site.ua
vitalii.kulik
Виталий Кулик
новачок

В последнее время в экспертной среде идет дискуссия о том, что деолигархизация не должна сопровождаться реприватизацией. Считается, что обеспечение стабильности права собственности является более важным, чем отстранение крупных ФПГ от управления секторами экономики и финансовыми потоками.

При этом сторонники идеи "взращивания национальной буржуазии" считают, что можно решить проблему легитимности собственности путем приятия некого юридически-правового акта. Например, "новый общественный договор" между властью и бизнесом. Это все равно, что найти волшебный переключатель, щелкнув которым можно было бы разом перевести ситуацию из режима нелегитимности в режим легитимности. Попытка изобрести формальное решение проблемы, которая по своей природе является неформальной.

В свое время российский эксперт Ростислав Капелюшников утверждал, что британский опыт джентельменского пакта о "честной игре" между властью и бизнесом ("windfall profit tax") для постсоветских стран мало приемлем. У нас олигархи не джентльмены, у них другой жизненный опыт. Они никогда не играют "по-честному".

Поэтому, в украинском обществе сложилось почти консенсусное неприятие приватизации и выросшей на ее основе крупной частной собственности. Трудно отыскать какую-либо компактную социальную группу, внутри которой подавляющее большинство приветствовало бы приватизацию и благожелательно отзывалось о крупной частной собственности. У нас существует твердая убежденность, что приватизация осуществлялась с массовыми нарушениями даже формальных "правил игры" — не говоря уже о неформальных.

Наши олигархи давно перестали быть (и скорее никогда и не были) прогрессивной частью национальной буржуазии, создающими национальный доход.

По словам украинского политолога Анатолия Сорокина, украинские олигархи в большинстве своем "ресурсники". "Они находятся в самом низком звене в цепи производства товаров и услуг. Выкачивают ресурсы из земли, проводят первичную переработку и в таком виде продают за границу. Большинство из них за все годы независимости Украины действительно не построили ни одного предприятия, не создали новых рабочих мест, не ввели ни одной инновационной технологии. Зато и дальше эксплуатируют советский хлам, который им достался практически даром с помощью темных приватизационных схем".

Зачастую единственным видимым результатом прихода новых собственников на бывшие госпредприятия становятся массовые увольнения, которые маскируются красивыми эвфемизмами типа "оптимизации численности персонала".

Для современной Украины главная опасность — консервации олигархического капитализма — это то, что он может существовать только за счет государства, эксплуатируя политическую ренту, работая на "откатах", воспроизводя коррупцию. Олигархия — это вечное догоняющее развитие без шанса вырваться из постсоветского прозябания.

Настоящей цивилизованной конкуренции они боятся, как огня. Потому что они никогда не были настоящими предпринимателями, а весь их "бизнес" построен на монополизме, доступе к теневым схемам приватизации и бюджетному корыту (по Ярославу Оберемко).

Во власти же устанавливается "олигархический консенсус" — такая конфигурация политических сил и такой передел властных полномочий, который позволяет основным ФПГ при минимальных рисках для себя провести новое перераспределение собственности в государстве. Иными словами, кто бы не побеждал на выборах, он вынужден находить консенсус с олигархами и играть по их правилам.

Революция Достоинства не закончена, пока не покрыт дефицит справедливости. Простым "отнять у одних и отдать другим" тут не обойтись. Передел собственности должен включать не только ФПГ, но и простых граждан. Гражданское общество ставит вопрос о правомерности существования самого института олигархата и социально-экономических отношений его порождающих.

Лидеры оппозиции на Майдане дважды обещали разделить власть и бизнес, уменьшить влияние крупных собственников на принятие государственных решений. Однако олигархат как политико-экономическое явление не только не исчез, а даже усилился.

Логика революционного процесса такова, что Новая Украина не предусматривает "олигархического консенсуса". Нулевой уровень лояльности к "нечестной игре" со стороны гражданского общества подрывает остатки постсовка.

Пропасть между богатыми и бедными значительно расширилась. На что рассчитывает власть, поддерживая в государстве такой налоговый режим, такие пропорции бюджета и такой подход к национальным финансам? Это только узаконивает предельно несправедливое распределение общественного богатства, обрекающее народ на бедность.

Поэтому, пока новая украинская власть не проведет деолигархизацию государства она будет иметь размытую легитимность и постоянно сталкиваться с вызовами Майдана 3.0.

Дефицит справедливости должен быть покрыт. Нужна реприватизация.

(полная версия на Главреде)