Вот так бывает, что, переключая телевизионные каналы, раз в полгода попадаешь на Перший Національний. Ну как попадаешь? Палец не на ту кнопку соскользнет, и телевизор выплевывает тебя на то, что в детстве называлось УТ-1. А время переключения на другой канал занимает где-то 3-4 секунды. И вот за это время в голове формируется мысль: а зачем изобретать машину времени? Вот же она – на главном телеканале страны.

Глянешь в окно – вроде бы 2017 год, включишь УТ-1 – попадаешь в 1981. Эйнштейн отдыхает, скорость света – лженаучная величина. Тут тебе и все тот же сельский час, и дискотека 60-х, и диалоги (читай – монологи) с властью, и новости в стиле а-ля программа «Время». Даже трансляции спортивных событий (в основном биатлон, почему-то считается, что с биатлоном у нас все гораздо лучше, чем с футболом) сопровождаются комментариями гостей из прошлого: то Юхима Шарпанського, то Сергія Савелія. В общем, все тот же совок.

Приблизительно такие же впечатления возникают, и когда смотришь заседания нашего кабмина. Я уже не говорю о содержании, я про форму. Во главе длинного и узкого прямоугольного стола на высоком кожаном кресле восседает Премьер-министр. Вдоль стола с обеих сторон в креслах подешевле и пониже сидят министры. Очевидно, таким образом невербальным способом подчеркивается уважение министров к своему начальнику. Я, правда, не знаю, почему мог бы пострадать авторитет председателя правительства, если бы все сидели за круглым столом или, хотя бы, квадратным. Друг друга было бы лучше видно, и общаться можно было бы, глядя глаза в глаза. Также непонятно, каким образом высота и стоимость кресла определяет ранг и значимость чиновника.

Каждое заседание начинается с того, что Премьер-министр так коротенько, минут на сорок (больше, думает, не надо) делает эмоциональное вступление. Тема роли не играет: политика, экономика, образование, здравоохранение и т.д.. Ну как в научной статье: постановка проблемы. К чему эти спичи? Они же не имеют никакой юридической (и даже прагматической) силы. Хочется показать, что ты такой умный, во все вникаешь и во всем разбираешься? Так организуй ежемесячные пресс-конференции на 2-3 часа. Тогда твои речи ни о чем, по крайней мере, будут чередоваться с острыми вопросами от журналистов. Но такой формат, скорее всего, Гройсману не подходит. То ли дело заготовленный монолог.

Но и это еще не все. Вдоль стеночек уже на обычных стульях сидят госслужащие рангом пониже: замминистры там всякие, помощники и прочая шушера. Чего сидят, непонятно. Но все что-то интенсивно записывают. Очевидно, чтобы не пропустить главного. Их абсолютно не смущает тот факт, что через пару часов после заседания можно получить полную стенограмму этого собрания или, на худой конец, просмотреть это мероприятие в записи.

Но главное, что все – по ранжиру, все как в живой природе, разве только углы не метят. Дарвин торжествует. Я бы транслировал эти заседания на канале Дискавери. Просмотров было бы значительно больше.

Из «инновационного» – это голосование за принятие решений. После «обсуждения» Гройсман спрашивает: «Есть возражения? Нет. Решение принято». Позвольте, но отсутствие у меня возражений еще не означает, что я поддерживаю принятие решения. У меня есть право и воздержаться. И даже вообще не принимать участие в голосовании. Если двое – за, а пятнадцать – воздержались или не голосовали, это не значит, что решение принято.

Этот «фокус Гройсмана» напомнил мне историю из моей жизни где-то пятнадцатилетней давности. Моя Виолетта решила познакомить меня с Крымом (он тогда еще был наш как минимум де юре; уверен, что скоро он снова будет наш и де юре, и де факто). Она там училась, у нее там осталось много друзей и знакомых. И вот мы каждое лето на недельку ездили то в Судак, то в Ялту, то в Евпаторию, и даже, прости господи, в Севастополь.

Приехали мы, значит, в Севастополь. Пошли гулять. На Графской пристани импозантная дама лет 65 зазывала через мегафон гостей города прокатиться на комфортабельном лайнере по бухтам Севастополя. Мы согласились. «Комфортабельный лайнер» на поверку оказался малоустойчивой лодочкой пассажиров на 15. По факту в него набилось человек 30-40. Люди сидели по всему периметру лодки, свесив ноги в теплые воды Черного моря.

Все полтора часа «экскурсии» у меня была одна мысль: только бы не перевернуться. Плаваю я плохо, а еще и Виолетту спасать. Но когда наше плавание уже, казалось, подходило к счастливому концу, наш экскурсовод (все та же импозантная дама) неожиданно заявила: «Поступило предложение осмотреть новые корабли российского флота. Кто против?». За дополнительную плату, естественно, которая составляла половину уже оплаченной нами экскурсии. Понимаете, она не спросила, кто за. Рук, думаю, было бы немного. Она спросила, кто возражает. А когда находишься посередине морского залива, зная, что под тобой метров 20 воды, а до ближайшего берега плыть (особенно, когда не умеешь) таких метров несколько сотен, обоснованные возражения в голову почему-то не приходят. Вот так я познакомился с новыми кораблями российского флота, будь он проклят.

Я это вот к чему: живем мы, получается, в двух несовместимых реальностях – совка вроде бы как уже и нет, но он все-таки есть. И какой из этой ситуации выход лучше, я даже не знаю: то ли выгнать правительство Гройсмана (вместе с Президентом и представителями законодательной и судебной власти), то ли запретить Перший національний в том виде, в котором он продолжает существовать. Скорее всего, и то, и другое. А еще надо выгнать корабли российского флота (и новые, и старые) из бухт Севастополя. Из нашего украинского Севастополя!

А так и будет. Скоро. Слава Украине!

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація