Задумывались ли вы о том, почему вы верите одному политику, но при этом не верите другому? Почему информация из энциклопедии вызывает большее доверие, чем рассказы алкоголички бабы Мани с третьего этажа? Почему одни люди верят ученым, а другие — священникам? Вопрос доверия к информации — это базовый вопрос выживания в современном мире, так что разобраться в нем стоит хотя бы из чисто утилитарных соображений.

Каждый из нас при оценке получаемой информации руководствуется некой внутренней шкалой достоверности. На одном ее конце — совершенно недостоверные выдумки, сказки, фантазии и просто ложь, а на другом — твердо установленные незыблемые истины. Весь шквал информации, получаемый нами ежедневно, оседает в том или ином месте это шкалы. Первичный процесс сортировки информации по достоверности происходит в нашем мозгу в фоновом режиме, практически без участия сознания. Это очень классная фишка нашего мозга, позволяющая ему справляться с колоссальными объёмами данных, но она же является опасной ловушкой.

Попробуйте спросить себя: на основе каких критериев вы оцениваете информацию, например, от какого-то политика? Будет ли на первом месте эффективность его предыдущей работы в органах власти, количество сдержанных предвыборных обещаний, последовательность осуществления своей программы, верность принципам и заявляемой идеологии? Не-а! На первом месте будет сугубо субъективное восприятие «нравится / не нравится». Вы даже можете не отдавать себе отчет почему один деятель вам симпатичен, а другой нет. Важнейшую роль тут играет роль иррациональная эмоциональная эмпатия, которая базируется на совершенно дремучих механизмах, вроде сексуальной привлекательности, красоты речи, опрятности одежды, похожести на вашу любимую бабушку или ненавидимого университетского препода, стиля прически, этнической принадлежности и т. п.

На втором месте будет стоять то, что этот политик говорит. Но не в том смысле, насколько его программа хороша и осуществима, а в том, насколько его идеи схожи с вашими собственными убеждениями. Вы подсознательно ищите того, кто разделяет ваши собственные взгляды, которые совершенно не обязательно являются конструктивными и полезными. Эту особенность нашей психики даже выделили в особое когнитивное искажение: confirmation bias. Собственно, на этом и строится популизм — надо максимально потакать желаниям толпы, какими бы абсурдными и взаимоисключающими они не были.

И только в третью очередь вы будете пытаться анализировать сам смысл предлагаемой политической программы. Если вообще будете. Дело в том, что анализ проводится уже сознанием, а сознательное мышление — очень «дорогое» в плане расходования ресурсов и крайне медленное. Наш мозг старается всячески избегать сознательного мышления и пытается максимально обойтись подсознательным автоматизмом где только возможно.

Есть очень хорошая айтишная аналогия, позволяющая понять почему сознательное мышление такое медленное и печальное. Наш мозг — это компьютерное «железо», имеющее свой собственный набор эффективных и оптимизированных инструкций, а сознание — это программа, написанная для совершенно иного «железа». Запуская такую программу, наш мозг, по сути, вынужден программно эмулировать совершенно чуждую ему железяку. Это очень медленно и крайне неэффективно. Если вы когда-нибудь пользовались эмуляторами старых игровых приставок, то понимаете всю эту боль: крутой современный процессор еле-еле тянет примитивную игру родом из 80-х. Так и с нашим мозгом. Формальная логика и обезличенный критический анализ данных вынуждены выполняться на железе, предназначенном для интуиции, метода тыка и субъективных эмоций.

Как бы мы не старались сознательно контролировать наше восприятие, мы не в состоянии перебороть эту ленивую сволочь, наш мозг. Он все равно будет задействовать бессознательные автоматические механизмы как только сознательный контроль ослабнет. Из этого следует нетривиальный вывод: те люди, которые имеют научное мировоззрение и критическое мышление на самом деле мыслят точно так же интуитивно-автоматически как и те, которые имеют религиозное мировоззрение и магическое мышление. Единственная разница состоит в том, что их «шкалы доверия» откалиброваны по-разному. У критически мыслящего человека доверие к религии, мистике, эзотерике, личному опыту, самопровозглашенным авторитетам, слухам и желтой прессе — минимальное, а у человека с магическим мышлением — наоборот максимальное. Первичное распределение информации по шкале доверия и у одних и у других происходит интуитивно. Если по телевизору выступает священник, то критически мыслящий человек (предположим, что он смотрит телевизор, что очень маловероятно) автоматически присваивает информации категорию «туфта» даже не вникая в смысл сказанного. Верующий с магическим мышлением наоборот присваивает категорию «мудрость», опять же еще не начав анализировать смысл.

А вот дальнейшее осмысление полученной информации (если ленивая скотина мозг до него вообще дойдет) уже заметно отличаются. Критически мыслящий человек будет пробовать утверждения на прочность — подвергать их критике и смотреть, стыкуются ли они с остальной картиной мира. Если не стыкуются, то эти утверждения будут сползать все ниже по шкале доверия. Верующий же будет передвигать по шкале доверия саму картину мира, для того чтобы она увязывалась с догматически правильными утверждениями. Выходит интересная штука: мыслительный механизм опять одинаковый — перемещение известных фактов по шкале доверия, просто двигаются разные части мировоззренческой картины. Можно сказать, что для критически мыслящих людей неподвижная точка на шкале доверия — это некий «центр тяжести» всей научной картины мира. Отдельные ее элементы могут перемещаться туда-сюда, но поскольку таких кусочков очень много, то общий центр тяжести не двигается. Это принцип работы слегка кривоватого колеса, надетого на ось, проходящую через центр масс — немного потряхивает, но в целом стабильно едет.

Велосипед на некруглых колесах в виде фигур равной ширины.


Для людей с магическим мышлением неподвижная точка выбирается от фонаря, согласно принимаемым на данный момент догматическим установкам. Ее положение никак не зависит от остальных кусочков мировоззренческой мозаики. Стоит изменить ее положение, как вся остальная картина мира может очень резко перевернуться и стать с ног на голову. Это принцип работы колеса-эксцентрика, где ось проходит где-то близко к ободу — оно-то катится, но колбасит при этом так, что лучше бы не катилось...

Упоротый цирковой велосипед с колесами-эксцентриками. Массаж простаты и тренировка вестибулярного аппарата в нагрузку.

Такая механическая аналогия оказывается очень плодотворной. Она, например, хорошо объясняет, почему верующим очень тяжело дается даже совсем небольшая корректировка устоявшихся догм: стоит немного качнуть их колесо-эксцентрик, как начинаются мучительные американские горки, тогда как у критически мыслящих все ограничивается практически незаметной вибрацией. Не с этим ли связаны религиозные войны по поводу правильного направления крестного знамения и прочей малозначимой ерунды?

Аналогию можно провести даже немного дальше. Если колесо-эксцентрик находится в покое (ось расположена внизу), то его очень тяжело провернуть. Его можно качнуть (сидящих в телеге при этом начнет сильно штормить), но оно вернется в прежнее положение немного поколебавшись туда-сюда. Чтобы реально сдвинуть такую телегу с места надо провернуть колеса на полные пол-оборота, причем она все равно не будет катиться плавно, а резко перевалится в следующее положение равновесия и застрянет в нем до следующего сверхсильного пинка. Не в этом ли причина того, что религиозные общества очень стабильны, но при этом практически не способны эволюционировать (телега не едет, а только колеблется вокруг устойчивого равновесия), а какое-то развитие возможно только после катастрофических ударов извне?

Напротив, «нормальное» (пусть и кривоватое) колесо относительно легко катится. Локальные минимум для него совсем неглубокие и выбраться из них можно даже легким толчком. Так и светские общества легко эволюционируют, но лишены устойчивости — стоит зазеваться как телега уже куда-то уехала.

Можно продолжать философствовать дальше и пробовать связать выбор того или иного способа надевания колеса на ось с нейрофизиологическими особенностями мозга и типом психики, но в эти дебри пусть лезут профильные специалисты. Для нас, простых смертных, важно, что наше сознание - это в любом случае кривое колесо. От нас зависит только то, где мы расположим его ось и, соответственно, насколько комфортно нам будет на нем ехать.



Если вы хотите увидеть материал на какую-то конкретную тему, то вы можете поучаствовать в его создании. Перечислите небольшую сумму (сколько не жалко) на карточку ПриватБанка 5168742223114541 и напишите мне в личные сообщения какая тема вас интересует. А можете просто таким образом сказать спасибо автору.

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація