site.ua
pavel.sebastyanovich
Павел Себастьянович
топ-автор

Сегодня общественность активно обсуждает два проекта налоговой реформы. Первый подготовило Министерство финансов с помощью экс министра финансов Словакии Ивана Миклоша. Второй разработан коалицией авторских коллективов, экспертами гражданского общества и налоговым Комитетом ВРУ. Глава Комитета Нина Южанина зарегистрировала его в ВР в виде законопроекта 3357.


Давайте посмотрим, между чем и чем придётся выбирать депутатам, в чем заключается разница в подходах и можно ли найти компромисс правительству и парламенту в налоговом вопросе.

Начнём со ставок

Налоги

Действующее законодательство с 01.01.2016

Проект Минфина

Проект 3357

НДС

7 и 20

20

15

Зарплата

15+22,5

20+20+1,5

10+20

Прибыль

18

20

0

Распределенная прибыль

15

Как видим, проект Ивана Миклоша предполагает повышение ставок. И даже самые болезненные для Украины налоги – налоги на зарплату - повышаются по отношению к текущему законодательству. Напомню, что в декабре 2014 и феврале 2015 снижение налогов на зарплату было косметическим, но с обещанием снизить до 37,5% с января 2016 года. И вот теперь Минфин предлагает опять оставить высокие ставки на зарплаты с обещанием их снизить в 2018 году.


Все мы знаем, что зарплата в конвертах уже стала притчей во языцех и является составляющей теневой экономики, с которой новая налоговая система должна бороться. Проект 3357 отличается своей либеральностью, радикальным снижением ставок. Авторы сами являются предпринимателями и хорошо чувствуют, где тот порог, когда бизнес начнёт выходить из тени. Это может быть сочетание НДС и налогов на зарплату 20 и 20, либо 15 и 30 соответственно. У Минфина это 20 и 41,5, что делает детенизацию проблематичной.

Низкие ставки – это не только стимул платить белую зарплату, выходить из тени, развивать предпринимательство. Низкие ставки – это более эффективное использование денег. Государство – самый неэффективный собственник. Государство – самый неэффективный предприниматель. Когда мы в виде налогов изымаем средства из экономики, мы обрекаем их на неэффективное использование. Поддержка пенсионеров и затраты на армию составляют лишь треть бюджета, остальные расходы необходимо детально проанализировать.

Кроме детенизации, стимулирования предпринимательства, эффективности использования средств, существует еще одна причина понижать ставки – это закон экономики о зависимости роста ВВП, а значит и благосостояния граждан, от доли ВВП, распределяемой через бюджет. Об этой зависимости говорят не только известные экономисты, но и сам Иван Миклош.

Экспертами Центра Экономической Стратегии, учрежденного Иваном Миклошем, Глеб Вишлинский и Павел Кухта, рассчитали показатель расходов бюджета, при котором падение экономики остановится, это величина расходов 37% ВВП. В Украине сегодня расходы бюджета составляют 59%, если учесть выплаты по долгам и потери госпредприятий.

Сокращение поступлений в бюджет приведёт к сокращению расходов. При растущей экономике можно было бы не спешить уменьшать налоги, но при падающей экономике – сокращение налогов просто неизбежно.

Мы часто слышим мем «не важны ставки, важно администрирование». И что для иностранных инвестиций ставки никогда не были проблемой. Да, для крупного иностранного бизнеса ставки не являются проблемой. Это проблема для внутреннего инвестора, для наших украинских предпринимателей малого и среднего бизнеса. Для них существующие налоги непомерны.

Если в крупном бизнесе затраты на зарплаты составляют 1-2% от оборота, то для них величина налогов на зарплату не имеет решающего значения. Но если на малом предприятии 60% оборота идут на зарплату? А если 100%? Если оборот у такой компании превышает лимиты упрощенной системы? Налоги на зарплату и НДС становятся налогами с оборота.

Получается, что крупный бизнес и упрощенная система – это два оазиса украинской экономики. Проект Минфина предлагает оазис упрощенки урезать, МСБ на общей системе оставить так, как есть. А крупному бизнесу, по словам главы ГФС Романа Насирова, даже отменить и плановые и неплановые проверки. Таком образом улучшение предвидится только для крупного бизнеса, тогда как для остальных состояние или ухудшится, или останется без изменений.

Проект 3357 оставляет и упрощенную систему, и позволяет работать легально как МСБ, так и крупному бизнесу. Поэтому он и называется либеральным – он высвобождает предпринимательскую активность во всех сферах экономики.

Низкие ставки – это необходимость, но их недостаточно.


Администрирование

Господин Миклош говорит, что структурные реформы, а это и есть администрирование, гораздо важнее ставок. И это бесспорно. Министерство финансов сегодня обладает всеми полномочиями для проведения таких изменений в налоговой сфере. Но мы не видим НИ ОДНОГО шага по улучшению, упрощению, ну хоть чего-нибудь очень маленького – ничего не сделано.


На кругом столе в Киевской Школе Экономики, посвященном расходам бюджета, господину Миклошу задавали вопросы – где же эти структурные изменения? Почему не происходит улучшение администрирования уже сейчас? В ответ прозвучали объяснения, что это зависит от других реформ – от социальной, от образования, от медицины, от судебной….

Таким образом, Министерство финансов предлагает ждать, не снижать ставок, не улучшать администрирование, пока другие министерства не начнут реформы у себя. К тому же мы не знаем, какие улучшения по администрированию готовит нам Минфин, потому что законопроект держится за семью печатями и будет подан в ВРУ вместе с законопроектом о бюджете, как в декабре прошлого года. Последствия такого принятия пакетом без обсуждения в декабре 2014 вылились в падение экономики на 17% уже в первом квартале 2015 года. Не стоит повторять ошибки дважды, они очень дорого обходятся 40 миллионному населению.

Законопроект 3357 уже внесён в ВРУ и каждый может ознакомиться, какие шаги по улучшению администрирования там предусмотрены. Перечислю некоторые:
- упразднение налоговой милиции
- сокращение сотрудников налоговой службы, упразднение районных налоговых инспекций
- внедрение электронного кабинета налогоплательщика – настоящего, а не такого, как сейчас, с ограниченным функционалом и в котором невозможно зарегистрироваться

- улучшение администрирования НДС
- возврат НДС будет осуществляться строго по очереди – первый подавший на возврат первым его получает. Сейчас очередность возврата НДС регулируется вручную.

Это те шаги, которые Министерство финансов могло бы делать уже и в 2014, и в 2015 году. Но если ни оно, ни ГФС ничего не сделали за последние два года – почему они это будут делать в будущем?


Идеология проектов

Проект Минфина нацелен на бездефицитный бюджет. В этом и заключается функция министерства финансов – принять бюджеты каждого министерства, сверстать их в бюджет и подать в Верховную Раду. Было бы странно требовать от госпожи Яресько сократить какие-то статьи расходов. Это могут сделать Кабмин или Парламент. Поэтому законопроект носит консервативный характер и нацелен на сохранении статус кво.

Законопроект 3357 имеет совершенно противоположную идеологию – он нацелен на экономический рост, на детенизацию, на активизацию предпринимательского таланта. Он вдохновляет, он даёт надежду.

Для реформы нужен запрос от тех, кому эта реформа нужна. Реформа должна отвечать насущным потребностям людей. Минфин делает реформу для крупного бизнеса, которому не нужно никаких изменений. Им сейчас хорошо, они достигли успеха именно в этой системе.

В отличие от минфиновского проекта, законопроект 3357 делает реформу для миллионов предпринимателей, которые не могут эффективно работать в существующей системе. Но только этим миллионам под силу поднять экономику. Крупный бизнес с такой задачей не справится.

Общество смотрит на Сингапур, Гонконг, Южную Корею, Эстонию – все эти страны показали, к каким результатам приводят радикальные изменения. Пора и нам последовать их примеру.


Макроэкономическая стабилизация

О макроэкономической стабилизации говорят, как о большом достижении нашего правительства. Это словосочетание произносится с благоговением всем Кабинетом Министров и Аппаратом Президента. Но сама по себе макроэкономическая стабилизация не приводит к экономическому росту, хотя и является одним из благоприятных факторов. После достижения макроэкономической стабилизации необходимо решительно действовать, потому что это состояние очень хрупкое.


Факторы, которые могут её нарушить резко – активизация военных действий, социальные волнения, природные катаклизмы. А фактор, который её разрушает плавно – это коррупция. Резерв, сформированный Минфином, ГФС и НБУ, будет неизбежно потрачен. Пока он есть, необходимо провести либерализацию экономики. Рано или поздно это придётся делать – зачем оттягивать? Сегодня нужен экономический рост, а не искусственное сдерживание экономики непомерными налогами.

На упомянутом выше круглом столе сам господин Миклош, а также эксперт его центра Павел Кухта, предложили такой путь налоговой реформы: мы держим макроэкономическую стабильность, налоги не снижаем, ждём реформ в других сферах, экономика в это время растёт, и постепенно расходы бюджета уменьшаются т.к. рост ВВП будет опережать рост этих расходов и мы от величины расходов бюджета 59% ВВП придём к величине 37% ВВП.

Объясните пожалуйста, за счёт чего будет расти экономика? Коррупция, зарегулированность, отсутствие кредитов… Почему если предпринимать те же действия, что и в декабре 2014, ждать других результатов в 2016? Если не менять ничего радикально – падение продолжится. Нам нужно выбрать – сохранение статус кво с риском дефолта или курс на динамичное развитие.


Дефицит бюджета 200? 145? 90?

Основная критика законопроекта 3357 заключается в риске увеличения дефицита бюджета. В медийном пространстве прозвучала сумма 200 млрд грн. Не знаю, по какой причине она была многократно повторена сторонниками сохранения статус кво, но даже упомянутый выше эксперт ЦСИ Павел Кухта насчитал всего 145 млрд. Давайте от этого числа и будем отталкиваться.

В связи с уменьшением налогов, которые предлагает законопроект 3357, на руках у граждан останется 150-200 млрд грн, которые будет потрачены либо на потребление, либо на инвестиции, что даст дополнительно 40-50 млрд грн налоговых поступлений.

И так как МВФ гарантирует свою поддержку в сумме 90 млрд грн, а остаток на казначейском счёте на конец 2015 года будет 43 млрд – катастрофического разрыва не будет. Но если радикальную реформу не провести – на выздоровление экономики шансов практически нет. Если ничего не предпринимать – зажатая налогами экономика не будет развиваться.

Даже если законопроект 3357 не будет принят, он войдёт в историю, как закон, который заставил наконец и правительство, и общество задуматься о сокращении расходов бюджета.


Сокращение расходов бюджета

Тот, кто открывал Приложение 3 к закону о Бюджете Украины, наверно отметил про себя, сколько денег выкидывается на финансирование того, что не приносит обществу никаких результатов.

И если мы попытаемся вычленить из бюджета коррупционные расходы, т.е. те расходы, которые заложили чиновники в своих интересах – у нас ничего не получится. Все попытки выяснить, на что конкретно уходят наши деньги, встретят ожесточенное сопротивление и обвинения в нелюбви к пенсионерам, учителям, врачам и учёным.

Поэтому авторы законопроекта 3357 предлагают идти другим путём. В условиях кризиса и войны финансировать надо только то, без чего наше общество не может обойтись. Пенсионеры 275 млрд, армия 67 млрд, образование 110 млрд, медицина 50 млрд. Это защищенные статьи. На них требуется 502 млрд. Обе концепции – и проект Минфина с доходами 809 млрд и проект 3357 с доходами 710 млрд полностью покрывают защищенные статьи.

Даже в либеральном проекте остаётся 208 млрд, плюс резерв 43 млрд, плюс гарантия МВФ 90 млрд. Очевидно, что задача вполне разрешима.


Объединиться

Мы видим бесспорную заслугу министра финансов Наталки Яресько в достижении макроэкономической стабилизации. В налоговой реформе – это её зона ответственности и предмет гордости.


В то же время достижение главы Комитета ВРУ Нины Южаниной в том, что она смогла при поддержке Президента воплотить в законопроект то, к чему давно готово общество – к экономической свободе.

Оккупированные территории, война с Россией, аннексия Крыма, нищета в регионах, разруха на востоке – всё это требует сильной экономики. Нам не нужна стабильность в падении, нам не нужна стабилизация на нуле, нам нужен стремительный экономический рост.

На решении этой задаче необходимо сконцентрироваться команде Яресько-Южанина. Макроэкономическая стабилизация и поддержка МВФ – зона ответственности Минфина, а радикальная реформа и сокращение расходов бюджета – зона ответственности экспертов гражданского общества и Парламента.

Мы ждём перемен.

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація