site.ua
топ-автор

Великий комик Чаплин (не православный, а настоящий, кинематографический), говорил, что больше всего людей смешит поведение детей. Посадите годовалого ребенка в ванночку, говорил Чарли, и пока он будет ловить на ее дне кусочек мыла, весь зал будет полчаса валяться от смеха.

Прчем гений кино понимал отличие позитивного смеха из-за детского «плюх на травку» от того смеха, когда злобный мудак, пытаясь проткнуть ножом баллон нагруженному бусику конкурента, получает открытый перелом руки. В первом случае, ободряющий смех взрослых стимулирует ребенка повторить опыт, во втором он этот опыт повторять отучает. Вот как оно все сложно, а не просто хи-хи да ха-ха.

Люди, вообще, любят всяческих детенышей, и подтверждают это пословицей «даже кошка своих детенышей защищает». Однако это даже не этология, а вообще тупо биология — забота о потомстве связана с активностью размножения, и видели бы вы как защищает потомство, например, слониха. Шо понятно — походили бы вы беременной два года, да еще рожали раз в пять лет, максимум одного, да еще годика этак четыре на грудном вскармливании — то понятно, почему слониха защищает яростнее кошки, не только из-за веса и возможностей, да еще и не одна — ей тут же на помощь бросается все стадо.

Человек в этом плане ближе к слону, потому что его детеныши должны усвоить не просто биологические и этологические нормы путем простого развития организма, но еще и социальные, и неплохо бы немного профессиональных (конечно, если он не определился еще в детском саду идти в блогеры). Такшо паразитирование на мамке затягивается до совершеннолетия, а иногда и дольше.

Соответственно, и отношение к детям особое — уж больно много в них вложено и дорого стоило. Поэтому, если у животных с ростом детеныша эмоциональная и рациональная связь родителей с детьми ослабевает, вплоть до того, что опять беременная мамаша отгоняет вымахавшего шалопая прошлого помета, то у людей наоборот. Эмоций и рацио становится все больше, а дети стараются откатиться подальше от родаков, как только нащупают под ногами материальную базу. А то и раньше.

Исключением, пожалуй, являются великороссы, сложившие молитву «за смерть младенчика» - абсолютно рациональная просьба Доброму Боженьке прибрать дитя Собственноручно, до естественной смерти от голода или поноса, и без применения подушки на голому. Собственно, много где избавлялись от младенцев, от жертвоприношений в Междуречье до бартера Крастера с Белыми Ходоками, жизнь ногда прижимает. Но на такой лайфхак как придумали урусы — молиться доброму богу за смерть собственного ребенка (причем кое-где в мире ухе ходило метро), может подвинуть только особая духовность

И если в фильме «Люди в черном» дофига смекалистый Уилл Смит выбрал в тире «несущей угрозу» цель в виде малолетней девочки, и расстрелял ее аргументировал это кучей умных слов, за что был принят в сверхсекретное подразделение, то в реальности его бы выпиздили из полиции, как социопата, и велели бы пройти курс у психиатра под наблюдением. А на дорожку спели бы песню Слепакова «А чо, бля, если нет?» Потому что этологическая надстройка является доминантой над рациональной. Иначе это не человек, а хуй знает шо. В другой раз ему покажется, что бабуся подозрительно медленно переходит дорогу пере несущимся автопоездом, и аннигилирует ее, заподозрив в ее теле соплевидного диверсанта из созвездия Плеяд.

Женщины, кстати, интуитивно понимают это, и в случае угрозы со стороны мужчины (а чаще, чтобы что-то выпросить или настоять на своем), применяют «инфантильное поведение» - делают губки бантиком, лепечут тонким детским голосом и плачут. Можно сколько угодно смеяться, но на этологическом уровне это работает. Так что будьте осторожны, панство-братство, если слышите обиженное «ну, Са-а-а-аш...» - вспоминайте остаток на карте.

Хорош с зоопсихологией, этологией и прочей ботаникой, перейдем к социальному аспекту.

***
Детский парад младенцев-колясочников вызвал разные ощущения — от умиления до отвращения. Однако то, что он ориентирован именно на эмоции, а не на разум — это однозначно.

У меня, например, было счастливое детство. В детсаду я гордо в буденновке и с красным флажком бегал по кругу на утренниках, потом носил котябрятскую завездочку, потом мне должны были вручить красный пионерский галстук, но я уже с наглаженной рубашкой попал в больницу с гриппом, и меня принимали в пионеры, как мажора, вместе с отстающими двоечниками и хулиганами, в отдельном порядке. Но все вышло как нельзя лучше, и мы, пионеры-двоешники, гордо курили по кругу в красных галстуках.

Галстук оказал мне неоценимую пользу - научил гладить утюгом. Сколько я их пережег, этих ацетатных треугольников за 55 копеек — хватило бы на весь «Артек». Затем я еще кропаль подрос и попал в ВЛКСМ. Комсомол тоже оказал мне пользу, даже большую чем галстук — у меня прекратились пубертатные прыщи (вот она — сила коммунизма!) И тут, утратив прыщи и купив гитару, я вступил на скользкую дорожку измены Родине.

Я хочу вам сказать, что нынешней путинской мозголомке до той, советской, далеко. Многие помнят пафос празднования 70-летия Победы, а кто помнит юбилей 70-летия Октябрьской революции? Ого-го! У нас на тот момент в Киеве были три проспекта: имени Сорокалетия, имени Пятидесятилетия и имени Шестидесятилетия Великой Октябрьской Революции (именно так и писали, потому что, в отличие от ВОВ, сокращать революцию до ВОР решительно не рекомендовалось) — сейчас проспекты Голосеевский, Леся Курбаса и Броварской. И если бы не накрыло Перестройкой, был бы и Семидесятилетия, и мы собрали бы полный бант проспектов, а доживи до сегодняшнего 7-го ноября, столетие которого через полгода, боюсь, и Крещатику настал бы топонимический пиздец. Проспект «Столетия Октября» ему был бы просто уготован.

Еще весенний снег не растаял, а Ленины были вездесущи, как агенты Смиты из матрицы, от обилия красного на улице эпилептики боялись выйти из дома, и всякие трудовые вахты, призывы и прочие субботники сменяли один другой так быстро, что с ленинской вахты по ленинскому же призыву надо было бежать опять на ленинский субботник.

Но я уже был неуловим для матрицы. Мне было 16 лет, я играл на гитаре, имел подружкус сиськами, пил портвейн и на хую вертел весь этот коммунизм, больше озабоченный тем, где достать плиту «Accept» 1985 года «Metal Heart» (потому что на балке это удовольствие начиналось с 70 рублей минимум) и самоучитель Молоткова и Манилова. Шо не отменяло ленинской вахты и призыва — это была неизбежная дань обществу, чтобы оно поставило галочку в своей амбарной книге, и отъебалось от меня хотя бы на время. Хотя бы на вечернее. Хотя бы на выходные.

То есть я не то, чтобы ненавидел коммунизм, или любил его, зная о нем ровно то же, что и все остальные — то есть, нихуя конкретно — он просто путался у меня под ногами, отнимал время и действовал как обратный рычаг.

Как детсадовская шапка с ушами не сделала меня зайцем, так и красный галстук не сотворил пламенного большевика. Потому что как только начинаешь понимать — для чего устроены женщины, алкоголь и музыка, или говоря языком оригинала «секс, драгз, рок-н-ролл» идеология, по крайней мере ее официальная версия,отходит на второй план — если не помогает добиться ни одного, ни другого, ни даже третьего. Более того, даже если идеологии удастся где-то зацепиться за извилину мозга — ее быстро простерилизует подростковый негативизм и юношеское отрицалово.

Поэтому катать младенцев и тоддлеров в целях патриотического воспитания, нарядив их в памперсы цвета хаки и напялив пилоточку размером с мидию бессмысленно. Также бессмысленно переодевать младших школьников и подростков, которым похуй шо, абы военное — и все равно какой армии. Нахлынувшая вместе с пубертатом волна гормонов смоет к ебеням этот «патриотизм» и на песке, после ее отлива нарисовав на песке контуры реальной жизни — с ценностью доллара, обучения за границей, шведскими сверстницами, говорящими на шести языках, интернета без казенных файрволлов зато с парижскими пенными дискотеками. А потом с работой в любой точке глобуса.

Через десять лет эти сопливые энкаведисты-второклассники будут прятаться от военкоматов и судорожно искать у себя плоскостопие, чтобы откосить

- Так дед же за тебя воевал, выродок неблагодарный! - скажет растерянно отец.
- Да пошел ты нахуй со своим дедом, - ответит ему неблагодарный выродок. - Это твой дед за тебя воевал. А лично мой дед все просрал. Я в Дрездене на фармацевта учиться хочу, а не в Воронеже на машиниста. Был бы ты, батя, хотя бы районным прокурором, был бы другой разговор… Ты хоть понимаешь, что мне — пиздец? Или в Воронеж машинистом, или в армию, в «горячую точку»?

И это неизбежно, как День победы.

Так что дети, безусловно, могут эмоционально привязать к патриотизму только так же, как чаплиновский малыш, ловящий мыло в ванночке — смех и радость без смысла и сюжета. Который закончится с выходом из кинотеатра. В детской игре есть веселье, но нет конструктива и вывода. Построенная из песка башенка растаптывается самим ребенком, потому что строилась не для обучения, а для развлечения.

А взрослые будут умиляться своим малышам, дергающими в своих танках-колясках ножками в хаки, и иллюстрируя ту самую животную этологию, внутривидовое поведение, обусловленное иерархией — самки перед властью, как альфа-самцом, будут демонстрировать инфантильность тонким голосом со слезами «а у хахлов в детском саду греча с большой котлетой». Самцы же будут предъявлять сраку, сгибаясь в поклоне перед вожаком.

Найдите мне здесь патриотическое и героическое воспитание, или дайте электронный микроскоп, чтобы я сам его поискал. А вы про милитаризм. В России, в которой косить от армии — национальный спорт. И не только потому что «время на ветер», а потому что новости об армии уже поставляет не телепрограмма «Служу Советскому Союзу» транслируемая на ЦТ в 10:00 по воскресеньям, а интернет. И варианты отсасывать «деду» в туалете или дослужиться до первой буквы «Ч» в слове «ЧЕЧНЯ», написанного зубной пастой на бритой башке или сапожной ваксой на спине, одинаково малопривлекательны для молодого патриота. Во втором случае надо стоять раком, зато одноклассники не будут глумиться, случайно найдя фото все в том же клятом интернете. Зато с хуем во рту легко прославиться на всю страну и стать звездой фейсбука, а потом даже попасть на ток-шоу.

Кто не верит — гуглит, а потом, убедившись, пишет в интернете: «Я больше пользы своей стране на своем месте в офисе «Мицубиси» принесу. Я плачу налоги!»

Мили, блять, таризация и патри, блять, отизм.

***
Патриотизм не появляется прежде Родины, только наоборот. Как волк отращивает зубы для охоты, а бык рога для защиты. Рога и зубы не бегают в поисках хозяев, и не выращивают под себя тела.

И в этом вопросе показателен украинский опыт сохранения памяти войны. Если национальный костюм московита — гимнастерка, безразличная к нации, то наши дети в эти дни носят вышиванки и веночки. Для того, чтобы они выросли с пониманием того — что именно надо защищать, и почему оно достойно защиты. Осознание необходимости и умения защищать они получат позже, в свое время.

Быть гардианами, стражами не Даты, а Времени. Не Идеологии, а Нации. Защитниками не «Одного-Дня-в-Истории-Народа». А «Истории-Народа-из-Многих-Дней».

Впрочем, это лучше понимается не в той стране, где когда-то с оккупантом «диды воевали», а в той, где внуки этих дедов воюют с оккупантом прямо сейчас.

Так что не ведитесь вы на эту «угрозу империи». Дети погуляли на свежем воздухе, мамаши, как водится, показали обновки, мужики опять же накатили по семьсот казенной у кого деньги были. Остальные посмеялись над комедией. Над детьми — по доброму, над взрослыми мудаками — по злому. Все как в кино, все по Чаплину.

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація