site.ua
топ-автор

Что ни говори, нынешние времена намного деликатней тотошних. Люди, правда, как были кровожадными скотами, так и остались, однако кровожадность должна быть, как минимум в галстуке, иначе люди обидятся.

Раньше к обидам относились проще. Если могли – мстили, если не могли – старались забыть и не вспоминать для душевного спокойствия. Поэтому профессии психоаналитика в Древнем мире не существовало за ненадобностью. Люди не только не мыли руки перед едой, но зачастую не мыли даже еду перед ртом. Во времена всяких горациев с куриациями римляне, наворовав сабинянок и, фактически, сгвалтовав их, всего через год успешно прикрывались этими сабинянками с детьми на руках от разъяренных сабинских отцов и братьев. Сабинянки были не против.

Современные сабинянки получают психотравмы на всю жизнь от того, что их слишком пристально рассматривают в маршрутке.

Прошу заметить – я не обвиняю их. Просто повторюсь – времена такие, нелегкие. Человек сейчас пошел злой, но хрупкий, как сталь с повышенным содержанием углерода.

***
К набирающему обороты в сети флешмобу с хэштегом #янебоюсьсказать я отношусь со сдержанным недоумением. Во-первых, для меня, как для прочих вменяемых людей, вопрос – кто виноват в насилии, преступник или жертва? – давно не стоит на повестке дня. А на мнение прыщавых малолетних долбоебов «она сама была виновата!» я (как и большинство правоохранителей, кстати), ложил болт.

Так что с точки здравого смысла, эта акция сродни флешмобу «дышать полезно».

Во-вторых, исходя из базового тезиса «мстить или забыть» смысла в этом движняке тоже нет. Если преступник не был наказан сразу по заявлению потерпевшей, то спустя двадцать лет исповедоваться незнакомой, часто враждебной аудитории, как минимум, странно. И не надо мне про «все равно его бы отпустили, у него папа полковник» - такие случаи бывают, увы. Единичные. Но в целом, на дела «по износу» менты облизываются – как правило, ловить легко (потому что чаще всего жертва знает насильника), а поставить жирную палку за тяжкое преступление никто из ментов не откажется. Это вам не карманника ловить, шо свинью стричь – визгу много, а шерсти мало.

В любом случае, даже если насильнику удается откупиться – без горки для себя и вистов для потерпевшей он не уйдет. Я понимаю, что СМИ создают другую картину, где можно насильно выебать и после этого поехать гулять в рэстораны. Но СМИ как раз такие отдельные перченые факты и собирают, формируя картину мира для обывателя. Если они будут писать «изнасиловал – поймали – посадили», их покупать не будут, потому что это скушно читать.

Это как в учебнике истории, где рассказывается о битве в восемьсот-надцатом году короля Джона с королем Джеком – при том, что сами короли даже мечи не доставали, отдыхая в сени шатров, а погибло сорок тысяч безымянной пехоты. Историков, как и СМИ, интересует, сорри за тавтологию, интересное.

Ну и в-третьих, полистав истории по этому хэштегу, появляется ощущение, что половина из них писалась для ресурсов типа секситейлс.орг и стульчик.нет, по меткам «принуждение», «группа», «лишение девственности» и «подростки». Я сам писатель и человековед, и меня наебать типа реальным рассказом в стиле «Я была кареглазой блондинкой, с грудью третьего размера и спортивной фигуркой» нелегко.

В конце концов, это не мое дело. Если кому-то нравится исповедоваться сотням тысяч хуй пойми кого, вместо круга родных и друзей, анонимной группы людей со сходной проблемой, или, на худой конец, психотерапевта – то это его личное дело, аминь. А преступников пугает не флэшмоб в интернете, а Уголовный кодекс и действия правоохранителей.

Может, эдакий душевный стриптиз жертвам в самом деле, помогает. Люди еще и не таким лечатся - лишь бы действовало.

Но дело вовсе не в этом, и все вышеизложенное можете смело забыть.

***
Итак, флешмоб зародился в Украине (а конкретно – в Киеве), быстро раскрутился, и к нему стали присоединяться московские подданные. Теперь следите за руками.

Через некоторое время, флешмоб с хэштегом #янебоюсьсказать начал называться российско-украинским. Еще через некоторое время появилось два хештега: #янебоюсьсказати и #янебоюсьсказать.

А дальше, сквозь всю эту половую муть, наконец-то, совершенно предсказуемо, вылезло гнусное ебало «мыодиннарот»

"Женщины, которые не боятся
Украину и Россию объединил флешмоб в социальных сетях — #яНеБоюсьСказати"
http://kommersant.ru/doc/3032109

В этом месте цель написания трогательных эротических воспоминаний, которая была мне была непонятна «во-первых», «во-вторых» и «в-третьих» стала ясна, шо божий день.

На недоуменные вопросы к организаторам (уточню - в России) последовал ответ, что насилие это общая проблема, надгосударственная. А то, что творится в оккупированных Россией областях Украины – это политическая проблема, и их не ебет абсолютли, и на фоне сердечных историй в интернете зверства кацапни в Зоне – несерьезная для феминистских организаций проблема. То есть, это не насилие, это так, хуйня на постном масле. Насилие – это то, что двадцать лет назад кого-то за сиську полапали и «раздели глазами в маршрутке». И для борьбы с этим ужасом надо объединяться народами – прежде всего, почему-то, не с бразильским или юаровским, где насилие уже давно поломало термометр, а российского с украинским.

Именно поэтому наши безопасно ездят на конференции в Москву и Крым. А чо такого? Разве мы не одиннарот? Тем более, если грант. Так что давайте, блять, отличать ваши дешевые государственные проблемы, и наши великие общечеловеческие и культурные.

А то, что кого-то российские наемники и урлаки опять изнасиловали в зоне АТО и отправили трудиться передком на ордиловский блокпост – так «она сама виновата» (с) Уроборос впился себе в жопу намертво.

Я не хочу инсайдить, потому что российские СМИ палятся сами.

«Что касается отношений России и Украины, то на самом деле женские организации Украины и России объединены давно, они всегда сотрудничали. Мы солидарны друг с другом по общечеловеческим позициям. Противоречий между женщинами нет: проблема одна, поэтому все так сразу включились.»
http://kommersant.ru/doc/3032122

Вот и приехали. Противоречий нет, проблема одна.

Надо спросить у украинских женщин, потерявших на фронте отцов, мужей, братьев и сыновей от рук российских оккупантов – одна ли у них проблема с этими российскими грантоедскими курвами. "А чо, бля, если нет?" (с)

Конечная цель этого «флешмоба» – прикрываясь лозунгами о борьбе с насилием, реанимировать труп «одиннарота» и «Россия и Украина снова вместе». Ты их в дверь – они в окно, ты их в окно – они в дымоход. Ты их в дымоход – они из унитаза. Слил воду – лезут через интернет.

***
Разбивать полезные союзы и навязывать вредные – исключительно грамотная тактика, известная еще со времен Сунь-Цзы. Именно поэтому антиукраинская истерия в Польше и трогательное единение российских и украинских грантоедов – звенья одной цепи, кованой из ржавого кремлевского золота. И надо быть наглухо застегнутым, чтобы этого не понимать, рыдая над сочинениями бывших сорокалетних школьниц.

А потому говорю вам истинно: не ешьте все говно в Сети. Даже если оно посыпано сахарной пудрой общечеловеческих проблем. Общечеловеческие проблемы украинцы могут разделять только с людьми – но не с людоедами.

Будьте бдительны, и не тащите что попало в рот. Даже если "полезные идиоты" затевают свои акции исключительно из благорожных побуждений, и не понимают - что вокруг них происходит, даже когда это становится яснее ясного дня.


Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація