Участвуя в баталиях по поводу голосования на предстоящих выборах, мне самому стало интересно, когда появилась во мне вот та уверенность, что за действующего президента нельзя голосовать ни в коем случае. Интересно, что я отлично помню тот первый раз, когда я увидел в нём реформатора.


Это был 2013 год, Порошенко выступал по тв, стоял с бумажками на сцене и рассказывал аудитории, почему в Украине плачевная экономическая ситуация. Он приводил примеры низконалоговых юрисдикций, как то, куда нужно стремиться Украине. Он рассказывал, какие налоговые системы позволяют странам занимать первые места в экономических рейтингах. Ну вот, думал я, знают же некоторые чиновники, что делать. И я начал считать Порошенко прогрессивным человеком.

Потом был Майдан, в мае 2014 Порошенко стал президентом. И отношение у меня к нему было, как у успешному крупному бизнесмену, который сколотив состояние, теперь сделает нашу страну успешной. Он встретился с нами, активистами ГП Нова Країна, послушал наши презентации необходимых реформ, посмотрел на нашу визию, и тогда я думал, что вот сейчас начнётся, пройдут реформы и Украина встанет в один ряд с европейскими странами, как это сделали страны Балтии, Грузия.

Я смотрел на его выступления на Западе, видел аплодисменты и поддержку по всему миру - всё это давало надежду на быстрые изменения и быструю интеграцию в ЕС и НАТО. Потом пошли военные неудачи. Иловайск, расстрел наших военных, и информация о том, выходили ли наши военные через предоставленный коридор, или пошли на прорыв, была засекречена. Оставлен железнодорожный узел Дебальцево, причём гражданам сообщили, что узел взорван, что было обманом - через неделю через него пошли эшелоны с российской техникой.

В 2015 я всё ещё считал Петра успешным предпринимателем, Запад ещё аплодировал ему во время выступлений, но реформаторские группы уже встретили жесточайшее сопротивление со стороны АП, КМ и ВРУ. Налоговая, СБУ, ГПУ, оправившись после Майдана начали наращивать количество обысков у предпринимателей. И тут рвануло Сватово. Стало понятно, что армия продолжает оставаться советской, с её халатностью и бесхозяйственностью.

В 2016 надежды на реформы были полностью похоронены. Президент выступил перед парламентом с отчетом о 144 реформах. Косюк получал свои транши из бюджета, Ахметов торговал угольком. Правительство делало веерные отключения, пугая украинцев, чтобы те не возмущались бизнесом первых лиц страны. Президент протащил Луценко в прокуроры. Украинцы офигели от миллионных состояниях чиновников в е-декларациях. Никакой реакции правоохранительных органов на незаконное обогащение не было. Семенченко с бойцами АТО начали блокировать «торговлю на крови».

2017 Запад от нас отвернулся, судовая реформа провалена, НАБУ, НАЗК, САП показали себя полностью недееспособными, развернулось преследование активистов, порохоботы начали финансироваться из бюджета, Порошенко скупает телеканалы, разваливаются дела о диамантовых прокурорах, о бухгалтерских книгах регионалов, о Злочевском, о Насирове. Сжигаются один за одним арсеналы боеприпасов - Балаклея, Калиновка, Малоянисоль. Президент лишает Саакашвили гражданства и его выкидывают из страны. И главная цифра достижений в экономике Украины - 270 000 обысков у предпринимателей.

2018 - ни о каких реформах уже никто не вспоминает. Преследование активистов доходит до резонансного убийства Кати Гадзюк. Выяснилось, что контрразведкой и представительством Украины в ОБСЕ руководят люди, имеющие близкие родственные связи в РФ. Взрывается ещё один арсенал - Ичня. Суды оправдали Насирова и восстановили его в должности. На фоне всех провалов президент хватается за томос, как за спасительную соломинку. Вся Украина заклеивается бордами, прославляющими томос и президента, президента и томос. Президент создаёт свой личный фонд и наполняет его деньгами из бюджета. Сдача в плен наших моряков. Никому непонятное военное положение.

2019 - религиозный угар продолжается, началась неприкрытая агитация за Петра всеми высочайшими должностными лицами. Генпрокурор, министр обороны, начальник контрразведки - все бросились пугать население Путиным и доказывать безальтернативность легитимного. Уже никого не стесняясь президент показывает единство с Кернесом, Трухановым. Демонстративно сняли браслет с Продана, вернули собственность Захарченко. Президент продлил мораторий на землю.

Я не берусь анализировать минские соглашения, роль Медведчука в переговорах с врагом, у меня другой вопрос. По газу. Пять лет покупать газ у страны-агрессора, имея под ногами крупнейшие в Европе месторождения газа? Пять лет покупать не только газ, но и уголь, бензин, дизель у страны, которая убила 10000 твоих граждан? Пять лет оказывать услуги по транзиту газа стране, которая оккупировала твои территории? Которая стала причиной переселения полтора миллиона твоих граждан? Вы хотите голосовать за это?

Мне говорят, что трансформация эта произошла не у Петра, а у меня в голове. Те, кто знал Петра до Майдана, говорят, что ничего не изменилось. Он всегда был таким. Человек карабкался по бюрократической лестнице и достиг её вершины. Никакой трансформации с ним не произошло. Ни смерти на Майдане, ни смерти на войне ничего не смогли сделать с бюрократом Порошенко. И это не его вина. Он такой. Просто нам нужен другой. Масштабы задач, стоящих перед Украиной не соответствуют масштабам Порошенко.

Продолжение конструктивное

Фейсбук автора

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація