site.ua
топ-автор

В рамках проекта «Я – значит язык».


Пока торговые центры разрываются от человеческих масс, а на продаже разнообразных сладостей мутится потусторонних размеров баблина, приглашаю вас вспомнить о языковой (и не только) стороне этого весёлого и забавного праздника. Или, если удобно, этого шабаша богохульников, подчеркните нужное у себя на мониторе фломастером.

Про Хеллоуин поговорим, короче. Кстати, по-русски правильно писать именно «ХЕллоуин», а не «ХЭллоуин» по той же причине, по которой правильно «бренд» и «тренд», а не «брэнд» и «трэнд». Чертыхнувшись троекратно, прошу позволения у вас захеллоуинствовать о лексемах хитрых, словах заморских да фразеологизмах диковинных. Итак, let the шабаш begin!

Начнём с главного символа – тыквы. Да, не зря выбрали именно эту оранжевую сферу в качестве символа праздника нечисти, так как с этим словом творится какая-то семантическая чертовщина. Воистину, #слово_оборотень. Посудите сами, тыква по-украински будет «гарбуз», что напоминает по звучанию русское «арбуз». На украинском арбуз будет «кавун», когда по-турецки «kavun» – это «дыня», а в чешском «dýně» значит тыква. Какой-то адский круговорот тыкв и дынь в природе.

Что касается английского слова «pumpkin», то надо признать, оно проделало длинный путь. В английском языке слово изначально звучало «pumpion», как видоизменённая форма французского «pompon» («дыня», «тыква»). Французский же «pompon» пришёл из латыни, где назывался «peponem» (в именительном падеже «pepo» - «дыня»), а в латынь попало из греческого – «pepon» («πέπων», тоже «дыня»). Интересно, что именно во французском языке у слова появляется значение «тыква», а не «дыня». Видимо, римлянам и грекам доводилось обжираться исключительно дынями и про тыквы они не слышали.

Обратим же свои тыквы на #следы_слов «Halloween» и «Jack-o-lantern» – главных названий праздника.

Необычное слово Halloween имеет кельтские корни и когда-то было не словом, а целым словосочетанием. Начнём с того, что ноги Хеллоуина растут из древнего кельтского праздника окончания уборки урожая – Самайн («Samhain», произносится «саунь»). В современном шотландском гэльском и ирландском «Samhain» (или «an t-Samhain», или «an tSamhain») и сегодня означает «ноябрь». Короче, если совсем грубо, кельты отмечали конец лета, как конец года, потому что светлое полугодие, до свидания, а тьма и морок, здравствуйте. Праздновали Самайн первого ноября и верили, что в это время усопшие могут навестить живых. Отзвук этого слова можно встретить в английском и сегодня – самайнофобией (Samhainophobia) называют боязнь Хеллоуина.

Теперь отвернёмся от язычников, и повернёмся к христианам. У католиков был свой праздник День всех святых, который первоначально отмечался 13 мая, но в начале 11 в. празднование было перенесено на 1 ноября. Такой сдвиг называют политическим и связывают с желанием побыстрее обратить кельтов в католицизм, мол, смотрите, какое совпадение, у нас даже праздники одинаковые. Так вот канун этого самого Дня всех святых (староангл. «All Hallows' Day» или «Hallowmas») приходился на 31 октября и назывался «All-Hallows-Even» (то есть вечер Дня всех святых). Со временем часть букв отпала и три слова слились в одно – сначала в «Hallowe’en», а затем в знакомое нам «Halloween». Если верить Оксфордскому словарю, таким сокращением мы обязаны шотландцам.

По-настоящему страшная тыква

История названия самого популярного атрибута Хеллоуина – «Светильника Джека» («Jack-o'-lantern» от англ. «lantern» – светильник, фонарь) также родом из кельтских обычаев. По ирландской легенде когда-то (в Ирландии, само собой) жил-был малый по имени Джек. Джек был скуп как шотландец и несколько раз даже умудрился обмануть самого дьявола. Сатана нахальству удивился, но не обрадовался. Сказав Джеку «Ну ты и чёрт!», демон наложил вето как на карьерный рост скупердяя на небеса, так и на понижение в геенну. Всё, что Джек получил – это кусок угля от ООО «Ад». Так как нести в руках раскалённый уголь было горячо, хитрый жук Джек вложил его в репу, из которой вышел замечательный светильник. Отныне Джекки вынужден был скитаться по земле, размахивая своим фонариком и сбивая людей с верного пути.

Причина, по которой репу впоследствии заменили тыквой, носит печальный характер. Дело в том, что в середине 19 в. на Ирландию обрушилась страшная катастрофа – массовое заражение картофельных посевов, переросшее в голод и эпидемии катастрофических для острова масштабов. Кого смерть не косила дома, того она догоняла на кораблях, которые пытались увезти несчастных людей в Великобританию и Америку.

Чтобы понять уровень комфорта в этих путешествиях, достаточно узнать, что корабли эти звались «гробовозами» («coffin ships»). Но вернёмся к тыкве и светильнику из неё. Приезжая в огромном количестве в США, ирландцы, конечно, не забывали бережно хранить свои легенды и традиции, но с реквизитом было не всё гладко. В частности, праздновать со светильниками из репы не получалось, так как в США она была не в ходу, а вот тыквы было в избытке. Так Хеллоуин получил нового напарника, с которым они вот уже много лет составляют одну из лучших маркетинговых пар.

Монумент жертвам Голода в ирландской деревне Морриск

Ну и на десерт приберёг для вас #идиомы_кусок – «Trick or treat». Наверное, в каждом американском сериале есть эпизод, в котором обыгрывается выпрашивание сладостей детьми (по-английски «trick-or-treating»). Дети часто (но не всегда) в костюмах разной нечисти ходят по домам и говорят одну фразу «Trick or treat», что можно буквально перевести как «Шутка или угощение», а в переносном смысле – «Жизнь или кошелёк».

Первое задокументированное использование такого попрошайничества в Северной Америке относит нас в канадскую Альберту в 1927 году, но сама традиция гораздо старше и, конечно, же тянется из Европы. Она восходит всё к тому же кельтскому празднику Самайн. Кельты считали, что в этот вечер улицы городов, городков и сёл полны духов. А если дух не найдёт, чего пожрать и где поспать, он может сотворить что-то страшное (например, уничтожить весь виски!), поэтому в Самайн кельты задабривали потусторонние силы разными съедобными ништяками, которые оставляли у своих домов.

Когда к кельтам пришло христианство, традиция прогулок по домам и выпрашивания еды не исчезла. Уже многие годы она живет под названием «Souling» и активируется в День всех усопших верных (2 ноября, на следующий день после Дня всех святых), когда бедняки и дети поют и читают заупокойные молитвы в обмен на угощение.

В Шотландии также есть похожий обычай, но называется иначе – «guising» («ношение маски»). Отличается он тем, что дети получают сладости не просто за фразу «trick or treat», а за поэму, стишок или хотя бы анекдот, на худой конец. Правда, поговаривают, что времена меняются и нравы тоже. Так что шотландцам скоро придётся забыть о детских перформансах у своего крыльца.

Сегодня, кстати, далеко не все в восторге от этого обычая, и даже в США. Например, в 2010 году в Белвилле (штат Иллинойс) запретили «trick-or-treating» детям старше 12 лет. Официально штрафы за нарушение этого запрета варьируются от сотни долларов до тысячи, хотя, конечно, на деле чаще ограничиваются устным предупреждением.

Ежедневно люди в разных странах, на разных языках, с артиклями и без упражняются в идиотизме и, случается, достигают в этом поразительных высот. Однако в Хеллоуин, как вы понимаете, у человеческой глупости особый флёр, мистический. Вот две истории не про язык, но про людей.

В 1970 году детройтский мальчишка 5 лет от роду Кевин Тостон слопал хеллоуинскую конфету, которую нашёл у своего дяди, после чего впал на 4 дня в кому и затем умер. Врачи, наверное, сильно удивились, когда обнаружили в крови несчастного малыша героин. Семья погибшего ребёнка сразу обвинила в детоубийстве производителя сладостей, но полицейское расследование доказало, что производитель не виноват, а дядя у мальчика – идиот. Он нафаршировал конфету наркотиком и, будучи не только дядей, но еще и тупиковой веткой развития этой семьи, бросил её к остальным вкусностям. Разумеется, будь у нечистой силы хотя бы грамм совести, конфету съел бы сам дядя.

Другая история ужасает еще больше. Через четыре года после непреднамеренного умерщвления Кевина Тостона произошло умышленное убийство восьмилетнего Тимоти О’Брайана. Он тоже съел в разгар праздника конфету, а менее чем через час умер в карете скорой помощи. Вскрытие показало отравление цианистым калием, а расследование выяснило, что отец убитого малыша Рональд Кларк О’Брайан собирался таким образом подзаработать. Дело в том, что глава семейства накануне кануна Дня всех святых залез в долги на сумму около 100 000 долларов. Пораскинув своей бессовестной извилиной, папаня вспомнил, что у него пятеро детей (а это на секундочку означает по 20 штук на детское лицо) и отправился в страховую. Страховать. Детей.

Успокоенный полисом, родитель дождался Хеллоуина и затем добавил лёгкого миндального привкуса некоторым конфетам. К счастью для остальных четырёх детей, конфеты они не съели и остались живы. А папа получил не 20 000 дол. за сына Тимоти, а смертельную инъекцию. Поговаривают, что во время приведения приговора в исполнение кто-то в толпе у здания тюрьмы кричал «Trick or treat».

Папа Тимоти

В реальной жизни иногда творится такой ужас-ужас, что невольно понимаешь, почему людям хочется хотя бы раз в году устроить для себя страшилки понарошку. Я не осуждаю, праздновать Хеллоуин или нет, в конце концов, личное дело каждого. Но хочется напомнить, что, высматривая в ночной тьме колпак ведьмы, оскал вурдалака или тень Киану Ривза, вы можете пропустить гораздо более страшных чудовищ, пусть и в человеческом обличье. Чудовищ, которые окружают нас и в постхеллоуинские дни. Так что будьте бдительны, не дайте обвести себя вокруг тыквы.


Больше познавательного и интересного о языках на странице «Я - значит язык». Подписывайтесь!

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація