9 октября 2018 года произошло незаурядное событие — самый гуманный в мире печерский суд признал недостоверной информацию о том, что одиозный декан факультета информационных технологий КНУ Юрий Тесля является лжеученым. О всех нюансах этого позорища вы можете прочитать здесь, я же использую этот случай для того чтобы провести краткий ликбез по научным теориям и тому, с чем их едят.

Если кто не знает, то «теория» не лжеученого Тесли строится на следующих постулатах:

1. Материя чувственна. Ее поведение (движение) определяется не искривлением пространства, а собственным отношением к действительности (чувственной компонентой нашего мира).
2. Материя рефлекторна. Не законы движения определяют поведение материи, а рефлекторное развитие материи сформировало имеющиеся законы (правила) движения...
3. Mamepuя - эmo движение. Движение определяется отношением движущегося объекта к действительности.

Там еще много фееричных откровений, которые хорошо описаны здесь и здесь, очень рекомендую ознакомиться. Вряд ли вы постигните несиловой дзен, но поржете гарантированно - где еще вы узнаете, что метеориты падают на Землю из-за того, что они "откликаются на ее зов чтобы получить позитивные эмоции", а не потому что существует гравитация?

- С позиции теории несилового взаимодействия, гравитация — это убеждение одним объектом других в том, что он дает им что-то интересное, правильное, нужное для создания позитивных мироощущений.
- В начале развития материя училась поступать по-разному. Иногда приближаться, иногда отдаляться. Но так сложилось, что почему-то именно сближение стало более правильным с позиции получения позитива.

Мы же обратимся к тому, что из себя представляют нормальные научные теории.

В науке термин «теория» имеет четкое определение, но оно сложное поэтому давайте я объясню по-простому. Теория - это не умозрительные домыслы и не фантазии на похмельную голову. Это некое предположение о том, как устроен мир, которое (а) базируется на опытах или наблюдениях и согласуется с ними, (б) имеет прогностическую ценность т. е. способно предсказать что-то, что без нее сделать не удается.

Теории не изобретаются просто так от нечего делать. Появлению новой теории обязательно предшествуют какие-то необъяснимые в рамках старых явления. Например, квантовая механика возникла не из-за того, что Планк, Эйнштейн, Гайзенберг и другие выдающиеся физики пинали балду и что-то там себе нафантазировали, а от невозможности объяснить кучу экспериментальных фактов, таких как фотоэффект, опыт Юнга и спектр излучения абсолютно черного тела. Странные явления были, а объяснения им не было. Старые теории, при попытке объяснить эти эксперименты, выдавали какую-то фигню, которая на реальность не натягивалась. Пришлось создавать новую теорию для их объяснения.

Уже из этого упрощенного объяснения видно, что «Теория несилового взаимодействия» не лжеученого Тесли никакой теорией не является:

  • Она не базируется на опытах и наблюдениях, а является чисто умозрительной фантазией о том, что материя «чувственна» и у нее есть какие-то «рефлексы» (что бы все это не значило).
  • Она не имеет ни малейшей прогностической ценности т. к. не способна предсказать ничего такого, чего не могли бы предсказать существующие физические теории. Собственно, она вообще ничего не может предсказать т. к. просто не оформлена в том виде, который хоть куда-то можно присобачить — это просто художественный текст с философскими отступлениями весьма сомнительного качества.


Кроме самого определения научные теории подвергаются долгой и нудной процедуре проверки на вшивость. Эта процедура не записана в каких-то законах, обязательных к исполнению, но все ученые коллективно выработали за многие десятилетия именно такие правила игры. Если теория претендует на общность (т. е. это не исследование походки третьего коня гетмана Скоропадского в козятинском районе, а что-то более глобальное), то ее обязательно нужно опубликовать в международных рецензируемых журналах.

Это позволяет отследить банальные ошибки в расчётах и выкладках (они могут всплыть при рецензировании), выяснить делалось ли что-то подобное раньше (рецензент может знать предметную область лучше автора) и посмотреть на общую реакцию профессионального комьюнити на выдвигаемые идеи. Теорию очень желательно обговорить на профильных научных конференциях, причем не один раз. Это позволяет услышать мнение многих умных людей (которые, опять таки, могут указать на неочевидные ляпы и проблемы) и популяризировать новую идею среди специалистов.

Наконец, теория должна быть окончательно верифицирована путем объяснения ранее необъяснимых экспериментальных данных или путем предсказания результатов каких-то новых экспериментов. Если новая идея действительно интересна научному сообществу, то такие эксперименты будут проведены, а автор теории, в случае успеха, получит респект и уважуху.

Прошла ли теория Тесли такую проверку? Естественно нет.

  • Она ни разу не была опубликована ни в одном журнале с независимым рецензированием т. к. ни разу не проходила через горнило критики профессионалов на международном уровне.
  • Попытки ее представления на локальных физических и математических семинарах неизменно проваливались — реакция коллег-ученых была резко негативной.
  • «Теория» не дает никаких предсказаний и ничего не объясняет, соответственно она банально никому не интересна из-за полной бесполезности.

Можно конечно, говорить о том, что коллеги гнобят непризнанного гения, но куда более простое объяснение состоит в том, что фантазии Тесли - просто ненаучная чушь. Бритва Оккама знаете ли.


Еще одна черта всех нормальных научных теорий — четкая очерченность области применимости. В современной науке не существует «теории всего». Разные теории описывают разные аспекты окружающего нас мира. Например, классическая механика описывает поведение достаточно крупных (макроскопических) объектов, движущихся со скоростями, гораздо меньшими скорости света. Как только скорости становятся релятивистскими либо размеры объектов уменьшаются до атомарных она перестает работать. Квантовая механика подхватывает эстафету на малых масштабах, а специальная теория относительности — на больших скоростях. При этом все эти теории сшиваются одна с другой с помощью предельных переходов: квантовая механика в пределе больших квантовых чисел становится классической, а релятивистский закон сложения скоростей при малых скоростях становится «нормальным».

Никто не запрещает использовать квантовую механику для описания движения шпинделя токарного станка, но это будет чудовищно неэффективно — то, что может посчитать за минуту слесарь Вася на калькуляторе с помощью классической механики, будет требовать десятков лет квантовых рассчетов на огромных суперкомпьютерах. Результаты, что характерно, будут одинаковыми. Именно соображения эффективности и практического удобства и говорят о том, что даже при наличии «глобальной теории всего» ее невозможно будет применять напрямую ко всему на свете. Так или иначе для практических расчетов движения шпинделя будут все равно применяться классическая механика, калькулятор и Вася, а не какая-нибудь теория суперструн, суперкомпьютер и Стивен Хокинг.

И снова «теория» не лжеученого Тесли не радует. Она является типичной «теорией всего», которая не объясняет при этом ничего. У нее нет очереченной области применимости т. к. умозрительные умствования вообще ни к чему не применимы на практике. Она не переходит в предельном случае даже в элементарную классическую механику т. к. предельным случаем бессодержательного ля-ля является, внезапно, бессодержательное ля-ля. Автор заявляет, что теория объясняет все на свете, но не может даже рассчитать движение шпинделя у слесаря Васи (простите за пошлый каламбур).


Мораль этой статьи очень проста — никакой суд не способен запретить называть вещи своими именами. Лженаучная умозрительная писанина остается таковой даже если ее автор признан судом не лжеученым.

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація