site.ua
член клубу

С людьми, пострадавшими от российской пропаганды, лучше работать, словно с попавшими в секту.

"Мы готовы за счет средств областного бюджета оздоровлять детей, проживающих на неподконтрольных (Украине) территориях", — об этом заявил руководитель Луганской областной военно-гражданской администрации Юрий Гарбуз на торжествах по случаю 20-й годовщины Дня Конституции Украины в Старобельске.

Это довольно смелое заявление губернатора актуализирует целый комплекс вопросов, связанных с продвижением украинских интересов на оккупированных территориях несиловыми методами. Речь идет о том, какой "кейс" политики "мягкой силы" готова представить украинская власть, для того, чтобы работать с людьми по ту сторону разграничительной линии на Донбассе?

Создать механизмы вовлечения

Согласно определению американского политолога Джозефа Ная, "мягкая сила" — это способность добиваться желаемых результатов на основе добровольного участия, симпатии и привлекательности, в отличие от "жёсткой силы", которая подразумевает принуждение.

В условиях "ни мира, ни войны", в котором живет сейчас весь Донбасс и Луганская область в частности, "мягкая сила" является тем инструментарием, который реально спасает жизни и лечит раны.

Речь не идет о том, что мы готовы финансировать социальные издержки российской оккупации на Донбассе. В первую очередь местные власти стремятся выстроить отношения с людьми, оказавшимися в трудном положении.

С каждым днем по ту сторону фронта до многих начинает доходить, что будущего у ОРДЛО нет и быть не может. Люди начинают искать возможность решить свои бытовые вопросы, устроить детей в украинские школы или вузы, отправить на оздоровление в украинские детские лагеря отдыха, ищут возможности трудоустройства на подконтрольной Киеву территории и т.п.. Поток заинтересованных в решении таких вопросов становиться все больше.

Речь не идет о том, что они стали вдруг полностью лояльны к Киеву. Просто в ЛНР нет никакой перспективы. Нужно приспосабливаться и как-то жить дальше. Эйфория сепаратизма прошла безвозвратно. Никакой "Новороссии" уже не будет, и в России эти территории не ждут. Поэтому с такими людьми стоит работать.

Гарбуз предложил развернуть в прифронтовой зоне систему оказания помощи не только временно перемещенным лицам (переселенцам), но и тем, кто хочет оставаться в украинской системе социального обеспечения, кто стал лоялен (путь даже вынужденно) к Украине.

Так, выпускники, которые прошли независимое оценивание, получили свидетельство или аттестат государственного образца, могут продолжить образование в вузах Луганщины или получить рабочую профессию в профессионально-технических учебных заведениях. Губернатор лично гарантировал помощь в решении организационных вопросов, связанных с переездом и обустройством на украинской территории.

Второй инициативой стала идея организации оздоровления детей с оккупированных территорий в шести комфортабельных лагерях отдыха в Марковском, Кременском и Старобельском районах. И это только начало.

Через заботу к доверию

В целом в Луганской области на учете стоит 184 тысячи 331 пенсионер-переселенец.

Однако не все из них реально получают пенсии и не все являются переселенцами. Поэтому в марте 2016 г. в регионе была приостановлена выплата пенсий 86 тысячам пенсионеров. Однако по состоянию на средину июня, после проверок переселенцев по спискам СБУ удалось восстановить пенсии 24 тысячам человек.

По Украине социальные выплаты восстановлены 80 тыс. переселенцев из 450 тысяч, которые подтвердили свое проживание на территории, подконтрольной украинским властям.

Пенсия восстанавливается только через "Ощадбанк", а с 1 июля будет прекращена выплата всем, кто получает ее через другие банки. С 1 августа впервые обратившимся пенсионерам, а также переселенцам, в первую очередь, обратившимся за назначением или переводом пенсии, будет оформляться карточка госбанка вместе с пенсионным удостоверением. В Луганской области 22 тысячам пенсионеров-переселенцев предстоит перейти на "Ощадбанк".

В связи с этим руководство Луганской областной ВГА разработало план оказания помощи пенсионерам, точечной работы с людьми из "серой зоны" и теми, кто вынужден жить по обе стороны разграничительной линии.

Консультации для пенсионеров оказались хорошим инструментом информационной кампании. Автор на личном опыте убедился, как работает система оповещения и слухов в пенсионерской среде, и как выстраивается в их среде "осторожное доверие" к украинской власти на Луганщине.

Информационное присутствие

Сегодня уже известно, что за несколько лет до начала войны российские телевизионные и радиопередатчики вдоль границы с Украиной увеличили свою мощность. В итоге, к началу российской операции в Украине бо́льшая часть территорий Харьковской и Луганской областей были покрыты телевизионным и FM-сигналом из-за границы.

На Донбассе нужно не просто восстанавливать информационное присутствие Украины, а устанавливать информационное доминирование украинского информационного и культурного продукта.

В ближайшее время планируется установить три телевышки: две в Донецкой области и одну в Луганской. Первая, 180-метровая вышка будет установлена вблизи Славянска (Донецкой обл.) на горе Карачун. Вторая за ней будет установлена на Луганщине.

Второе направление — это печатные СМИ. До последнего времени газет было явно недостаточно, они издавались местными органами власти или находились под контролем региональных финансовых групп. Там не было единой информационной стратегии. Газеты по типу "Донецкая правда" и пр. (которые издаются Мининформации) не доходили до конечного потребителя, не говоря уж о попадании за линию фронта.

Новое руководство Луганщины поддержало идею создания медиа-холдинга на базе областного телевидения и газеты, который должен покрыть дефицит информационного проукраинского продукта в регионе.

По мнению исследователя медиа-пространства Питера Померанцева, ментальное возвращение Донбасса — длительный и трудоемкий процесс, который может затянуться на неопределенный срок. С людьми, пострадавшими от российской пропаганды, лучше работать, словно с попавшими в секту. Аккуратно налаживать контакт при помощи медиа, соцсетей, а также государственных программ.

Вместо заключения

До последнего времени я довольно скептически оценивал возможности "мягкой силы" Украины в решении конфликта на Донбассе. На мой взгляд, оккупированные территории нуждались в долговременном каратине и десепаратизации. Однако то, что я увидел собственными глазами во время недавней поездки в зону АТО, убедило меня в обратном.

Да. Необходимо сохранять повышенную боеспособность нашей армии. Война будет. Она никогда не останавливается настолько, чтобы можно было расслабиться. Путинский режим не откажется от вооруженных провокаций. В Кремле мира не хотят.

Наша задача — выбить из-под ног у оккупанта социальную базу поддержки всяких ЛНР-ДНР. Я не говорю о формирования лояльности к Украине. Это дело долгое и ресурсозатратное.

"Мягкая сила" Украины в регионе на данном этапе, как бы это цинично ни звучало, — должна работать на инертность населения оккупированных территорий. Демотивация в поддержке сепаратистов. И когда придет время "Ч", люди по ту сторону линии размежевание своей пассивностью выберут Киев, а не оккупантов и их марионеток.

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація