site.ua
kirill.sazonov
Кирилл Сазонов
топ-автор

Пришла беда откуда не ждали. Пока Порошенко, Ложкин и Колмойский увлеклись политической борьбой, коварный враг нанес удар в спину. Лидер так называемой Донецкой республики, повелитель трактористов, шахтеров и примкнувших к ним бурятов Александр Захарченко ввел санкции против представителей украинской власти и бизнеса.

Как в компанию к Порошенко, Ложкину и Коломойскому затесался беглый младоолигарх Сергей Курченко никто точно не знает. Наверняка это загадка и для самого Захарченко, Указ № 382 уже издал – не отменять же.

Необходимо заметить, что санкции введены не просто так, а с указанием причин и перечислением грехов. Порошенко, Ложкина и Коломойского совет министров ДНР вполне логично обвиняет в организации и финансировании военных действий против ДНР, а также дестабилизации политической и социально-экономической ситуации в «республике». Определенная, пусть и ущербная логика в этой мотивационной части присутствует, но Сергей Курченко снова ломает всю стройную схему. Но самое интересное – это не причина, а следствие. Как же наказал глава боевиков представителей Украины?

О, Захарченко проявил крайнюю степень жестокости. Согласно документу, указанным лицам и их посредникам запрещено приобретение недвижимости и иного имущества, осуществление банковских операций в ДНР. То есть приедет Игорь Коломойский в Донецк, захочет карточкой в супермаркете рассчитаться – а нельзя. Санкции. Банковская система, кстати, тоже давно не работает, но вот в этом конкретном случае реальность продкреплена законом. Все, грустный и голодный Коломойский в слезах и без покупок покидает магазин.

Или, к примеру, Петр Порошенко решил купить себе квартиру на Петровке. Наверняка давно мечтал и как раз сейчас смог себе позволить, а вот и нет. Беспощадные санкции от ДНР отняли у Петра Алексеевича эту возможность – купить в ДНР недвижимость. Ложкин теперь если вдруг ресторан в Макеевке открыть решит – помещение только в аренду и на подставных лиц. Иначе никак. В общем, Захарченко решил действовать по принципу «Я мстю и мстя моя страшна».

Вот вы смеетесь, а люди все это делают с очень серьезными лицами. Бумагу изводят, печати ставят. Злобно ухмыляются, представляя слезы украинцев, попавших под «санкции». Интересно, на этой стадии такое еще лечится?