site.ua
pashtet.ukrainskiy
Павел Паштет Белянский
топ-автор

Сегодня международный день грамотности, потому о грамотности и будет история.


В отличие от медицины и образования, после объявления независимости Украины в 1992 году в армии на украинский язык перешли в один день. В армии ведь как, что реку переходить, что с русского языка на украинский – главное, чтобы приказ был отдан. Приказ отдали мгновенно, с опережением правительства, так сказать, в верноподданном прогибе.

Что ж, вы приказали, мы перешли.

Надо заметить, что состав армии в девяностых годах – это совсем не как сейчас. В девяностых в армию офицеров собирали по всему бывшему Советскому Союзу. Многонациональная была армия. В военных поселках все школы – русские. И разговаривают все, согласно Устава, на русском языке. Но приказы не обсуждаются. Сказано – перейти на украинский язык, все поголовно почесали под фуражками и принялись переходить.

Служил в те года под Днепропетровском в одном полку командир батареи, в меру старый, а потому в меру сообразительный. Назову его майор Д. До пенсии майору Д. оставалось всего ничего, потому очень он боялся и переживал, чтобы его раньше не уволили. Как я уже когда-то замечал, ничто так не способствует развитию безупречной интуиции, как желание спасти собственную задницу. Интуиция майора Д. сработала, как механизм швейцарских часов. Получив приказ перейти на украинский язык, майор ушел домой, а утром следующего дня вернулся в часть уже со знанием украинского языка.

- Метода, - сказал сослуживцам майор Д. – Во всем важна метода.

Метод скоростного обучения украинскому языку майора Д. был прост, как все гениальное.

Майор брал обычные русские слова, и менял в них буквы, беззастенчиво и нагло.

Каждую встреченную «е» майор менял на «э».

«И» майор менял на «ы».

«О» легко заменялась на «и».

Каждое «г» майор старательно превращал в «кх».

И, о чудо, утром следующего дня майор заговорил на украинском языке.

Особенностью данного чуда было еще и то, что все окружающие его военные не только понимали майора, но и понимали то, что он разговаривает именно на украинском языке.

- Мэтида, - сказал сослуживцам майор Д. – Ви всэм важна мэтида.

- Майир Д. пи вашэму прыказаныю прыбыл, - лихо доложился майор командиру полка, когда тот вызвал майора к себе в кабинет.

Командир полка был грузин и, следует отметить, стиль майорской речи произвел на командира сильное впечатление.

- Это, - кивнул командир майору на рот, и попытался вспомнить хоть одно украинское слово, - шо?

- Сикхласни прыказа пэрэхидим на ридний язык, тиварыщ кимандыр, - отчеканил майор.

- Вот, понимаешь, молодец, генацвали, - похвалил майора ничего не понявший командир.

Первой, естественно, на новом украинском языке заговорила батарея майора Д.

Следом за батареей потянулся и весь полк.

К концу недели, проходя мимо плаца, можно было услышать, как сержант лениво покрикивает на марширующих молодых бойцов:

- Налэви! Направи! Кругим! Шагим марш!

Бойцы слушались.

К концу месяца из Киева в часть приехали проверяющие. Главного проверяющего, генерала, почетного дедушку, любителя литературного украинского языка, вечерами пописывающего в толстую тетрадь стихи в манере Шевченко, так вот, дедушку увезли «по скорой» с сердечным приступом.

С таким же приступом в медроту увезли и майора Д. – очень боялся майор не дослужить до пенсии.

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація