Уходящий год во внешнеполитическом аспекте государства российского не принес ему никаких ощутимых выгод. Немало ставок было сделано на завершение работ по строительству газопровода проекта «Северный поток-2», а также на первую встречу в верхах с Президентом Украины Владимиром Зеленским в Париже.

Это была проба, попытка «продавить» нового украинского лидера. Она закончилась полным фиаско. Путин выглядел поверженным, растерянным и жалким. А новые американские санкции против сырьевых щупалец Газпрома и вовсе заморозили проект на неопределенный срок. Попытки расширить тоталитарное постсоветское пространство за счет Беларуси также не удались. Санкционная политика Запада не изменилась, а только усилилась новыми распоряжениями США и ЕС. Кроме того, в период переговоров в нормандском формате ООН выдала резолюцию по Крыму, сводящуюся к демилитаризации аннексированных и захваченных регионов Украины.

Промежуточно резюмирую — 2019 год для внешней политики России стал провальным, причем по всем фронтам — политическим, экономическим, военным, дипломатическим.

Если говорить о внутренних делах, то первое, о чем следует упомянуть — это, пожалуй, тихое фиаско Алексея Навального. Его рейтинг сошел на нет. И, судя по всему, уже не поднимется обратно. От всех инициатив, возглавляемых им за эти годы, остается странное послевкусие. Никаких демократических подвижек с момента Болотной мы не увидели. Напротив, увидели лишь радикальные усиления и фактически точечный террор против любых форм протеста. Прибавилось работы юристам и правозащитникам. Медленно, но верно происходит деградация и гражданского общества, инфантилизация протеста. Эмоционально истощенные, политически дезориентированные люди просто не в состоянии принимать верные решения.

За последние полгода гражданское общество «добилось» — освобождения Голунова, которое, как выяснилось, произошло бы и без общественного вмешательства, пропело дифирамбы и сделало нового святого из политического профанатора с имперскими замашками — Егора Жукова, и получило продолжение желтого отечественного зомби-триллера — «Эпидемия», якобы запрещенного к показу на ТВ в связи с неполиткорректными сценами. Благостная наивность против грубой силы и цинизма. Это очень плохой революционный ресурс и ненадежный сценарий.

Что касается событий 19 декабря 2019 года, когда неожиданно для всех возле здания приемной ФСБ в Москве на Лубянке началась стрельба. Удивительная тенденция — в России нашлось немало сочувствующих ФСБ. Хотя, я полагаю, что это, разумеется, никакое не искреннее сочувствие, а завуалированное холуйство — основа основ здешнего менталитета. Раб, почуяв силу, бежит лизать сапог своего хозяина. Я считаю произошедшее инсценировкой, очередной спецоперацией.

Вовлечение гражданских лиц в криминальную и террористическую деятельность является давней практикой российских спецслужб. Как правило, они ориентируются на психически нестабильных людей, часто одиночек, склонных к внешним проявлениям агрессивности и видящих в этом некий «особый смысл». Спецслужбы подыгрывают этим больным людям, обещают им нечто (например — награду или славу), всячески поддерживают романтический флер, формируют атмосферу происходящего вокруг них, чтобы она выглядела «как в кино».

Кем является подобный исполнитель? Он является низовым пассионарием, обреченным на трагикомическое «геройство». Судя по всему, вчерашнего стрелка давно вели и всячески накачивали спецслужбистскими байками. Вот он, современный российский античеховский «маленький человек с ружьем», псевдогерой нового безвременья. Исходя из доступной в соцсетях информации, мы не можем наблюдать какой-либо четкой картины происшедшего. Поэтому в ход идут выгодные интерпретации и различные нарративы.

Зачем все это было сделано? Судя по всему, это была отчаянная попытка томатной гебни придать себе мнимого величия. Ей настолько овладела паранойя и безумие, что она стала стрелять сама в себя. И это безумие будет только нарастать. Не только по причине общего коллапса структуры управления, но и по причине того, что смысловой потенциал путинской системы абсолютно исчерпан.

Чекисты изначально, по своей онтологической сущности, не могут являться бенефициарами (выгодополучателями) власти. Они были лишь ресурсом, посредниками. Но над этими посредниками, как выяснилось, никто не стоит. Точно также, с другой стороны, граждане, не претендующие на власть, а только лишь на локальные изменения, не могут быть бенефициарами условной революции. Это классическое «верхи не могут, а низы не хотят», дихотомический тупик в условиях постмодерна.

Что ждет нас в наступающем году? Усиление точечных репрессий, попытки перекрыть Интернет, которые, впрочем не увенчаются успехом. Продолжение давления на Запад, как информационного, так и геополитического, в первую очередь на Беларусь. В отношении Украины будут демонстрироваться фальшивые жесты примирения, попытки завладеть и удерживать внимание Президента Украины Владимира Зеленского. Отчаяние, постепенно проникающее в аппарат МИД РФ, не позволит ведомству эффективно работать на многочисленных дипломатических фронтах. Американские выборы также будут вне досягаемости России вследствие превентивных мер, разворачиваемых в США для обеспечения их безопасности.

Гнетущая психологическая атмосфера в обществе, эта, воистину, стивен-кинговская «Мгла», перемешанная с мамлеевщиной и достоевщиной, будет только усугубляться. Однако, вопреки страшной инерциальной схеме, сансарной петле, в которую будто бы затянута Россия, я верю в то, что цивилизация и здравый смысл наконец-то победят. Ни одна страна не может существовать автономно и обособленно без ущерба для самой себя. Ущерб, который нанесла себе Россия за последние годы огромен. Но тем вероятней и ближе конец этой обреченной исторической спирали.

Алина Витухновская

paperdaemon
Антон Мырзин

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація

Рекомендації