site.ua
новачок

Война оставляет значительные, иногда неизлечимые следы на теле стран, континентов и даже цивилизаций. Но больше всего отметин, как материальных, так и духовных, безусловно, остаётся на теле человека. Серьёзная проблема для общества состоит в том, что вылечить материальные шрамы намного легче, чем духовные. Материальные находятся вне, их легко идентифицировать и вовремя начать выздоровление, в то время как духовные прячутся в потаенных закоулках людского существа, пока не начинают скалиться, подвергая опасности своего носителя и окружающих его индивидов.

Поэтому хотелось бы поговорить о духовных ранах и в целом психологии граждан Украины во время всех тех экстремальных социальных, политических и культурных перипетий, которые приходится переживать нашей стране. К рассматриваемым проблемам мы отнесём изменения, касающиеся характера, позиционирование себя в окружающей среде, восприятие конфликтных, стрессовых ситуаций, а также возникающие или проявляющиеся психиатрические болезни. И начнём, пожалуй, с последних, поскольку именно они представляют самую большую опасность для социума. Хочу заранее предупредить, что я буду касаться психологических проблем солдат АТО, а также способов их лечения, реабилитации, борьбы с постстрессовым расстройством и т. д. лишь косвенно.

Уже было написано немало статей, немало решений было предложено, а ситуация так и осталась в повисшем состоянии, поскольку: 1) ещё не закончилась война; 2) методики лечения не могут или не желают реализовывать; 3) доступно мало информации: о случаях с позитивной симптоматикой (ярко выраженной) замалчивают, психике бойцов часто не уделяют должного внимания врачи или просто-напросто не желают обращаться за помощью сами солдаты. Переливать из пустого в порожнее не имеет смысла, хотя ясно, что бойцы АТО становятся на основную колею общественной жизни, которую надо отладить для дальнейшего продвижения вперёд. Но сейчас под нашим пристальным вниманием находятся гражданские лица, которые долгий период времени пребывают под воздействием войны.

Для старта нашего исследования начнём с недуга, который побывал у каждого на слуху, помелькал сотни раз в культуре, стал неким брендом и бичом XXI века. Наверное, каждому приходилось «депрессовать», задумываться о тяжести бытия, грустить или размышлять о суициде. В целом, совершать вполне нормальные, присущие любому здоровому человеку, вербальные мастурбации. Ясно, что на наше настроение влияют различные факторы окружающего мира: климат, погода, стресс на работе, проблемы в семье, перепил спиртного, недоел и многое другое. Когда человек попадает в среду, где всё бурлит, коллапсирует, видоизменяется, ему надо определённое время, чтобы адаптироваться в новых условиях. Украина является как раз такой средой: война, добавим к этому послереволюционный ступор, медленно текущие реформы, стремительно ухудшающиеся условия жизни, и получим с вами винегрет быстрого приготовления. Кстати, вот быстрота его готовки широко используется вражескими (да и нашими тоже) военными, пропагандистами и идеологами – всего побольше, сразу и навалом – человека должно расплюснуть, словно в центрифуге от количества и скорости происходящих событий. И самое главное – перерыва быть не должно, он позволяет приспособиться, а этого нельзя допустить.

В таких условиях человек постепенно и уверенно скатывается в меланхолию, апатию, приобретает астению. Уверенности в завтрашнем дне всё меньше, еда теряет вкус, да и жизнь уже не блещет прошлыми цветами. Теряется работоспособность, заинтересованность в семье, муже, детях, а в голове крутятся планы по решению насущных проблем – всё это накапливается в виде нереализованных желаний и эмоций. Человек ищет решения, суть которых, грубо говоря, «очистить» себя от излишка неудовлетворённостей. Некоторые находят правильное решение – ходят в парки, кино, встречаются с друзьями или тратятся на психотерапевта, другие же предпочитают неправильный выход – пить с определённой регулярностью до уничтожения своей печени и почек. Поэтому существование работающих кафе, ресторанов и парков развлечений необходимо, ведь человек не только умственно, но и физически не может постоянно жить в стрессе.

Здесь есть определённый уровень неадекватности, когда «патриоты» кричат, мол, как вообще можно развлекаться, когда умирают наши солдаты, сами полдня проводят за мониторами, засовывают внутрь такое количество дерьма, что попадают в больницу не от вражеской пули, а от сердечного приступа. Более того, я разговаривал с вернувшимися с войны ребятами, которые говорили, что там им комфортно, там у них всё понятно, там у них настоящая жизнь, а здесь рутина, суета, заботы, которые быстрее доведут до ручки, чем война. Пуля у них – ещё одна пуля, взрыв у них – ещё один взрыв, а мы каждый день сидим перед телевизором и смотрим страшилки, которые и созданы для того, чтобы вызывать у нас повышенное давление и учащенное сердцебиение.

Но не всё так гладко с отдыхом. На него нужны деньги, а когда у тебя за спиной голодные рты, а гривна падает прямиком в ад, тут никак не потратишься на внешние раздражители. С другой стороны, существуют общественные парки, озера, леса, музеи со свободным входом, но нет культуры посещения данных мест: мы привыкли после работы – на диван, бутылочку пива и поехали смотреть новости, добивать себя. Я по телевизору не вижу никакой пропаганды альтернативного, отличного от «голубого» экрана, времяпрепровождения. К сожалению, «ящик» не может бороться против себя самого.

В конечном итоге, если человек выкидывает из себя нереализованные желания и эмоции, очищает свой мозг от перегруза, «депрессия» уходит сама по себе. Такая «депрессия» является экзогенной. Я не просто так беру её в кавычки, поскольку многие врачи её за депрессию и вовсе не считают. Более серьёзная «подруга» экзогенной «депрессии» является депрессия эндогенная, с которой можно попасть впросак. Эндогенная депрессия считается полноценной клинической формой депрессии, которая очень трудно поддаётся лечению и очень часто имеет фатальные последствия. Также эта гадина может сопровождаться таким огромным количеством симптомов, что человек по-настоящему страдает даже от физических болей неизвестной этимологии. Идентифицировать её крайне трудно, поскольку человек с клинической депрессией в «скрытой» стадии может реже, в отличие от здорового человека, страдать от перепадов настроения, ни на что не жаловаться. Но хватит всего одного «триггера» (спускового механизма) по типу Майдана, экономического кризиса, а тем более войны, чтобы он «слетел с катушек».

Клиническая депрессия не лечится кино и прогулками по парку, тут уже в бой вступают дорогостоящие пилюли (от 300-700 грн за курс) и требуется, как минимум, полугодовой период лечения и психотерапия, один сеанс которой варьируется от 200 до 500 грн. А теперь вопрос: как женщина, узнав о ранении или смерти мужа, получив такой серьёзный стресс, активировавший тягостный недуг, сможет позволит себе лечение, бьющее по семейному карману, не учитывая детей за своей спиной? Более того, сможет ли она идентифицировать болезнь или спишет симптоматику на «всё само собой пройдёт»? Ещё к знахарям любит наш народец походить. Обратиться к врачу в районной поликлинике невозможно. Ведь психотерапевтов там не найти, а психиатр таблеток правильных не пропишет, а если и пропишет, то на них не хватит денег, вот и приходится терпеть, если случай не критичный, привыкать к ухудшению условий жизни, зарабатывая себе инфаркт, инсульт, а также прочие радости бытия. Крайне трудные пациенты, теряющие работоспособность, попадают в психиатрические клиники, где доктора вылечивают или «вылечивают» их. Пребывание в заведении закрытого типа с питанием в расчёте 3 грн на человека и дешёвыми лекарствами, коих нет, то ещё испытание. Это в Киеве, столице Украины, что уже говорить о регионах страны, в которых условия отвратные, и каждую проблему решают постепенным превращением человека в уютный для социума вазончик.

Какие существуют решения проблем?

1) Можно, конечно же, создать центры психологической поддержки. Денег всем голову лечить у государства нет, значит, возьмём во внимание волонтёрские организации. Возьмём и забудем. На данный момент большинство волонтёров-психологов задействованы в помощи воинам АТО, переселенцам и семьям погибших. Принимать Васю, Петю с улицы никто не будет.

2) Удачным способом будет осветление статуса психиатрии в глазах обывателей, который был изрядно подпорчен Советским Союзом. Обновление психиатрических центров и переквалификация врачей, улучшение отношения к пациенту позволит людям обращаться за помощью к специалисту, а если надо, то и ложиться на стационар.

За рубежом человека держат в психушке не больше месяца – сняли самую сильную симптоматику, пей таблетки, нет денег – государство минимумом обеспечит, будь здоров – иди на работу. Нужно менять подходы, вон совок из психиатрии!

Кроме того, закупка новых современных лекарств и их лицензирование, усовершенствование фармацевтических предприятий, внедрение отечественных и зарубежных разработок и методик, обучение отечественных фармацевтов, обмен «кадрами» с зарубежными институтами и компаниями позволит дать позитивный результат для гражданских лиц, да и тем же участникам АТО. Важным путём к победе должна стать борьба с монополией фармацевтического бизнеса.

Насчёт имиджа психиатрии стоит почитать слова психиатра, президента Ассоциации психиатров Украины Семёна Глузмана: «Выяснилось, что 80% носителей достаточно серьёзных психиатрических патологий – люди с тяжёлыми депрессиями, суицидальными мыслями, алкоголизмом – никогда не обращаются к врачу. И это примерно показатели Африки. В развитых странах наоборот – 80% людей обращаются, а 20% нет». Сказано это было в 2012 году. Знакомые психиатры подтверждают эту статистику.

3) Сделать обязательную медицинскую проверку на всех предприятиях. Ведь все помнят историю с депрессивным пилотом самолёта? Справки не подходят для нашей системы, их легко купить, а в большинстве клиник, как уже говорилось выше, врачу психиатру на тебя наплевать – пришёл, нет жалоб, уходи. Какие там психологические тесты, я вас умоляю. Те предприятия, которые предполагают медицинскую страховку для персонала и уважают его как эффективную рабочую силу, быстро смогут дать человеку возможность очухаться, предоставив квалифицированных специалистов. У остальных же ситуация складывается не лучшим образом. Как ни крути, тут ноги, как-никак, растут из самой медицинской системы, пока не произойдут кардинальные изменения во всех хоть государственных, хоть частных структурах, позитивного результата не жди.

4) Создать центры социализации при районных клиниках, в которых люди могли бы собираться, обсуждать собственные проблемы с подобными себе людьми, вместе находить решения. Подготовленный персонал центров помогал бы людям влиться в нормальную жизнь после перенесенных болезней. Также такие центры могли бы предоставлять психологическую помощь людям, больным раком или СПИДом.

5) Гражданам можно посоветовать самый простой рецепт: режим, свежий воздух, меньше новостей, больше времени проводить с близкими, найти хобби.

Я не просто так начал с депрессии. Это то заболевание, которому подвержено огромное количество людей в Украине. Оно крайне зависимо от внешних факторов, динамику его можно отследить. Те способы решения, вышеизложенные в 5 пунктах, легко можно перенести на другие психические заболевания с учётом особенностей самого заболевания. То есть нормальные условия существования в больнице, гуманные и современные подходы в лечении необходимы как человеку с шизофренией, так и человеку, больному депрессией или неврозом.

Немного статистики.По данным Минздрава, за 2011 год в нашей стране около 1,2 млн человек страдают душевными расстройствами разной степени тяжести. На тот момент, когда Украина находилась более-менее в уравновешенном состоянии, психиатры отмечали, что эти общие показатели, включающие все существующие психические заболевания, не отображали настоящее количество больных. Но и это общее, неточное число заставляет волосы подняться дыбом. Более точные данные были получены в ходе исследования австралийским Университетом Квинсленда врачебной статистики в 2013 году: клинической депрессией в Украине болеет около 1,8 млн человек. Эти результаты демонстрируют количество больных, у которых диагностировали заболевание. Прошло два года, события последних двух лет увеличили количество заболевших, поскольку сработали известные «триггеры». Медики Майдана не раз рассказывали истории, в которых из революционного городка забирали людей прямиком в «павловку», ведь взрывы, крики, шум, гам, страх открывал доступ к внутренним «демонам». А сколько было тех, кто находил успокоение в алкоголе, чем и нынешние АТОшники грешат, тем самым ускоряя своё психологическое и психическое падения в депрессию.

Добавьте к этому «латентных» представителей недуга: отказавшихся обратиться к врачу, не придающих должного внимания собственному состоянию и даже не догадывающихся, что у них существуют проблемы. Конечно, точные результаты пока не были предоставлены ни Минздравом, ни центрами социологических исследований, поэтому это так, гадания. Но я думаю, что цифру можно смело умножить на 2, и мы получим показатели только больных депрессивными расстройствами. Теперь добавим к этому такое же количество больных (если учитывать показатели 2011 года и сравнить с показателями 2013 года) остальными видами психических заболеваний, и мы получим нехилый по своим показателям результат.

В том же 2013 году Университет Квинсленда установил, что в Украине ежегодно заканчивают жизнь самоубийством 10-15 тыс. человек.

Интересные наблюдения. ВОЗ отметила, что большее количество симптомов депрессии наблюдаются у стран с большим доходом (28%). Это тот странный феномен, когда средний уровень жизни, не слишком малый и не слишком большой доход держат ситуацию с ментальным здоровьем под контролем. Как только начинается резкий спад или резкий подъём, психика попадает в зону турбулентности. Безусловно, тряска когда-то заканчивается, количество симптомов уменьшается, но почему-то бедные страны показывают более позитивные результаты, чем богатые. Одни из самых высоких уровней депрессивных расстройств имеют Норвегия, ОАЭ, Финляндия (6-7% от общего количества населения).

Теперь хотелось бы рассмотреть другую сторону подводного камня. Украинцы поменялись в своём характере. Для того чтобы сделать подобные выводы, следует взглянуть на граждан ex vivo – в интернете. То, что до нас доходит в качестве отголосков – в виде комментариев, постов, мемов – реально имеет место быть в головах украинцев.


А еще я выпустил книгу, вобравшую в себя лучшие мои сумасшедшие рассказы. Всем спасибо за то, что помогали, читали и благословляли. Благодаря вашей поддержке мне выпала возможность подарить этому миру частичку постмодерновости. Что в ней? Сатира на украинскую политику и социум времен Майдана и после него. Несколько фантастических рассказов. Несколько эссе и одно объемное интервью с людьми, которые были центральными персонажами украинско-российской войны. Много моментов являются крайне антиправительственными, антироссийскими и ударно-юморными. Поэтому меня Шерманом и называют. Стараюсь разрушать цели танковыми снарядами.

Книги свежие, хрустящие, сочные и полномасштабные. Кто хочет помочь автору, тот может купить. Для связи пишите в лс на фейсбуке: https://www.facebook.com/sherman.drozd

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація