site.ua
член клубу

О том, что блогеры под предводительством Шрайка ходили к НГШ, и о том, что Муженко поведал лидерам украинских мнений, до меня написали практически все присутствовавшие. Я же решил подождать, пока развеется флер генеральского обаяния Виктора Николаевича, и беспристрастно осмыслить увиденное и услышанное. Потому что впечатление о встрече у меня осталось неоднозначное.

Перечислять статданные о состоянии армии, приведенные Муженко, я не буду, все желающие уже ознакомились, а многие видели оное состояние воочию. Думаю, мы все давно осознали, что армии у нас не было, а теперь есть. Понятно, что и та армия, которая теперь есть, требует развития, наполнения и вооружения. И что кроме армии, для военных успехов нужны соответствующая потребностям этой армии экономика, инфраструктура и мобилизационный резерв. В общем, в сфере построения армии задач перед страной значительно больше, чем желающих эти задачи решать.

Подробно хочу остановиться на своем восприятии человека, который возглавляет наш Генштаб, поскольку зрад о Муженко гуляет огромное количество, ответственность на нем колоссальная, и необходимо понимать, на своем ли посту товарищ генерал армии, или таки в словах "экспертов" есть зерно истины, и с этим человеком во главе армии мы не победим.

Начну с хороших новостей. Генерал армии Муженко Виктор Николаевич - человек безусловно умный, знающий и вовлеченный, военный в хорошем смысле этого слова. Без обращения к документам и компьютеру оперирует фактами, данными, помнит фамилии, даты, географию событий, подробности операций кампаний 2014 и 2015 годов, которыми командовал, в том числе и находясь непосредственно в поле. Муженко - не кабинетный генерал, и воюет он не по глобусу. Когда НГШ рассказывает, как он наблюдал прилеты Точек-У по Саур-Могиле, или как отдавал приказ открыть огонь по входящим российским колоннам, или организовывал операцию по спасению летчиков сбитого бомбардировщика силами спецназа - то волосы шевелятся на голове, и начинаешь понимать, как мотался вдоль линии фронта и впахивал генерал, который взял на себя ответственность за защиту страны в тот момент, когда для этой защиты не было практически ничего и никого - тут не удержусь, и упомяну, что на момент начала российского вторжения у нас было в готовности к боевым действиям три тысячи человек из списочного состава ВСУ в 187 тысяч. Муженко даже внешне - генерал боевой, он поджар, уверен в движениях и жестах, не носит "генеральское пузо", которое так часто можно увидеть в коридорах Министерства обороны. Научился он и правильной реакции на вскрытие проблем и недостатков - у него нет рефлекторного для большинства "кадровых" ухода в отказ, он признает наличие проблем, а не отрицает их с порога. Старается он быть и открытым, хотя, безусловно, этому его научили недавно, в чем заслуга нового пресс-секретаря с макбуком, и, скорее всего, Бутусова с Цензором. Муженко готов общаться, воспринимать новую для себя информацию, учиться - даже у лейтенантов, даже у гражданских, если необходимо - а это в среде кадровых военных в чинах встречается ой как не часто.

Но, как я и предупредил, впечатления неоднозначные, а посему есть у НГШ черта, которая не дает мне права сказать - "все классно, можем спать спокойно". Муженко - абсолютно не реформатор. Да, он прикладывает огромные усилия к восстановлению боеспособности армии. Да, видит необходимость учений разного уровня, тренировок, обучения офицеров и личного состава, и организует работу в этой сфере. Да, обладает эрудицией в смежных вопросах, и может поставить армейские задачи перед смежными ведомствами. Он даже начал работы по разработке нового боевого устава, который будет учитывать опыт нашей войны, и обещает закончить эту работу в первом квартале 2016 года. Но когда я задал ему вопрос о переходе на стандарты НАТО, что заявлено в главном программном документе армии - Военной доктрине - то Виктор Николаевич с весьма скептичным видом ушел от ответа, рассказывая об опыте нашем, и как натовцы учатся у нас. Возможно, это и так - но любой служивший и служащий видит и понимает, как устарела и неэффективна наша военная машина. Точно так же Муженко не дал ответ о назревшем и перезревшем вопросе построения настоящей территориальной обороне - сфере закрытой для советской военной науки, о том, когда наконец-то срочники перестанут всю свою службу проводить "на тумбочке" и в караулах, что предпринимается для информационной войны. В тех сферах, в которых нет постсоветсткого опыта - нет и движения, ведь натовские подходы все еще не перенимаются.

Возможно, подход Муженко в чем-то и был оправдан, и действительно надо было сначала хоть немного восстановить настоящую боевую готовность, а потом глубоко реформировать армию. Действительно, форсировать двигатель и менять коробку передач у едущей машины Скорой помощи - это не самое оправданное решение. Но мне кажется, время реформировать армию и приближать ее к натовским - уже пришло. И все-таки здесь мне видится иное решение, чем замена Муженко, который, по моему мнению, все-таки на своем посту в 2016 году.


Нам нужна принципиально иная связка министра обороны и НГШ. Пусть Муженко будет Начальником Генерального штаба - и продолжает усиливать армию оперативно и тактически. В конце концов, бессмысленно требовать от человека, который вырос до самого верха в системе, коренного ее изменения, а рисковать заменой по крайней мере решительного вояки на неизвестно кого именно сейчас - не самая эффективная стратегия. А вот на посту Министра обороны мы должны увидеть человека гражданского - открытого, не зашоренного, современного, единственной задачей которого будет реформирование и доведение ВСУ до уровня, например, армии Турции. Во всех аспектах - в организации, в обучении, в системе службы, в калибрах и вооружении. Крайне важно, чтобы у этого министра был мандат, не зависящий от бесконечных коалициад и выборов Верховной Рады - возможно, привязанный к сроку президентства. Ведь министров обороны у нас с 1991 года было восемнадцать - и каденции были столь краткими, что о подготовке и реализации системного реформирования в условиях ограниченных ресурсов речи быть не могло в принципе. Сами натовцы за предыдущие два года неоднократно рекомендовали назначить гражданского министра обороны и сделать министерство более подконтрольным обществу, и работа волонтеров в МО показала, насколько гражданский контроль показан и полезен военному ведомству.

В связке с гражданским министром-реформатором Муженко, генерал-реаниматор, мог бы быть более эффективен. По крайней мере такой вывод я вынес после трех часов общения с начальником Генерального штаба.

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація