site.ua
pavel.sebastyanovich
Павел Себастьянович
топ-автор

В СМИ и ФБ в очередной раз поднимается вопрос о Плане для Украины. Публикации о плане олигарха, запрос на план от журналистов и аналитиков, перемалывание темы о том, почему не сработал для нас "план Маршалла от Запада" и был ли он, этот план – всё это заставляет переосмысливать визии и стратегии, которые были написаны для Украины.

Действительно, почему не было предложено грандиозного прорывного плана? Разве Президент и оба постмайданных Премьера не хотели бы обладать титулами реформаторов и отцов нации? Я сильно сомневаюсь в том, что основная причина отсутствия плана в злом умысле избранных нами первых лиц и больше склоняюсь к тому, что причина отсутствия плана кроется в том, что данный план еще не был сформулирован в общественной плоскости.

Да, да. Если бы в общественной плоскости не было высказано возмущение банковской сферой обманутыми вкладчиками, если бы не было массы публикаций о преступлениях псевдобанкиров и если бы не было людей, обладающих видением будущего НБУ – не было бы реформы НБУ. Если б не было массы публикаций о зарегулированности нашей экономики, об откатах при закупках, не было бы людей с видением, как должны проходить закупки – не было бы реформы в Минэке. Не было бы активности налоговых групп, массы публикаций по этой теме, сформулированных концепций – и о налоговой реформе никто бы не вспомнил. Но налоговая реформа идёт. Медленно, но идёт. Итак, первый вывод – Плана для Украины нет в общественной плоскости. А то, что появляется, вызывает негодование унизительной констатацией «неготовности населения», или остаётся без внимания, поскольку является набором стандартных штампов, не работающих в Украине.

Очень прагматичную вещь написал Алексей Арестович – реформы должны быть такими, чтобы они без отторжения ложились на культурную базу, сложившуюся в Украине. А культурная база Украины, культурное наследие Украины – это стремление к воле, стремление к свободе. Не надо создавать новых людей. Не надо ждать, пока они появятся. Реформы нужны для тех, кто живёт здесь и сейчас. Речь должна идти о высвобождении внутреннего украинца – человека воли. Об устранении любых препятствий на пути «свободного течения свободных проявлений свободных людей». Это та база, от которой мы должны оттолкнуться в попытках написать наш План.


Если выражаться математическим языком – мы должны отталкиваться от аксиом. В наших рассуждениях о Плане для Украины мы должны признать существование таких аксиом и их бесспорность. Если речь заходит об экономике, то основная аксиома – частный собственник эффективнее государства. Интересно, что сегодня эта аксиома, многократно подтверждённая временем, пересматривается сторонниками сильного государства. Возможно, в России или Белоруссии граждане считают государство и чиновников чем-то важным и необходимым. Но не в Украине. Власть у нас не любят и ей не доверяют. Поэтому идея частного собственника, идея вольного хозяина-предпринимателя хорошо ложится на культурную базу, даже учитывая советское наследие. И пока эта аксиома не станет краеугольным камнем построения украинской экономики, мы будем оставаться на задворках цивилизации.

Даже в Китае вклад в ВВП малого и среднего бизнеса уже достиг 60%, что больше, чем аналогичный показатель в США, Германии или Японии.

Частный собственник эффективнее государства. Что такая аксиома значит на практике, и может ли её действие распространяться на такие сферы, как здравоохранение, образование, социальное обеспечение?

В экономике такой подход означает полный отказ от контроля частного бизнеса чиновниками. Невозможно ввести у нас смертную казнь, как в Китае, но ограничение полномочий контролирующих структур или ликвидация их – процесс крайне необходимый. Государственный аппарат, государственный сектор должны существовать с одной единственной целью – развитие частного сектора. Каждый чиновник идя на госслужбу, должен понимать, что он идёт развивать и защищать частный сектор.

Принято считать, что осуществить такие перемены может только сам государственный аппарат, только первые лица государства. Да, сама реализация конечно же лежит на государственном аппарате, но мы можем снабдить их видением. Активисты и общественные эксперты могут организовать дискурс в фейсбуке, заполонить прессу статьями о необходимости таких изменений. Поэтому основная задача интеллектуалов – создать видение, создать тот уровень здравого смысла, ниже которого правительство не сможет опускаться.


Какой наикратчайший путь реформ подошёл бы Украине? На мой взгляд – путь масштабного сокращения чиновников с параллельным сокращением функций государства и автоматизацией процессов. Это наиболее природный путь для Украины. И он, по большому счёту, не требует поддержки Парламента. Масштабные сокращения персонала, сокращение функций и автоматизацию может провести любое министерство. Например, Министерство Социальной Защиты, внедрив электронный реестр, может сократить количество сотрудников не менее, чем в 10 раз. А такие рудименты, как служба занятости, могут быть сокращены до нуля, поскольку абсолютно не нужны в рыночных условиях. Повторюсь – сокращение персонала, сокращение функций и автоматизация могут быть проведены решениями правительства без законодательных изменений. Это наименее затратный путь.

Помните нашу главную аксиому? Частный собственник эффективнее государства. План для Украины – это план перетекания людей из бюджетной сферы в частную. А это может быть сделано простым сокращением чиновников. Пусть налоговый милиционер получает огромную зарплату, но пусть этот милиционер будет один. Проблема экономики Украины в огромном количестве налоговых милиционеров. Перед нами пример России – ФСБ задавило частный сектор не потому, что фсбшники не дают кому-то работать. В России бизнес-климат гораздо лучший, чем в Украине. Просто в ФСБ высокие зарплаты и постоянно растущий штат. Если мы завтра объявим, что в СБУ, полицию или прокуратуру идёт набор кадров и зарплата 1000 долларов в месяц – туда выстроится очередь людей из частного сектора.

Как только в бюджете открывается финансовый ручеёк для создания рабочих мест для высокооплачиваемых госчиновников – туда устремляются люди из частного сектора, и ручеек превращается в реку. Я не против высоких зарплат у чиновников – я против того, чтобы количество этих чиновников было таким огромным и постоянно росло. Увеличение количества чиновников, создание министерств, ведомств, агентств и комиссий – это увеличение неэффективности экономики Украины. Любое появление и рост государственных учреждений – это уменьшение эффективного частного сектора, уменьшение объёма экономики, уменьшение поступлений в бюджет.

Причина, корень, источник эффективности и экономической стабильности лежит в частном секторе. Пример Польши показывает, что малый и средний бизнес способны поднять экономику за очень короткие сроки. Сегодня Польша входит в 10 крупнейших экономик ЕС. И в этом контексте План для Украины – резкое сокращение чиновников и перетекание людей из государственного сектора в частный. Вот что должно стать государственной политикой – увеличение, развитие и защита частного сектора.

Ещё раз повторю – проблема существования большого количества высокооплачиваемых чиновников заключается не столько в том, что эти чиновники мешают развиваться частному сектору, сколько в стремлении этого бюрократического аппарата разрастаться и привлекать туда всё больше и больше людей из частного сектора. Государственный аппарат просто выигрывает конкуренцию у частного сектора, за счёт которого он финансируется. И это путь в неэффективность, в отсталость. Государство, разрастаясь, уменьшает пространство частного бизнеса. Там просто не остаётся людей. Если частный сектор уменьшается за счёт увеличения государственного - люди уезжают в те страны, где частный сектор хорошо развит. Украина увеличивает свою неэффективную часть и уменьшает эффективную. И этот процесс необходимо развернуть.

Частный собственник эффективнее государства. Эта же аксиома работает и в системе образования. Идея «деньги за учеником» ведёт к увеличению частного сектора. Если ученики будут нести свои деньги в частные школы, предоставляющие более качественные услуги, это разовьёт частный сектор, а неэффективное устаревшее советское образование отступит, открывая возможность новому. Но для этого нужно ещё и прекратить контролировать частные школы, прекратить указывать им – сколько, где, чему и как учить. Чему и как учить пусть решают родители совместно с администрациями этих школ. Ведь родители являются заказчиками, у родителей есть спрос на новые формы обучения. А с другой стороны тысячи педагогов являются носителями новых методик и готовы удовлетворить этот спрос, но не имеют возможности сделать это из-за министерских ограничений.

Для тех родителей, которых устраивает советское образование, ничего не изменится. Они точно также будут отдавать детей в ближайшую школу. А те, для кого «не всё равно», будут финансировать новые школы с новыми методиками, с новыми знаниями. Так и установится естественный баланс между старым и новым. Представление о том, что можно найти какой-то самый-самый передовой способ обучения и распространить его на всю страну – фантазия. Только система, когда тысячи школ конкурируют между собой за ученика, способна родить что-то новое, инновационное. Постепенно и высшая школа должна уйти на хозрасчёт. Высшая школа должна найти пути самофинансирования, найти пути кредитования для студентов, найти меценатов среди своих выпускников, создавать фонды пожертвований. Это должен быть полностью частный сектор.

Частный собственник эффективнее государства. Наша аксиома распространяется и на здравоохранение. «Деньги за пациентом», страховая медицина – все рецепты в мире уже опробованы, и постепенно здравоохранение тоже должно стать частным сектором. Например, в США образование и здравоохранение – самые развитые сферы услуг с самым большим количеством рабочих мест. Люди всегда будут лечиться и учиться. Задача правительства – осуществить безболезненный переход от государственного к частному. И «деньги за клиентом» - одна из лучших для постсоветской страны форм перехода. Люди, привыкшие к бесплатным образованию и здравоохранению, будут продолжать пользоваться тем минимальным набором услуг, которые они получают сегодня. Люди, которые хотят лучшего, смогут получать более качественные услуги, не теряя свои деньги в неэффективном государственном секторе. Частный собственник эффективнее государства.

И уж конечно, наша аксиома работает на 100% в сфере приватизации. Приватизация проводится для увеличения эффективности предприятий. Приватизация нужна не для того, чтобы получить как можно больше денег в бюджет, приватизация нужна для того, чтобы изменились отношения в обществе. Чтобы государственный сектор уменьшился, а частный расширился. Госпредприятия, мало того, что могут быть убыточны, нарушают структуру экономики страны, искусственно устанавливая цены закупок и продаж, возмещая свои убытки из бюджета. Поэтому приватизация должна быть проведена как можно быстрее, без подготовки. От госпредприятий нужно избавляться. Сначала от самых маленьких, потом побольше и побольше, и так дойдём до стратегических и до самых проблемных. Там уже и индивидуальные подходы можно изобретать и что-то в госсобственности оставлять.

Усиление частного сектора, усиление индивидуализма, ставка на хозяина, на частного предпринимателя – всё это соответствует природному устройству украинца. Сокращение судей и прокуроров, налоговиков, силовиков, контроллеров всех мастей будет только приветствоваться людьми, это будет популярными реформами. Сокращение министерств и ведомств – разве не это создаёт славу реформаторам? План для Украины – это план перетекания людей из государственного, бюджетного сектора в частный сектор.

Читатель такого Плана может спросить – а какая же стратегия роста? За счет чего? Какие отрасли станут локомотивами экономики? Чем мы привлечём иностранные инвестиции? Мой ответ прост – не надо об этом думать. Локомотивы запустят частные инвесторы – наши, украинцы. Иностранные инвестиции привлекут наши, украинские предприниматели. Для этого нужно очень маленькое количество чиновников, маленькое количество функций государства и очень удобные электронные сервисы государства.

Увеличение частного сектора – это борьба с советским наследием, когда общественные интересы считались выше частных, когда государство вмешивалось во все сферы жизни человека – от его приверженности курсу партии до его личной жизни и воспитания детей. Увеличение частного сектора – это борьба с патернализмом, это усиление ответственности каждого человека за своё будущее. Мы до сих пор сталкиваемся с использованием слов «спекулянт», «барыга», «торгаш» в фейсбуке, забывая, что именно купцы обеспечили богатство странам. Ремесленники и производство шли рядом, но именно торговля позволяла им существовать и развиваться. И для того, чтобы переломить это негативное отношения к людям, зарабатывающим деньги, нужно уменьшать государственный сектор. Государственный сектор неспособен определить экономическое направление развития. Наш особый экономический путь должен определить наш частный сектор.

У государственного аппарата должна остаться одна единственная функция – безопасность граждан. Это огромная функция, включающая в себя и защиту от внешнего врага, и международную политику, обеспечивающую мир нашей стране, и защита от внутреннего криминалитета, и защиту от мошенничества, и обеспечение выполнения контрактов, и защиту частной собственности. Государственный аппарат должен обеспечить защиту частному сектору, защиту частному собственнику. Частный собственник эффективнее государства.

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація