site.ua
look.gorky
Look Gorky
топ-автор

Вот лето и «ага». Конечно, у взрослых людей впереди еще разные десерты – бабье, индейское, паутинное лето и «бархатный сезон», так что состоятельные могут продлевать. Но лучшая часть генофонда нации – школота и студиозусы – скоро оденется в самое чистое, и потащит непарное число астр или хризантем в свои обучалища, чтобы возложить их на могилу образования. В этом нет ничего страшного, поскольку смерть есть начало новой жизни. А к отечественному образованию я отношусь как истинный Грейджой: «То, что мертво – умереть не может». Тем более что все учителя в некоторой мере грейджои – мы не сеем. Нехай Пушкин сеет, или кто там эту прибаутку про разумное-доброе-вечное придумал, Некрасов штоли? Мы не сеем, а просто так зерно разбрасываем, на корм, а не на урожай. Кто склевал – тот и молодец.

Кафедра, как учебное заведение, специально наблюдением за сменами рачьих дискурсов и обновлением методичек не занимается. Но профессиональная деформация неизбежна – даже бобик вахтера филармонии на десятом году службы начинает отличать кларнеты от багетов и выть на луну строго в тональности соль-минор.

Общие закономерности типа «красный закат - ветреный рассвет» на Кафедре проявляются сами по себе. Луутнанти Балалайнен поднимается в мятом от давления батискабле «Садко» из пучин кацапского сознания, удерживая в механических манипуляторах извивающиеся образцы, рабуськи весело потрошат их для выкладки на стекло, пан Остап изучает их через мольфаровизор, а пан Янкель аккуратно расставляет папки с результатами исследований по полкам. Таким образом, кроме прикладных знаний, мы получаем обширную теоретическую базу, и провести прямую через две точки (или, как говорит пан Янкель, «экстраполировать цифрами») вполне способны.

***
Конечно, с точки зрения дилетанта, чтобы понять, как работает медийная мозгоебка в России, проще всего взять пленного и допросить. Но мы принципиально не пользуемся инсайдами, потому что нас интересует не то, что написано в ольгинской инструкции – а как оно работает на самом деле. Любая шпионская работа в России заранее бессмысленна, потому что на заборе дровяного склада написано «хуй» - а за забором, согласно вывеске, должны быть дрова.

И это еще не все – вместо дров вполне могут оказаться вертолетные лопасти и собачий корм, а сам склад числиться по документам как «Международный детский центр развития прана-дыхания». Двое из учредителей которого будут мертвы с 1993 года, а третий – годовалый младенец. Сразу предупреждаю, что не стоит понимать работу кацапского пропагандизеля, как упорядоченное действие машины, где лобастые гении разрабатывают тактики, и рассылают их исполнителям в виде шифровок, которые надо после прочтения сожрать, запивая кислотой. Нет, это что-то типа морозных узоров на стекле – алгоритм кристаллизации существует, но что в итоге получится – не ведает сам Дед Мороз.

Как обычно, москалю нужно одно, делает он второе, а получается третье, которое с вероятностью в 50% не работает. Вот на этом самом «третьем» мы и специализируемся.

***
Как-то прижилось обобщающее слово «методичка», хотя методичка – это инструкция по применению уже готового сгущенного на заводе медийного лайна, разлитого по герметичным чернильницам. Навроде «встряхните пакет двумя руками, затем, удерживая левой рукой, правой скрутите колпачок против часовой стрелки и вставьте конус в рот». Так что смена методички – это переход по команде от бессмысленного лая на имитацию аргументированной дискуссии по типу «китайской комнаты», вне зависимости от контента.

По устройству мокшанская пропагандистская матрешка проста – под размалеванным эмалью корпусом «украинского дискурса» определено несколько направлений, существующих одновременно, изменчивых по размеру занимаемого сектора, но осуществляющих общее накрытие в 360% по картушке компаса (надо понимать, потому что бюджет у кацапов на все направления один, и он не резиновый).

Базовые направления в стиле «зверства хунты», «нелегитимная страна», «мыодиннарот» делятся на темы, появляющиеся по ситуации. Например «Зверства хунты» - «молодчики с Майдана сбили малазийский Боинг четырехсотметровым штурмовиком». Потом в медийный российский говномет, выставленный по направлению в рамках дискурса, и заряженный ведром с говном по конкретной тематике, вводится огневая программа методички: одиночными или автоматическими, прямая ложь или интерпретация, отзеркаливание или облыжный навет, «хахлысасите» или «давайти пагаварим как ентелегентые люди». И вот, с той стороны уже загавкало из динамиков и понесло перегаром дымящихся клавиатур.

Самое интересное в этом не дискуссионные методички, которые давно описаны Марком Твеном, и не темы, которые берутся из новостей на потребу дня, а появление новых направлений. Вставить новое направление в картушку дискурса – это потеснить уже существующие направления, а значит, отобрать у кого-то из конкурентов деньги. То, что в итоге все равно получится говно – так это ордынский кысмет, и не отменяет для московитов необходимость имитировать аналитическую деятельность перед тем, как подать в приказ челобитную: «Нижайше прошу выделить для покорения Месяца шубу беличью женскую – две, вина хлебного – сорок ведер, перстней с лалами да яхонтами - ларь...»

А поскольку лучший способ генерации интеллектуального продукта в России это плагиат (привет, блять, #йанибаюсьсказать. Шо, доню, помогли тебе твои кацапы?) – то прообразы будущих направлений дискурса неизбежно должны где-то появляться в виде прототипов.

***
Я избегаю называть эти прототипы «идеями», поскольку идея обычно имеет готовое кристаллическое зерно, которое уже потом обрастает интерпретациями. Здесь более уместно украинское слово «думка» - что-то доходящее до готовности в процессе обсуждения, неопределенное, расплывчатое, как бензиновое пятно в акватории – уже имеет цвет, но еще не обрело границ.

Появляются эти думки, как правило, на украинских ресурсах, на которых не соблюдаются санитарные нормы, и кацапов не пиздят мухобойками сразу же при появлении. Происходит обсуждение вне формата «китайской комнаты», медленное и вдумчивое, где даже при постановке пиздоватых вопросов, например «превентивный стратосферный ядерный удар по Киеву» не посылают нахуй, а начинают обсуждать оптимальную высоту подрыва заряда, чтобы минимизировать ущерб для мирного населения.

Потом эти думки исчезают на некоторое время из медийного поля, и возникают уже на российских площадках в виде завершенного мессиджа для индоктринации и набора иероглифов из китайской комнаты для имитации последующего общения. Как правило, сборная России по пиздоболу увереннее выступает дома, особенно при игре на «южных», теплых направлениях дискурса – мы адиннарот, наши дидываевале, не все украинцы бендеры – и так далее.

Объясняется это тем, что воспитанная самими же кацапами сетевая мошкара многочисленна и неуправляема, и в самый неподходящий момент, наигравшись в доту и допив говно из банки, обретает желание послужить Родине не отходя от компьютера. После чего вламывается со своим «хахлысасите» и «сдохните фошысты» в тот самый интимный момент, когда профессиональный оператор дискуссии медленно и осторожно вешает на уши всякую дружбу-хуюжбу. Своих махновцев кацапский оператор может быстро перебанить, или вообще ввести премодерацию, а хохлы ленивы и хитры, и часто из противоречивых кацапских сообщений делают весьма забавные и поучительные икебаны и демотиваторы. Впрочем, если вы бываете на Кафедре – вы сами знаете это не хуже меня.

Итак, вот вам в качестве домашнего задания пример типичного прототипа, из которого в будущем может получиться толковое направление. «Нулевых пациентов» надо заставить хотя бы предварительно согласиться с думкой, обдумать и самостоятельно редуцировать до понятного даже школьникам медийного послания. А затем, из самых лучших побуждений, понести его в украинское общество, невольно взяв на себя работу по инфицированию вместо ленивой и бездарной ольгинской сволочи.

«Что происходит», «Кто виноват» и «Что делать», как писал Пушкин. Или не Пушкин – мы, преподаватели языка-литературы, как истинные Грейджои, вникать в мелочи не обязаны. Надевайте ОЗК, напяливайте противогазы и берите в клешни циркулярки, будем резать рака.

***
Россияне и украинцы, безусловно, если не братские – то родственные народы, это очевидно для любого наблюдателя со стороны. Сами украинцы реагируют на «братство» обостренно и эмоционально из-за нелепого конфликта, в котором виноваты обе стороны, но российская, конечно же, в большей степени. Не потому, что ее позиция ошибочна, а потому что ей пришлось взять на себя деятельную часть процесса. Проще говоря – украинцы не там поставили посуду, а россияне ее нечаянно разбили. Платить, понятно, россиянам, но злого умысла в этом не было.

Исторической ошибкой было определять триединство славянских народов как союз велико-, мало- и бело- руссов. Пусть даже это было когда-то правильным по сути, и не несло оскорбительных смыслов, со временем надо было разворачивать тренд. Какая разница – как называть единство, если содержание не изменится? Пусть будет нейтральная Северная, Южная и Западная Русь, или даже старороссы, великороссы и белороссы (белорусов менять не обязательно, ибо Белый цвет есть позитивный, и не раздражает автохтонов). В конце концов, старший брат не должен тыкать постоянно младшему на разницу в возрасте, размере территорий и международных статусов. И вообще, термины для идентификации не должны быть сравнительными. Это путь к неизбежному конфликту.

Причина конфликта – излишне энергично проведенные интеграционные мероприятия после длительного времени бездействия в отношении Украины. Иными словами, произошел разрыв годами расслабленных связок при их внезапной перегрузке. Украинцы должны понимать, что бездействие и нагрузка – в общем-то, нормальные процессы, главное не переусердствовать. Еще раз: Россия не собиралась ломать братскую руку, просто дернула слишком сильно. Но это были действия, направленные на то, чтобы вправить вывих, а не вырывать конечность из сустава. Если бы операция проводилось обдуманно, то все свелось бы к тому же самому раскладу – Украина в орбите влияния России, и тогда без разницы – чей Крым и Донбасс. Соответственно, причина не в фактическом положении дел, а в болезненной реакции Украины на лечебные процедуры. Что же, так бывает, когда руку вправляют неаккуратно. Главное, что вывиха нет, а боль пройдет. Извинения будут принесены, лекарства, забота и больничный уход до полного выздоровления пациента – за счет заведения.

Аннексия Крыма, безусловно, была непоправимой ошибкой. Во всех смыслах – и в том, что нельзя ее исправить, отмотав время назад, и в том, что Крым тупо вернуть взад тоже не получается. Не потому что бутерброд, Навальный вообще дурак, и вы его не слушайте. Просто это приведет к дезинтеграции в самой России, а нас интересует максимальная интеграция россов, независимо от их цвета и самоназвания. Крым придется возвращать все тем же интеграционным путем, сделав его максимально доступным и привлекательным для украинцев. Был записан на вас, будет записан на нас – какая разница? – а пользоваться будем вместе. Расходы и доходы напополам. Украинские и татарские школы? Да на здоровье, присылайте учителей. Все равно половина школ Крыма скоро будет пустовать.

Донбасс был вынужденным шагом. Собственно, он и оказался той самой супницей, поставленной украинцами на проходе, и в итоге, расколоченной россиянами вдребезги. Все-таки, в Украине, действительно, существуют интеграционные стремления, раз народ Донбасса так легко включился в процесс объединения. В любом случае, Россия готова уйти из Донбасса, как только местным хобопоцам (или как вы их там называете) будет гарантировано возвращение к прежней, довоенной жизни и статусу, включая внутриполитический. Ничего сверх. Можете считать это попыткой склеить посуду и исправить допущенные ошибки.

Кто виноват? Ну, конечно, не пейсатые мациферы, и не обамка-чмо. Но тот факт, что два почти идентичных народа сейчас заняты взаимной аннигиляцией, заставляет искать интересантов на стороне. Рынки интересуют всех, это понятно. В Украине для России интерес представляют не только рынки – это и культурно близкий народ (будем откровенны – рабочая сила, в том числе квалифицированная), и географическое положение, да и международные расклады выпали так, что рынки больше потерялись с этой Украиной, чем обрелись. А кого у нас интересуют только и исключительно рынки сбыта? И кому наплевать как на Украину, так и на Россию? У кого нет интересов, кроме корпоративных? Вот-вот.

Впрочем, насчет назначения виновных еще можем поговорить – мы заранее согласны со всеми, кого назовет Украина. Главное при этом не забывать, что со стороны России вина исключительно техническая. Если нужны какие-то конкретные головы, это тоже вопрос переговоров. Естественно, все головы украинских (на момент запроса о выдаче) граждан – в распоряжении СБУ. Хоть на ломти их режьте. Мы их сами ненавидим, как коварных врагов общерусского единства.

Что делать? Прежде всего, успокоиться и постараться минимизировать потери, а затем приступать к извлечению общей прибыли из ситуации, которая, так или иначе, уже сложилась. Увы, сложилась она слишком рано, и слишком больно. Однако была в перспективе неизбежна, так что принципиально будущее не изменилось. Болевая и эмоциональная реакция Украины пройдет, а для жизни эта травма неопасна. Все что нужно сейчас братскому народу – это время, покой и обезболивающие в виде улучшения уровня жизни в Украине. Между прочим, тяжесть положения лежит на обоих государствах. Даже половины финансовых потерь, уже понесенных Россией, будет достаточно, чтобы восстановить Украину. Давайте прекратим усугублять и без того усугубленное.

Для этого надо прежде всего снять санкции с России. Основой может стать меморандум... ну ладно, блять, пусть не «меморандум», какие вы нервные стали, хохлы... пусть будет акт о взаимном отсутствии претензий. К акту следует приложить дополнительный протокол. Мы признаем взаимные ошибки, приносим извинения, составляем план восстановления хозяйства, дипломатических отношений, и гарантируем (уже по-настоящему гарантируем , а не так как в тот раз) нерушимость государственных границ Украины всеми, доступными РФ средствами, включая ядерное оружие. Если хотите – можем даже пограничников своих прислать на западную границу. И РЛС. Не хотите? Ну, ладно, мы не настаиваем, тогда повременим. Все равно, в перспективе государственная граница братских народов станет символической и отмеченной только плиткой, как между Бельгией и Нидерландами.

Естественно, при сохранении государственного суверенитета и культурной самостоятельности Украины. Синхронизируем бытовые мелочи, типа стандартов, платежных систем, радиочастот и расписаний движения транспорта, а всякие вышиваночки и гопак – это святое. Всем гуцулам – валашки из карельской березы, уважуха и два пива. Всем донецким - именное кайло из титана, уважуха и две водки.

Кто будет с нашей стороны бухтеть или хихикать – угомоним сурово, как троцкистов. За слово «хохол» - сразу восемь лет на общей по «два-восемь-два», кто засмеется над «поляныцей» или «пирукарней» - постановка на учет и невыезд. За «новороссию» - сразу полонием по голове, и тело в коллектор. А на следующей олимпиаде сами увидите – вся российская трибуна будет орать «У-кра-и-на!» как припеченная. Не хотите быть братьями? Не надо, целый креативный комбинат будет придумывать новые политкорректные слова взамен зашкваренных. Например, «единородные» или «единокровные» - это смотря по матери Киеву или отцу Москве будем родниться. Или поменяемся, чтобы грамматику русского языка не нарушать: отец Киев и мать Москва. Все решаем вместе, чтобы вы не говорили, что мы вас опять обманули.

Но это потом, со временем. А сначала давайте успокоимся, примем жизнь «эс-из» как взрослые люди, признаемся, что если зло и было причинено – то невольно. Время применять силу без мудрости прошло. Наступило время применять мудрость без силы. И давайте уже начнем снимать санкции.

***
Домашнее задание – найти в сей «думке», как в прототипе будущего направления дискурса, минимум три системных и три вспомогательных кацапских наебалова.

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація