site.ua
vspivakovsky
Владимир Спиваковский
член клубу

Вот грядёт реформа образования. Это что - дорожная карта:

а) по затыканию дыр?

б) по принятию законов?

в) по стремлению быть в мире лучшими?

Только третий вариант даёт решение первых двух.

Я всегда говорю своим студентам: Целься в Луну, так как даже если ты в неё не попадешь, будешь вращаться среди звёзд. Ты можешь, конечно, целиться в урну, и даже попасть в неё. Но будет ли тебе нравиться это твоё новое окружение?

Так вот. Если следовать только в фарватере нынешней модели образования, то и через пять лет мы будем отстающими, с теми же старыми дырками. Поэтому надо реформировать образование с упреждением, кардинально. На зависть всему миру, даже если некоторые твердят, что это невозможно.

Недавно я проводил мастер-класс «Будущее образования» в Житомире, где мне все жаловались, что у них в провинции вообще ничего невозможно. Я послушал-послушал и говорю: так у вас тут в провинции родился Сергей Павлович Королев, который запустил в космос первый в мире спутник! А вы говорите – провинция.

Для того, чтобы стать лучшими, надо немного, всего лишь грамотно ответить на семь фундаментальных вопросов:

  • 1.Чему учить.
  • 2.Кем учить.
  • 3.Как учить.
  • 4.Зачем учить.
  • 5.Как управлять.
  • 6.Сколько это должно стоить.
  • 7.И какой в итоге будет результат.

1. Контент – «чему учить». В первую очередь, надо пересоздать набор обучаемых предметов (наук и практик). Сделать его другим, более современным по сравнению со Средневековым, откуда он к нам пришёл, и так надолго задержался. Тогда знания будут другими, адекватными наступившей Информационной эпохе.

Такая новая матрица предметов, кстати, создана, и я её скоро выложу. Она вполне готова к употреблению, так как современна, четко структурирована, понятна и даже заграница ею заинтересовалась.

В ней десять главных разделов, по шесть тем в каждом, охватывающие все основные эрудиции и компетенции, которые нужны самому человеку, и его будущему работодателю.

Она похожа на таблицу Менделеева. Ведь до Менделеева тоже существовали разрозненные химические элементы со своими валентностями. Но в то время, «до таблицы», манипуляции с веществами называли алхимией.

Такая же ситуация сейчас и с образованием. До нынешнего периода образование не являлось, увы, системным. Оно было более похоже на алхи-образование, как алхимия. Случайно запомненные знания, со случайными методиками, часто со случайными учителями, нацеленные на случайные цели, давали в итоге не что иное, как случайные непредсказуемые результаты.

Эти результаты системы образования известны – 80% брака. Если бы столько брака выпускали заводы – они бы разорились в один день… Возможно, образование именно по этой причине подошло к своему краху, а не из-за отсутствия денег или учебников.

Ведь даже энтузиасты с именами, которые организовывали свои авторские школы, но в прежней «алхимической парадигме», не достигали массового распространения своих авторских школ, потому что алхимия и есть алхимия.


…Мой нынешний текст – это не критика этого брака, а объяснение причин и предложение выходов. Причем выходов не схоластических, а вполне реальных, и даже уже апробированных, так как я имею такую возможность.

Так вот, до тех пор, пока обучение будет «хаотичным», оно будет похоже на алхимию. И только когда будет перевоссоздана новая матрица компетенций-знаний-навыков, всем станет ясно «чему учить», какой должен быть контент. И тогда кпд системы образования резко повысится, с 20% до 80%. Ведь образование получит главное недостающее звено – предсказуемость.

2. Кадры – «кем учить». Это уже будут не совсем учителя. Просто до сих пор учитель был единственным источником информации, а теперь этих источников стало много. Значит, учитель постепенно превратится в навигатора-коуча, который знает, как обращаться с информацией и с её лавинообразными потоками. Коучи знают, как выловить из этих потоков то, что важно-нужно-приоритетно, и отфильтровать то, что не нужно.

Они уже будут не столько «назидательно учить (делай раз, делай два)», сколько участвовать в знаниевой и жизненной навигации своих подопечных по всевозможным неизведанным лабиринтам.

Споры о том, как их называть: тьюторы, тренеры, навигаторы, штурманы или коучи, не так важны. Похоже, что более всего привлекательна модель спорта, где тренеров называют коучами, так как они заботятся не только о том, как бить по мячу, но и как общаться, стремиться к победе, искать выигрышные пути и вообще выстраивать свою жизнь.

3. Технологии - «как учить». Ну, конечно, уже не только в формате «мел-тряпка-доска-предмет-урок-домашнеезадание-оценка-педсовет», и даже не просто компьютеры, а смешанные технологии. Они включают в себя интерактив, тематические кейсы, соревновательность, повышенную мотивацию и ориентацию на конечный результат.

Новых технологий разработано уже достаточно. От «перевернутого класса» и «учеников-дублеров» до дистанционных и индивидуального homeschooling. Современная техника позволяет выстраивать каждому ребенку его индивидуальный темп усвоения, объемы материала и мотивацию.

4. Цели – «зачем» учить, то есть на какой результат выходить в конце учёбы? Ведь конечный результат – это не только Аттестат+ЗНО, а набор важных компетенций, таких, как смекалка, умение общаться, обработка информации, принятие решений, генерирование идей, память, командная работа, фундаментальные знания, целеустремленность, концентрация внимания, глубина и широта знаний и умение их применять на практике.

Конечно, каждый ученик не обязан владеть всеми компетенциями сразу, но сможет выбрать любые пять из списка «100» и совершенствовать их или менять по мере вырастания и взросления. Способы оценивания этих компетенций тоже уже существуют, без нервотрепки и ответственно, так что это тоже будет прорывомв технологиях образованности на мировой уровень.

5. Управление – как всем этим обновляемым хозяйством управлять? Если начать придерживаться логики здравого смысла, то это тоже несложная проблема. Правда, здесь одними схемами не обойдешься. Есть страны, в которых образованием полностью управляют сверху (не будем их называть). Есть те, где всё решается в каждом штате (США). Есть те, где решения принимаются самими школами (Финляндия).

Здравый смысл «управления большими системами» заключается в ориентации на конечный результат, чтобы он был востребован. Ну, как любая готовая продукция. Например, завод, изготовляющий шины, должен понимать, к каким автомобилям их делать, и какими свойствами они должны обладать. Так и выпускник-компетист, с набором компетенций-навыков-умений-знаний, должен удовлетворять нынешним требованиям работодателей и вузов.

Самая модная теперь схема, когда министерство выполняет роль не печатника и дистрибьютора учебников или сокращателя вузов, а роль маркетингового агентства, которое исследует спрос на конъюнктуру профессий и специальностей, и организовывает обеспечение «предложения».

В конце концов, рынок есть рынок. И отрадно, что индустриально-информационная эпоха наконец-то добрела до школы. Здесь уже не так важно, кто кому подчиняется (учителя и школы в Финляндии никому не подчиняются), а как организовать эффективный менеджмент.

Это тоже уже несложно, так как иерархическая система себя исчерпала, и ей на смену приходит молекуярная. Каждая молекула сама знает – что ей делать и как. А должности, начальство, бесконечные совещания-накачки, - это уже не управление процессами, а дезинтеграция.

Раз уж в наше сознание внедряются такие слова, как «роли», «команда», «профессионализм», то из этих слов выкристаллизовывается и система управления. Должности заменяются на роли, а обязанности каждый учитель устанавливает себе сам. Главным кнутом является «продление или непродление контракта» в конце года – лучшего стимула мир пока не придумал.

Например, в футболе тренер-коуч игроками ведь не командует. Вы когда-нибудь видели, чтобы игрок бежал к чужим воротам, а тренер ему вдогонку кричал: Бей в нижний угол! Коуч даёт общие контурные установки перед игрой, а уже профессионализм игрока диктует ему, как бежать и куда бить.

Особенно важно это в условиях перехода от предметно-урочной системы к кейсовой, где пересекаются разные роли учителей и коучей, и им приходится гибко применять свои взрослые профессиональные компетенции, от уборщицы до директора.

Такая диагонально-молекулярная система управления – единственная возможность при обилии мелких квантов информации обеспечивать управляемость системы.

6. How much? Всех интересует, сколько это будет стоить, и кто должен за хорошее образование платить? По-хорошему, это должно делать государство из наших налогов. Но если оно не сумеет (не захочет, не сможет…), то придется раскошеливаться всем заказчикам системы образования.

Вы спросите – а кто эти заказчики? Вот они, их шесть. Государство, родители, вузы, бизнес, сами ученики и наука. Каждый из них потом получает себе выпускников в виде «готовой продукции или полуфабриката».

Так вот сначала каждый из заказчиков должен сформулировать, что он хочет видеть в этой готовой продукции, чтобы не быть разочарованным. А после этого посчитать смету – сколько это будет стоить. И когда сойдётся общий баланс, когда каждый из заказчиков внесет свою часть платы за свой «заказ», тогда и сформируется бюджет.

Если баланс не сойдётся, или у кого-то из заказчиков не окажется денег на свою часть системы образования, то потом ему нечего жаловаться, что ребенка чему-то не научили из того списка, что заказчику нужно. На всякий случай скажу, что сметы у меня все посчитаны, так что можно и этот подход внедрять.

7. Результат. Ну, и седьмой вопрос, от которого пробирает дрожь: какой от всего этого в конце пути будет результат. Ответ прост: это соотношение затраты/результаты. Если сегодня кпд системы образования составляет всего лишь 20%, а 80% - это «брак», то при внедрении предлагаемого стратегического плана пропорция станет обратной.

И это приведет не только к тому, что выпускники школ и вузов будут более компетентными, но и к резкому всплеску экономики страны, её деловой активности и, если повезет, то и к процветанию государства, которое будет происходить от почти совершенной системы образования.

Ведь недостаточно только лишь говорить о важности человеческого капитала и об инвестициях в human resources. Нужно этот человеческий капитал энергично создавать, правильно оценивать и эффективно применять. Тогда он будет стоить дорого, а иначе зачем вообще столько сил и средств вкладывать в образование?

Другое дело, что эта возможность возникает только тогда, когда мы образованию делаем существенный апгрейд и переходим от алхимии к химии. То есть создаем новую филигранную матрицу знаний и умело отвечаем на семь поставленных фундаментальных вопросов.

Это и будет долгожданным прорывом и настоящей реформой образовательной системы.

А иначе, зачем тратить столько усилий?

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація