но спрятать гору полученных рулонов от свидомых громадян-патриотов куда сложнее. На зависть умникам, дискутирующим о плюсах и минусах политиков, которые, как всем известно, одним миром мазаны, взяткополучатель тюка туалетной бумаги, волоча на спине набор собственных политических убеждений, гордо шествовал бы мимо этих наивных балаболов, не знающих жизни и что-то блеющих о преимуществах демократии. Эти пачки должны были бы появиться всюду - в руках пенсионерок, стоящих в банковской очереди за оплатой коммунальных услуг, в багажниках авто их сыновей - бюджетников-коррупционеров средней руки, в каморках подъездных консьержек, в предбанниках ЖЭКов, в тесных комнатах студенческих общежитий, в павильонах крытых рынков, скучающих по отсутствующим покупателям, в ординаторских кабинетах городских больниц. Везде должны были бы явно и неприкрыто видны следы подкупа.

В популярных печатных СМИ шла бы беспроигрышная лотерея с единственной категорией призов для знатоков истории унитазной темы. Почтовые ящики горожан ломились бы, заваленные предвыборным директ-мэйлом - заветными рулонами с узнаваемым логотипом нужной политсилы, поддерживающей правильного кандидата. Агитаторы, раздающие в палатках программки и информационные листки, получали бы оплату в единственно возможной форме. А чтобы соблюсти равенство возможностей и честность политической борьбы, самые активные волонтёры кандидатской команды награждались бы ароматизированной продукцией с нанесёнными слоганами и основными пунктами программ кандидатов-конкурентов. Интервью и брифинги, признания и отрицания, дискуссии и обвинения – не важно, что являлось бы информационными поводами кампании, главное, чтобы зритель научился рефлексировать- выборы – это раздача туалетной бумаги. Если электорат готов своё право на мысль, рассуждение, логику, борьбу доводов, и даже право на ошибку, но искреннюю, обменивать на какие угодно товарно-материальные ценности, то почему бы не заменить их всех унифицированным предметом гигиенического назначения?

Всю идею с подкупом нужно довести до граничной максимы. До апогея маразма. До апофеоза идиотизма. Смешать с грязью и говном. Опорожнить людям, готовым продавать свои голоса, черепные коробки от вещества, которому нет места даже в кишечнике.

Если повелители гречневых закромов не устают превращать своих избирателей в жвачных животных, фактически бросая им со своих бигбордов призывные слоганы - «Думай желудком!», при этом стирая очевидное дополнение – «одноразово»; если гангстеры, рвущиеся во власть, давно легализовали проституцию, покупая за пару сотен гривень голоса шлюх обоих полов, жадно соглашающихся продаться за порцию неразборчивого лживого посула; если двуличные политики высшего звена всячески стимулируют своим бездействием и тихим одобрением эту непрекращающуюся вакханалию подкупа, то почему бы не довести этот процесс до абсурда манифестом «Голосуй задницей!»?

Такая контркультура предвыборной борьбы не сломает все существующие механизмы фальсификаций, особенно на разных уровнях избирательных комиссий. Но подобный подход мог бы разбудить в людях глубоко припрятанные чувства самоуважения, нравственности, стремления к свободе выбора. Иначе мы так никогда не выберемся из смутного времени туалетных выборов, когда электорату затыкают рот какой-то одноразовой подачкой, играя на самых низменных эмоциях. Следствием которых всегда становится приход во власть ублюдков, сплошь состоящих из непотопляемого вещества.

Безумство, неизбежно сопровождающее предвыборную куплю-продажу голосов, необходимо довести до крайности, вызвать в живых организмах, ещё способных к осознанным реакциям, отторжение и выработку противоядия. Тем самым сжигая подобную постыдную практику на костре неприглядных страниц истории украинского общества, с таким трудом пытающегося построить новое государство.

©ЦЗ

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація