site.ua
pavel.kazarin
Павел Казарин
топ-автор

Запрет Россией украинского импорта, сокращение товарооборота и разрыв экономической пуповины – это то немногое стоящее, что только может случиться с украинской политикой.

«Политика – это самое концентрированное выражение экономики». Можно отказывать Ленину в праве на памятники, но этой конкретной фразе в праве на здравый смысл отказать не получится. Вся украинская политическая реальность «многовекторности» во многом выростала из желания элит сидеть сразу на нескольких экспортных экономических стульях. И в этом смысле Россия, подчинявшая свою экономику интересам политики, заставляла соседей подчинять политику – интересам экономики.

Москва использовала самые разные преференции именно для того, чтобы выбить из соседних стран необходимые политические уступки. Торговые войны, придирки санэпиднадзора, цены на газ – методы использовались самые разные. Главных союзников Кремля на постсоветском пространстве роднит не ценностная привязка к России, а экономическая. И до недавнего времени Украина не была исключением.

Более того – украинская политическая элита до последнего мечтала лишь о том, чтобы сохранить экономическое статус-кво. Политических идеалов и убеждений не было, а потому на первое место выходило стремление монетизировать политику. Политические партии, которые эксплуатировали пророссийскую повестку, были порождением бизнес-кланов, заинтересованных в российском рынке.

А теперь Россия сама обрубает любые перспективы для их существования. Более того – она самостоятельно подтверждает перенос геополитической границы. Потому что отныне экономическая граница между ЕС и ТС проходит не внутри Украины, а по ее восточной границе.

При этом у меня нет никаких иллюзий. Да, все это ударит по украинской экономике. Спровоцирует сокращения. Будет ломать рынок. В некоторых городах, промышленность которых была завязана на РФ, последствия могут быть чрезвычайно серьезными. Но Москва сама решила вытолкнуть украинскую экономику из зоны комфорта – и это тот самый случай, когда шаг вперед делается лишь благодаря хорошему пинку под зад.

Более того. Если разбирать ситуацию отстраненно и схематично, то в происходящем есть не только стратегический политический выигрыш, но еще и стратегический экономический бонус.

Потому что все происходящее является еще одним шагом на пути вытеснения Украины из постсоветского мира, в котором экономики многих стран по старой традиции завязаны на бывшую метрополию. Ту самую, которая из-за падения цен на углеводороды и санкций входит в процесс нарастающего кризиса. И сползание России в этот самый кризис будет рикошетить по привязанным к ней соседям.

Оно будет рикошетить по Беларуси и ее «стабильности». Она срикошетит по Армении, которая ради Кремля отказалась от Ассоциации с ЕС. Она срикошетит по Центральной Азии, выходцы из которой из-за сокращения рабочих мест внутри РФ, будут вынуждены возвращаться назад (и неизвестно еще, сколь многие из них станут добычей шарлатанов, предлагающих войну в этой жизни, ради прелестей в загробной).

Это похоже на «принцип домино» - обрушение одной костяшки влечет за собой цепную реакцию. И Россия сейчас, по большому счету, выдавливает Украину из этого ряда взаимозависимых в своей неустойчивости государств.

Самое удивительное в том, что если бы не Кремль – сам Киев вряд ли бы решился на подобный шаг. Слишком велика инерция. А также страх, жадность и неготовность к субъектным решениям. Стоит ли удивляться тому, что все украинские перемены последних полутора лет спровоцированы именно Кремлем, а не Банковой?

Начиная с Крыма Москва последовательно выдавливает Украину из зоны комфорта. Если бы не это, то украинские элиты, постарались бы сохранить всю ту практику сидения на двух стульях, которую страна практиковала последние четверть века. Но появление российских войск на полуострове дало понять всем: так как раньше - уже не будет.

Оказалось, что «сохранение зоны комфорта» сопряжено с необходимостью меняться и менять страну. Потому что на другой чаше весов лежит война и если война победит, то «game over». Оказалось, что в условиях прямого противостояния с Москвой, единственный гарант выживания – это западная поддержка. Та самая которая идет в обязательном пакете с реформами.

Именно Москва лишила Киев иллюзии, что можно и дальше наслаждаться постсоветским безвременьем. При этом ее вклад в украинские перемены не ограничивается прозрением украинских политиков: их эффективность все равно чрезвычайно низка. Куда важнее то, что Москва лишила иллюзий украинское общество, и создало в нем запрос на перемены.

Этого всего вполне могло бы и не быть Не случись Крыма и Донбасса – Украина бы точно так же не имела армии, обсуждала бы условия Ассоциации с ЕС с Кремлем и прислушивалась бы к пожеланиям Москвы. Донбасс и полуостров голосовали бы за очередную «партию регионов», а по телевизору обсуждались вопросы языка и истории.

Мы это все уже наблюдали в 2005-м году, когда победа улицы обернулась косметическими переменами системы, но никоим образом не сказалась на ее архитектуре. И то, что происходит сегодня на наших глазах – это история про то, как, начиная с февраля 2014-го, именно Москва последовательно обрубает всякую надежду официального Киева на то, что можно будет украинский 2015-й превратить в украинский 2005-й.

Скажем ей за это спасибо.

"Украинская правда"