site.ua
pashtet.ukrainskiy
Павел Паштет Белянский
топ-автор

Я так часто слышал эту фразу от жителей Донбасса, что, кажется, давно пора сделать её лозунгом Донецкой и Луганской областей.

Я родился в поселке Шахта №9 Луганской области Перевальского района. Мой дед работал шахтоуправленцем. Когда фашисты захватили Луганщину, он взорвал шахты и ушел в Сумское подполье, а когда Красная Армия освободила Украину, он вернулся в Луганскую область и восстанавливал те самые шахты, что взрывал. И давал стране уголь. А в коммунистическую партию так и не вступил, все, говорил, некогда ему, работает он, мол, не до глупостей. В шестидесятых годах шофер возил деда на служебной машине, в хате стоял служебный телефон и работал телевизор, единственный, на всю улицу. Зажиточно, в общем, жили. Дед ходил в «сталинке», как было принято тогда у всех руководящих работников, а в партию так и не вступил. Хотите – верьте, хотите – нет. Человек на серьезной руководящей работе, и беспартийный. Он был хорошим специалистом, грамотным и ответственным, потому, наверное, и закрывало руководство глаза на его политическую безответственность.

Руководство по-хозяйски спускало сверху разнарядку за разнарядкой на уголь.

И деду было некогда заниматься ерундой, он работал.

В 2004-м году я жил и работал в Донецке, как раз в то время, когда революционеры засевали по стране придорожные кусты оранжевыми ленточками, а на Майдане студенты во главе с Русланой стучали в оранжевые бочки.

Помню, сотруднику на электронную почту пришло письмо-спам, как раз накануне выборов, в письме предлагали всем надеть на выборы что-нибудь оранжевое, чтобы показать Януковичу и команде, как много людей протестует против его кандидатуры в президенты страны.

- Ерунда, - отмахнулся от письма сотрудник, - все давно решено и понятно, что наш Янукович будет президентом.

- Ты на выборы-то идешь? – спросил я сотрудника.

- Не пойду. Чего туда ходить? Я же говорю, и так все решено. Янукович – наш президент. Донбасс впереди. Да и в Запорожье в командировку надо ехать. Без меня победят как-нибудь. Некогда мне, работаю я.

Я помню, как в том самом 2004-м собирали по Донецку людей ехать в Киев, стоять на Майдане в поддержку Януковича. Ехали или рабочие по приказанию руководства, большей частью, или желающая быстро подзаработать маргинальная молодежь. Остальным было как-то не до того, не до выборов вообще и не до Януковича в частности, все работали.

Вот если начальство прикажет, то конечно, не вопрос, поедут все, кому надо, потому что это ведь тоже такая работа, ехать и стоять на площади, махать флагами, кричать нужные лозунги. Если работать, и если прикажут, то никто не против, глупостями то всем заниматься некогда, все же работают.

Когда российские «настутнебылы» накапливали силы для удара по Дебальцево, я звонил сестре в Енакиево, где она работала на металлургическом заводе, и спрашивал, как у них там дела, как обстановка, потому что тревожно от новостей, и все родные переживают друг за друга.

- Да нормально все у нас, - отвечала она. – Так, на днях к проходной подъезжали какие-то вооруженные ребята, спрашивали директора, пообщались с ним и уехали. Хозяева все порешали. Да некогда нам глупостями заниматься, работаем мы, работаем…

Всю жизнь, из поколения в поколение, из года в год, их учили родители, а они учили своих детей – каждый должен заниматься своим делом и каждый обязан трудиться. Врач – лечить, военный – воевать, политик – интриговать и обманывать, шахтер – добывать уголь. Каждый должен знать свой маневр, каждый на своем месте вертеться винтиком сложной машины под названием Государство.

А все остальное – ерунда и глупости, до всего остального им нет дела, остальное как-то решит Хозяин, тот, который дает работу, на которой некогда, не до глупостей, потому что надо работать.

Потому стало возможным появление так называемых ЛНР с ДНР.

Потому до сих пор шахтеры добросовестно рубят в штреках уголь.

Потому, когда говорят о возможности какого-то политического процесса на Донбассе, хочется смеяться, хотя надо бы плакать.

Основная часть людей с активной жизненной позицией давно покинула территории Донецкой и Луганской областей. Эти люди теперь живут в Киеве и Львове, Днепропетровске и Хмельницком, устраиваются на работу, налаживают быт, открывают новые бизнесы.

Да, будет часть выехавшего населения, которое захочет вернуться обратно (и мне кажется, именно их голоса и должны быть решающими на выборах), хотя, скорее всего, процент их будет так мал, что ничего не изменит в общей картине.

На Донбассе в основной массе остались только те, кому некогда было уезжать. Кто работал. И работает.

Кто никогда не ходил на выборы.

Или ходил, чтобы подтвердить «генеральную линию партии».

Кто привык, что будет так, как решит Хозяин.

А война? Ну а что – война. Деды тоже воевали. Надо лишь туже затянуть пояса. И работать.