site.ua
kirill.sazonov
Кирилл Сазонов
топ-автор

Петр Порошенко из далекой Японии пообещал, что скоро в Украине будет новый Кабмин. А потом – деофшоризация. Деолигархизация уже была, поэтому в деофшоризацию никто особо не верит. А вот новое правительство вполне вероятно. Порошенко год боролся за эти полномочия и вот почти получил. Что оставит после себя Арсений Яценюк возможному преемнику? Некрасиво рассуждать об этом до отставки, но Бог с ним. Посчитаем сейчас.

Самое главное, что оставляет Яценюк следующему премьеру, это деньги в бюджете. Их хватает на своевременные выплаты зарплат бюджетникам, пенсий, субсидий, финансирования армии. И все это время выплаты шли без задержек. Плюс инерция – повышение соцстандартов в мае обеспечено реальными поступлениями в бюджет и впервые за два года в феврале – рост промпроизводства.

Когда Яценюк возглавил правительство после бегства «австрийскоподданных» отца и сына Азаровых и «легитимного любителя золотых батонов и унитазов», в бюджете было что-то порядка сотни тысяч гривен. Удержались. Выстояли. Война, оккупация, обвал российского рынка, на котором наши жадные и вялые олигархи паслись все годы независимости – не сломали. Других бы сломали, а нас – нет. Было трудно, но мы удержались. Стали беднее. Это цена права послать Путина с его рынками и «братскими чувствами» по известному адресу. Мы заплатили. И послали. И он, в полном недоумении, пошел именно туда. С санкциями, в том числе украинскими, с закрытым для перелетов украинским небом и серьезными исками в международных судах. Процессы в судах идут очень медленно, это факт. Но неумолимо.

Кроме того правительство Яценюка оставит нам энергетическую независимость. В этом сезоне – ни куба российского газа Украина не купила. Можно, конечно, ссылаться на реэкспорт и прочее, но по сути – дел с энергетическими террористами мы не вели. А на шантаж Евросоюза у Путина не хватило сил и решимости. Никто первого января не закручивал вентиль в прямом эфире, наш премьер не летел на дачу в Подмосковье униженно хихикать над президентом и уговаривать Путина.

Теперь уже Газпром торгуется с Нафтогазом о транзите, а мы думаем над ценой. Рычагов давления на Украину у Кремля не осталось. Независимость стоит дорого. Но вот ее реальный результат. Атомная энергетика – отдельный вопрос. С монополией РФ покончено. И это тоже дорого стоит. Так дорого, как любая российская удавка, которую мы сняли с нашей шеи. Лишний газ Россия может попробовать закачать обратно в недра и в идеальном варианте – туда же запихать ядерное топливо, от которого отказалась Украина. Вдруг сработает, и Мордор станет жить красиво – в песнях, легендах и наших воспоминаниях?

Министр юстиции Павел Петренко каленым железом выжег коррупционную структуру госрегистраторов – теперь все вопросы можно закрыть у частных нотариусов. На новую полицию вылиты тонны грязи, но все прекрасно понимают разницу между результатом реформ в министерстве Авакова и старой милицейской мафией. Новая полиция не идеальна. Но старая вообще была просто в чистом виде организованной преступной группировкой. Конечно, суды и прокуратура остались прежними. И это сильно снижает общую планку результата. Но тут вопросы по другому адресу. Именно Банковая курирует реформу судов, а Шокин, если верить президенту, уже реформировал прокуратуру.

Что оставит Яценюк после отставки? Новые принципы госслужбы, которые будут реализованы в 2016 году. Остановку падения экономики в условиях войны, потери территории и российского рынка. Рост промпроизводства в феврале и рост соцстандартов с мая. Тарифы – не низкие, а честные. Да, все стоит денег. Но одно дело, честно платить цену товара или услуги, а совсем другое – получать все дешево с компенсацией производителю из бюджета. То есть платишь все равно ты, но по пути чиновники обязательно украдут. Евроинтеграция – не на словах, а на деле. Приняты все необходимые законопроекты и только авторы знают, какой ценой проводили через парламент антикоррупционные документы.

Бюрократия потеряла прежние позиции. Она не уничтожена, но отступила. Главные коррупционные схемы, построенные вокруг госпредприятий, будут скоро умножены на ноль. Приватизация поставит крест на махинациях в принципе – ни один капиталист не позволит менеджменту воровать у себя же за откат.

Если оценивать исключительно по реформам в энергетике и Минюсте, то полной картины нет. Наверняка многое сделано и в тех отраслях, в которых я некомпетентен. Настоящие решения и реформы себя покажут лет через пять. В 2014 у нас на руках были самые плохие карты для игры. Но мы сыграли. И мы выиграли, пусть было очень и очень трудно. Армия сильна и способна надавать по зубам даже Мордору, которого привычно побаивается вся Европа, кроме вооруженных сил Ее Величества, которые всегда были слегка за гранью разумной осторожности.

Впереди большой и трудный путь. Стране нужны очень жесткие и очень болезненные реформы. И политики, которые готовы похоронить свой рейтинг ради этого. Вот с последними как раз проблема. Яценюк оставил неплохой задел. Использует ли это преемник, продолжив реформы ценой рейтинга? Мы скоро все сами увидим. Конечно, кричать «Зрада» куда выгоднее для роста популярности. Для политиков, для журналистов – для всех. Но этот путь ведет в пропасть.