site.ua
yuriy.gudimenko
Юрій Гудименко
топ-автор

В украинском языке есть такое слово — "герць". По-русски оно звучит как "герц", но ни на русский, ни на какой другой существующий язык это слово в принципе не переводится. Существительное с таким значением есть только у нас. Этот факт очень много говорит об украинцах вообще и о нашей истории в частности.

Герц — это что-то вроде коктейля из разведки боем и массового самоубийства: смешать, но не взбалтывать. Герц придумали запорожские козаки, и они же были единственными, кто его использовал в войне. Герц — это самая нахальная смерть в человеческой истории. Или — если Удача, Кали и Богородица останутся тобой довольны — лучший момент в жизни украинского воина.

Перед началом боя, когда войска уже построились, несколько козаков группировались и шли вперёд, в сторону противника, прямо в зону досягаемости ружейных пуль. Там, под пулями и пушечными ядрами, они останавливались. Начинался герц, танец со смертью.

Козаки издевались над врагом. Они смеялись, кричали, выкрикивали обидные фразы, пританцовывали под пулями, стараясь вывести противника из себя. Нередко это удавалось, и взбешённые московиты, или поляки, или турки, или татары срывались со своих позиций, ломая ряды, лишь бы стереть, заткнуть, уничтожить нахальных украинских ублюдков.

И нарывались на стройный огонь козацких мушкетов.

А если командующий противников всё же сдерживал свои войска, задача герца всё равно была выполнена. Хохочущие, издевающиеся, веселящиеся под градом пуль козаки, умирающие, но не прекращающие смертельного танца, казались врагам полубогами — или полудемонами. Кровавый танец приносил свои плоды.

С герца возвращались не все. Всегда не все, но всегда со славой. Часто не возвращался никто.

Но герц не прекращался.

Сейчас древний страшный герц вернулся. Вся Украина стоит наедине с врагом, лицом к нему. Сзади не верные товарищи, и не строй мушкетов, а непонятно кто, часто не имеющие даже смелости назвать себя нашими союзниками — хотя понимают, что их очередь следующая.

Но мы танцуем. И издеваемся над врагом. И кричим ему "До встречи на развалинах Кремля, суки!..".

Старый добрый украинский герц. Только у нас одних есть это слово. Только мы всегда веселимся, глядя в бездну, ожидая, что бездна улыбнётся нам в ответ, когда поймёт, что мы зовём её на танец.

Mademoiselle, voulez-vous venir avec moi?..