site.ua
look.gorky
Look Gorky
топ-автор

Ах, да. Совсем же забыл отписаться о встрече блогеров с министром экономики Украины Айварасом Абромавичюсом. В рамках аудита кафедрой тех самых упырей в галстуках, которые, как известно, ничего не делают, воруют из казны и регулярно приводят стриптизерш в кабинеты. В общем, всего того ужасного, что обыватель называет словом «они», приписывает им все козни от изжоги до засухи, и тычет при этом пальцем куда-то вверх.

Меня в слове «экономика» пугает именно «номика». Я люблю уют и чистоту в своем ойкосе, але инструментарий для домохозяйства меня лякает, шо кота пылесос. Поэтому при встрече с разными министрами кафедра оказывается потрясающе некомпетентной. Мы ограничиваемся лежачей на боку тюленьей эйдетикой, делаем вид, что записываем, рисуя при этом чертей в блокноте, и переживаем объективную реальность, данную нам исключительно в ощущении – а вовсе не в размышлении.

На подобных встречах иногда бывает опасно находиться – сидит, например, рядом симпатишная девушка, тоже блогерша, и внезапно спрашивает пана Айвараса о экспорте кукурузы. И, что характерно, пан Айварас ей про эту кукурузу отвечает, как будто они сговорились и отрепетировали свою кукурузу заранее. Потом Волох к кукурузе подключается, потом Пузанов, и даже Паштет в кукурузах разбирается. А ты про сю кукурузу знаешь только то, что она с солькой вкусно идет, если молодая, а мамалыгу всегда надо разогревать, иначе она на вкус как стройматериалы. На этом мое кукурузознавство заканчивается, и приходится прятаться за чужими спинами, чтобы не выглядеть как новогодний детсадовец с ватными заячьими ушами на чепчике.

Но кое шо я таки скажу, и это будет не то, чтобы отчет о наших встречах с политиками и реформаторами. А больше баечка с моралью. Будет мало экономики и немного больше министра экономики, тому шо мы концентрируемся на главном, а главное у нас - люди.

- Господин министр, а чего вы вообще поперлись в министры?

Ну, не дословно, но примерно так спросил один блогер, имя которого я не запомнил, а история его не сохранила.

***
Если вы когда-нибудь нанимали на работу людей, то знаете, как определить лжеца и лицемера. Когда вам начинают рассказывать, что претендуют в вашей компании на должность охранника, чтобы совершенствовать себя, достичь дзен-просветления, найти ответы о Добре и Зле, или чтобы удостоиться чести попасть в самый прогрессивный и профессиональный коллектив – вам брешут.

Честные ответы всегда обозначают личный интерес, и готовность этот интерес отработать. Большая зарплата (понятный мотив), желание поставить в резюме почетную зарубку сотрудничества с брендовой компанией-форвардом (грамотный мотив), возможность ездить бесплатно весь день на скутере и доедать остатки пиццы (ясный мотив). Интересы у людей бывают разные, а кадровая задача – просто совместить их с интересами компании, шоб не сильно по краям вылазило. В конце концов, если бы Екатерина Вторая не пожадничала дать молодому Буонапарте чин без понижения, история пошла бы иным путем.

Я сам в свое время прокололся с мотивами трудоустройства – когда пришел устраиваться в середине 90-х в компанию, продающую консольные игры. Именно там я познакомился со своей любимой Самус Аран, в тот самый день. Я приготовил целую папку аргументов и охуительных рекомендаций, но собеседования, как такового, не было. Я увидел в здоровенном телевизоре Данки Конга, потом Святого Марио, а потом саму самую Самус. Я хотел сказать, что уже не претендую непременно на эту вакансию, но если нужен охранник, то я могу почти бесплатно… Меня, контуженного, ласково провели на место, усадили в кресло, дали дубликат ключей от офиса и сказали, что могу здесь играть во все, что хочу. И что я принят на работу в отдел маркетинга. Рыбак рыбака - как ворон ворону.

Я там проработал семь лет, из них пять директором. И до меня, и после, даже секретарши в нашей компании умели в Duke Nukem 3D летать на джетпаке и стрейфиться на одном подсознании. Кладовщики из подвала выносили всех в любую версию FIFA, а охрана творила чудеса в Мортал Комбат, Теккен и Инстинкт Киллер. Бухгалтерия презирала установочные пасьянсы-косынки, разбирала бамбуковые завалы маджонга и проходила на время Одд Ворлд – за шампаньолу и шоколад.

Это был древний и нерушимый положняк нашего чаривного крулевства забавок – на работе могли жестко выебать за опоздание, за курение не там где надо, за нерегулируемые кофе-брейки, но сотрудник с геймбоем в руках был неприкасаем, как монах за молитвой. Вот доиграет, сохранится, а потом уже его можно взлохматить против ости и отправить рубить дрова и носить воду для нашего ашрама. Это для чужих – «игрушка», а для своих – Игра.

Повернутость на игре в нашей компании не считалась грехом, наоборот – приветствовалась, и только в крайних случаях воспринималась как разновидность благородного безумия. Например, когда водителю объясняли, что это был вовсе не «Нид фо Спид», а реальная дорога, и надо соблюдать ПДД, когда везешь начальство.

И при чем здесь Абромавичюс? Щас объясню.

***
- Зачем вы пошли в министры?

Пан Айварас вздохнул, почесал галстук, и объяснил на простом языке с легким балтийским акцентом, что денег ему, в принципе, на жизнь хватает. Просто это очень, очень круто для любого экономиста – работать министром экономики одной из самых крупных стран Европы, и ни один нормальный экономист не откажется от такой должности. Это место, на котором ты можешь реализовать все то, что ты, прожив жизнь, и набрав профессиональный опыт, считаешь правильным. Причем не в картонной модели, а в металле. Это Премьер-Лига, Большой театр и «Оскар» одновременно. Это дорога не в википедию, а в историю. И на таком месте стараются не заработать, а сотворить. Потому что заработать можно много где, а создать вот это... как это вот...

Это честный ответ. Айварас всю жизнь был в экономику, а затем в большую экономику, а теперь – министр экономики. Логично для здорового человека, ставящего перед собой цели накормить не только тело, но и душу отвести.

***
Я не люблю людей, которые готовы работать где попало, абы министром. Я люблю людей, готовых на личный дауншифтинг ради большого будущего. Я люблю Цезаря, потому что «лучше быть первым в Галлии» и студентов-медиков, потому что они учатся семь лет. Я не люблю наследных принцев, разнорабочих и посетителей казино.

И если бы я проводил собеседование в своей бывшей игровой компании, я бы взял на работу Абромавичюса. Потому что «вот это». Я, браття-панове, это «вот это» прекрасно понимаю – человек, который хочет взять рекордный уровень в деле своей жизни, а не просто пересидеть от аванса до зарплаты и от понедельника до пятницы.

А Януковича бы я не взял. Он не понял, что это круто – быть президентом одной из крупнейших стран Европы. Для него было круто напиздить золотых батонов, голубых вертолетов и прыгать от восторга на своем садовом участке по пенькам и головам охранников. Ну и шо это за гетьман, который о себе народных сказов от Сашка Лирника не хочет, а хочет Межигорье на себя переписать? Фу, низкий стиль. Енакиевское парвеню.

Годный чиновник должен болеть своей игрой, и играть в нее фром даск тилл даун, до потери сознания, до казни на эшафоте, шобы палачи джойстик из рук выдирали, а он не отдавал и орал «дайте босса завалить, суки, а потом уже голову рубите!» Должен уметь летать на джетпаке, стрейфиться, разбирать маджонг вслепую и проходить на время. И цепляться за джойстик не потому, что он деньги приносит, а потому что нельзя умереть, не доиграв свою игру. Зачем тогда было жить начинать?

***
Когда я понял, что лично мне нравится этот министр экономики, я допил коффэ, покинул присутствие, и с легким сердцем пошел провожать Сашка Лирника, отбывающего в Умань на открытие памятника Гонте и Зализняку. Волноваться больше было не о чем. Меня как-то успокаивает мысль о том, что, пока я не разбираюсь в экономике, в ней вместо меня разбирается Айварас Абромавичюс. Не буду брать на себя лишнего - если уж ты в экономике дуб зеленый, то нехай златой цепью занимается ученый и профессиональный мявичюс, который не только сказки говорит, но может провести в случае необходимости ювелирный ремонт цепи.

И это вся эйдетика от кафедры на сегодня, бо в кукурузах мы не сильно разбираемся. А экономические подробности читайте у Карла Волоха и Виктора Пузанова.