site.ua
miroslav.gai
Мирослав Гай
топ-автор

Сегодня один из важнейших дней моей жизни и я хочу поделится своими воспоминаниями и мыслями с Вами.

Три года назад, в далеком 2013-м году, звучит как "давным-давно": столько событий разделяет меня нынешнего и меня прошлого: три года назад случился переломный момент, который изменил всю мою жизнь и привёл меня туда, где я нахожусь сегодня.

Итак. Я, педагог мастерства актера на телеканале СТБ, преподаватель Национального Университета театра кино и телевидения, пришел 10 декабря на центральную площадь страны после работы - поволонтерить на час.

Я не был активистом или революционером, мало того очень скептично относился к происходящему.

К тому моменту я зарабатывал стабильно 2500$ в месяц, у меня был маленький сын, мы только довыкупили квартиру, одолжив у друзей денег и, в принципе, мое положение, как для педагога, было очень и очень. Но я осуждал избиение студентов и лелеял надежды о подписании Ассоциации, а потому сочувствовал тем "странным" людям, которые сидели у костров на площади.

Еще с самого начала, туда ходили некоторые мои друзья из творческой интеллигенции, в основном потусить и попить на морозе вина читая стихи или записывая интервью - милый моему сердцу поход в народ.

Так, я это все воспринимал.

В моем фейсбуке, на пару сот подписчиков, в основном из кинотелетеатральной тусовки, периодически мелькали просьбы поднести медикаменты и еду.

Испытывая синдром совести, как многие сейчас по отношению к фронту, и не желая во всем этом участвовать, я честно заносил кульки с едой и медициной, с барского плеча, так сказать, и насладившись подвигом спешил домой, к жене и вечернему телесериалу.

Но, ежедневные заходы на час, затянули меня как-то в Профсоюзы, где можно было взяв поднос с чаем или едой пойти покормить фриков в казацких костюмах, молодых студенток или прибившихся стариков и нырнув затем в метро уехать подальше от этой ярмарки.

10-того числа, отдав очередные два огромедных кулька с медициной и раздав два подноса чая и супов, за которыми приходилось стоять в очереди, я получил то ли смс, то ли твит, что будет зачистка Майдана.

Я уже собирался ехать домой, но окинув взором майдан с кучкой ряженых, студенток и пенсионеров...

Четко запомнил мысль и чувство, которое тогда пришло: совсем нет мужчин, разгона не будет - сколько уже обещали. При этом начало тянуть в животе, появилось неприятное ощущение, но я его отогнал и решил подождать 10 минут, про всякий.

Через 10 минут, Майдан был окружен.

Сказать, что моя впечатлительная творческая психика была в ужасе - это приуменьшить происходящее в моем ментальном поле.

Площадь, где секунду назад пели песни, разносили горячие супы и чаи молодые люди, где старушки ходили с плакатиками, а со сцены говорили никому не известные фрики и местные сумасшедшие, вдруг была окружена сплошными рядами милиции, и спецназа (потом, уже намного позже, я познакомился и подружился с Колей, спецназовцем МВД. Он штурмовал меня в ту ночь, вооруженный щитом и дубинкой, в черном шлеме), одетыми во все черное, слажено построившими фаланги перед баррикадами.

Большего ужаса в своей жизни я не испытывал даже под бомбежками на войне.

Черные ряды, как в самых сильных батальных кадрах Властелина колец, абсолютное зло вдруг начало шаг за шагом сжимать кольцо.

Пилорама, которую подвезли для резки баррикад, выглядела как орудие зла из голливудских фильмов, и больше кино меня не впечатляет.

Я на всю жизнь запомнил набат Михайловского собора, который разгонял нечисть впервые за 800 лет.

Не буду рассказывать как мы выстояли, про девчонок, которые держали баррикады наравне с мужчинами, про первые носилки с раненными, про смс ужаса друзьям и жене…
В эту ночь Я все понял. Это захват власти в стране и попытка установления диктатуры Януковичем. Мне все стало сразу понятно, и про 3 ярда от Путина, и мухлёж с ассоциацией -все.

В одну ночь я все понял.

Утром 11-го, когда Киевляне прорвали оцепление, и мы устояли, я поехал домой спать, с уже полным ощущением будущего.

Нужно бороться. Если проиграем, то будет и 37 год, и диктатура, и эмиграции и убийства и посадки.

У меня был страх и четкие параллели в истории.

Уже вечером 11-го я записывался в отряд самообороны.

Первую свою ночь на охране баррикад я провел с Сергеем Нигояном. Это был первый и последний раз, когда я его видел. Потом он погиб. Первым.

Ночь с 10-го на 11-е изменила мою жизнь.

Дальше была Самооборона, потом Автомайдан, потом когда стало понятно про сливы наших данных ментам и продажность некоторых членов, мы организовали Автодозор, затем опять самооборона, участие во всех боях, гибель друзей, поход в самом первом добровольческом батальоне на фронт, гибель друзей, волонтерство и организация фонда, рождение второго сына, гибель десятков и сотен знакомых и незнакомых людей, окружение, Дебальцево, Пески, съемки Братство АТО, военный универ, звание офицера запаса, поездки на фронт, вывозы раненных, погибших, постоянное военное обучение, полигоны, полигоны, и вот я в резерве 95-то ДШБ, а фонд подписал меморандум с ГШ.

Все это началось в ту ночь.

Кстати, с Колей, спецназовцем МВД, который штурмовал меня тогда, я познакомился уже на Карачуне. И мы ездили на боевые выезды вместе с 95-ткой. А те беркута с Ивано-Франковска, которых мы палили на Майдане, а потом на войне сухпай делили – все погибли.

А Коля хоть на растяжке и подорвался в Дебальцево, живехонек и очень добрый малый.

И сейчас, когда их согнали под Раду и стадионы, я ему говорю:
-Будь осторожен и некуда не лезь.
А он мне.
- И ты не лезь. Когда же все это закончится? Хочу домой, к жене.

Но это лирика.
Когда мне говорят «И чего добился Ваш Майдан?», я точно знаю ответ. Его я получил 10-го декабря 2013-го года.

Мы остановили Диктатуру и тайную попытку восстановления Советского Союза на этой части земли и вынудили совершить РФ фальстарт с захватом Крыма и части Донбасса.

Если бы не Майдан, то я бы писал Вам сейчас из Канады. А так, я буду писать Вам из окопа, до победы Украины.

Слава Украине.