site.ua
топ-автор

Abstract
Об идеологической подоплёке выбора координат, вреде государственного величия при планировании исследований и важности мочеиспускания в смене научной парадигмы

Г а м л е т
…Тогда откроюсь.
Еще не знала Дания мерзавца
Подобного тому, кого мы знаем.

Г о р а ц и о
Однако, чтобы это сообщить,
Не стоило являться с того света.
(с) Уильям Шекспир "Гамлет, принц датский"

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

...и тут следует сделать важное отступление.

Дело в том, что в парадигме тех времён, полностью основанной на аристотелевском представлении о мире, звёздная часть Небес (то есть всё, кроме Солнца, Луны, планет и комет) являлась незыблемой, неизменной вовеки веков. И всякий новый небесный объект по дефолту записывался в что-то вроде комет: знамений в "ближней сфере" Космоса.

Однако, Тюге уже привык быть дотошным и точным: он не просто измерил положении нового светила на небе, он замерил его параллакс (смещение при измерении из разных точек) и выяснил, что оно находится ЗА Луной. А это, в свою очередь, означало, что новый объект является звездой, а не какой-то там кометой.

Звезда светила ещё целых полтора года, предоставив Тюге (и Софии, которая таки оказалась чертовски способной в плане вычислений) неоднократную возможность измерять и переизмерять её положение. Сейчас такой объект называют суперновой, а в те времена это было Знамение. И оно, на минуточку, означало, что даже Небеса не являются постоянными, что там тоже происходят перемены. Ничего доброго, естественно, это не предвещало (да и когда Небеса предвещают хоть что-то доброе?).

Тут как раз вовремя подвезли более точные инструменты из Аугсбурга, и Тюге, сделав новые замеры, немедленно засел за гороскопы. Результаты предвещали п... крушение всіх сподівань, славные свершения низменных людей и рождение великих героев. Постфактум, конечно же, всё подтвердилось: владычество Дании в Балтике рухнуло, Иван Грозный затеял новую бессмысленную войну, а Густав-Адольф Шведский стал Северным Львом (правда, погрешность с его сроком жизни составляла целых два года, но это списали на приборы).

Тюге принялся писать письма знакомым астрологам и выяснил странное: большинство звёздочётов упрямо утверждали, что новый объект – комета ("типичная бесхвостая комета"(с)) или планета. Некоторые вообще скатились в отрицалово, мол, нет никакого нового объекта – привиделось всем, дьявольское наущение.

Поскольку дядя владел бумажным производством, да и у самого денег было завались, Тюге попросту напечатал свою собственную книжечку под скромным названием "О новой звезде", в которой катком прошёлся и по критикам, и по "слепым астрономам", выложив все данные наблюдений, а также описав изменения в яркости и цвете новы (изобретённое им название). Так цивилизованный мир узнал о Тихо Браге, величайшем из астрономов Европы. А чтобы не скучать, он устраивается читать лекции по астрономии в местное аббатство (напоминаю, что в те времена монастыри были центрами образования).

Слава имела и побочные эффекты, такие как более пристальное внимание церковных властей. Тюге пишет книгу об уточнённых методах астрологии и алхимии в четырёх частях, но публикует только вторую – посвящённую чисто математическим вопросам. С этих пор более ни единая астрологическая работа не выходит под его именем: или за неё расписывается какой-то из ассистентов, или издание подписывается псевдонимом (впрочем, довольно прозрачным... Тюге был не лишён тщеславия).

Положение главного астрономического авторитета обязывает его высказать свою точку зрения и по другому скандальному и смертельно опасному вопросу – отношению к гелиоцентрической модели Коперника. Тут малейшая оплошность грозила большими проблемами: уж в чём протестанты полностью сходились с католиками, так это в трактовке стиха первого Книги Бытия, где Господь сначала создаёт твердь, а лишь на четвёртый день – Солнце, из чего следовало, что центр мира – таки Земля. До соответствующей папской буллы оставалось ещё четыре десятка лет, но негласно оспаривание этой трактовки уже считалось ересью.

Поэтому Тюге стряхнул пыль со старых языческих рассуждений и, скрестив их с моделью Коперника, выдал странный гибрид – гео-гелиоцентрическую модель, в которой вокруг неподвижной Земли вращались Луна и Солнце, а вокруг последнего – планеты и звёзды. С математической точки зрения она была аналогична коперниковой (ну, изменили центр координат и всё), просто была более затратной для расчётов и приводила к странным казусам вроде пересечения орбит Солнца и Марса (из чего Тюге делал вывод, что небесные тела – это маленькие точки). Зато безопасно идеологически.


Вот где-то так представлял себе Вселенную Тюге

До сих пор окончательно неясно, действительно ли Тюге в это верил или просто упорно настаивал на таком подходе, чтобы избежать обвинений в ереси, неизбежных для человека таких странных интересов, как для эпохи Раннего Модерна. Важно то, что в это верили остальные, а сама модель до самого начала XVIII века станет официальной с точки зрения Рима.

В 1575-м уже всемирно известный Тихо по приглашению ландграфа Гессенского едет в Кассельскую обсерваторию, а потом во Франкфурт, Базель и Венецию, по дороге вербуя мастеров для очередной стройки века, затеянной его королём – знаменитого замка Эльсинор. По возвращению Фредерик II предлагает ему титул и одну из ключевых крепостей в системе обороны Зунда в управление – огромная честь. Но Тюге откровенно скучно: датское общество кажется ему чрезвычайно провинциальным по сравнению с Германией, и он планирует переселиться в весёлый кальвинистский Базель, где и теплее, и лучше видно небо.

И тогда Фредерик, чувствовавший вину за смерть старого Йоргена и не желавший потерять славу покровителя знаменитого астронома, делает ход конём – предлагает ему в полное распоряжение целый остров посреди Зунда плюс финансы на постройку собственной обсерватории. Формально речь идёт об стратегическом оборонном объекте, но все всё понимают.

Тюге соглашается, и уже скоро по самым модным чертежам венецианского архитектора строится знаменитый Ураненборг – Замок Неба. В его подвалах оборудуются огромные алхимические печи, а на башнях устраиваются площадки для обсерваторий. Рядом возводится водонапорная башня, от которой работает вычурная новинка для изнеженных аристократов – ватерклозет. Во дворе разбивается сад для лекарственных растений, под стенами строится собственная бумажная фабрика (бумаги на расчёты уходит немало) и стеклодувная мастерская. Кроме того, замок был обустроен и... тюрьмой, что ещё раз доказывает здравомыслие и практический склад ума учёного.


Замок Неба

Перед окончательным переездом в Ураненборг Тюге исполняет важнейшую обязанность главы семейства Браге – выдаёт подросшую сестрёнку замуж в соседний Эриксхолм за 33-летнего старика Отто Тотта (судя по имени – дятла и сына дятла).

Неприятности от переезда начинаются сходу. Бумажную фабрику местные крестьяне оценили, так как в запрудах для водяных мельниц можно разводить уток, а вот в остальном отношения не складываются.

Королевское слово никогда не расходится с делом, потому что никто не смеет его упрекать в обмане (и остаться при этом в живых). Так что постройка Ураниенборга уже на стадии фундамента упирается в нехватку средств. Тюге, недолго думая, использует своё право "военного управителя острова Вен" и сгоняет местных бондов на стройку силком. Датские крестьяне – тоже потомки викингов, и начинается небольшой бунт. Тогда Тюге вспоминает уроки своего дяди, садится на боевую лошадь и лично разгоняет толпу, гоняясь за беглецами до самого леса, а парочку для острастки даже посадив тюрьму. Но датские крестьяне знают свои права и тут же подают в королевский суд. Фредерик вздыхает, выплачивает задолженность и намекает Тюге, чтобы тот не зарывался. Придворный астроном смиренно склоняется перед монаршей волей, но атмосфера на острове остаётся напряжённой.

Для измерений положения небесных тел Тюге переселяет в Ураниенборг знаменитого немецкого мастера Ганса Кроля, и тот среди прочего создаёт самый большой в мире стенной квадрант с ценой деления в одну угловую минуту (А ты, юзернейм, сможешь разделить дугу на 5400 равных частей, используя лишь циркуль и линейку?), совмещённый с двумя механическими часами, способными измерять время с точностью до секунды – ещё одно новейшее изобретение, которых в мире было только несколько штук.


Вот они все: квадрант, часы, Тихо Браге и пёсик

И тут выясняется страшное: прекрасный ажурный замок в венецианском стиле совершенно не годился для астрономических целей! Порывы ветра и даже простое хлопанье дверями (а двери в те времена были ой как тяжелые) приводило к колебаниям башни, отчётливо заметном при такой точности измерений. Тюге в ярости и отчаянии излагает проблему королю, и тот со вздохом выделяет средства на постройку ещё одного замка – Шернеборг (Стеллабурги, Звёздный Замок), где все инструменты были установлены прямо на скальном основании.


Звёздный Замок

Так начинается 20-летний период жизни Тюге, который трудно описать одной фразой. Он делит своё время между обсерваторией в Шернеборге и алхимическими лабораториями в подвалах Ураниенборга, попутно организуя во дворе и зверинец, в котором умудрился держать даже северного лося!

(С лосем, кстати, произошёл курьёз. Давний покровитель Тюге, ландграф Гессенский, попросил его прислать лося в Кассель. Тот извинился и ответил, что лось, к сожалению, ночью вырвался на волю, зашёл в обеденную комнату, нажрался крепкого пива из открытой бочки, а потом свалился с лестницы. Правда это или толстый датский троллинг – судите сами.)

К Тюге со всей протестантской Европы съезжаются ученики (по нынешним меркам их бы назвали аспирантами и пост-доками): за 20 лет их было больше сотни, и многие впоследствии стали знаменитыми учёными, астрологами, алхимиками или мастерами. Люди эти тоже зачастую не бедные и не безродные, и в стенах Небесного Замка часто пересекались особы очень даже знатных фамилий.

Ураниенборг становится европейской Меккой для всех любителей небесной науки. К Тюге приезжают очень именитые гости, включая короля Шотландии Якова VI Стюарта (будущего короля Англии Якова I), который был женат на сестре короля Фредерика Анне. Среди прочего нанесла на остров визит и английская делегация во главе с лорд Уиллоби, в свите которого подвизались и двое потомков знатнейших датских родов – Розенкранц и Гильденстерн. (Одна из популярных интерпретаций "Гамлета" гласит, что сама пьеса – это жёсткий стёб над Ураниенборгом и вообще философией Тихо Браге. А другая гипотеза, и вовсе туманная, предполагает, что в английской свите присутствовал и сам никому неизвестный на тот момент молодой Уильям Шекспир).

В общем, престіж крєпчає!

Вот только беда: денег всё равно не хватает. Содержание построек и многочисленных гостей, устройство симпозиумов (сиречь банкетов), покупка новых и новых уникальных приборов, печать собственных книг огромными тиражами... Вошедший в раж Тюге начинает, к ужасу многочисленных родственников, распродавать фамильные земли – но средств всё равно мало. Фредерик тоже не может отказать своему знаменитому астроному, и в некоторые моменты сумма выплат доходит до 2% королевских доходов! (Часто говорят, что 2% ВВП, но это глупость, которая показывает, насколько люди плохо понимают права и полномочия королевской власти до эпохи абсолютизма).

Часто Ураниенборг навещает и сестрёнка София, а начиная с 1588-го она и вовсе делит своё время между братом и единственным малолетним сыном (муж предсказуемо прожил недолго). Тюге ласково называет её Уранией, а та его в ответ – Аполлоном. София становится известным агрономом и травницей, тщательно изучает медицину (в те времена мало отличимую от науки о ядах), открывает в Эриксхолме больницу для бедных, но всё равно рвётся заниматься астрономией. Для этого требуется знание учёных книг, и сестрёнка, не умевшая читать по латыни, заказывает переводы учебников на немецкий.


София Браге (1556 или 59 – 1634). Портрет в 33 года

Вместе с братом они совершают огромную работу по пересчёту движения всех наблюдаемых небесных тел, в частности кометы 1577-го года (большинство астрологов уверены, что она предвещает конец света, но оптимист Тихо Браге уверенно отвечает, что в этот раз обойдётся без Апокалипсиса – так, всего лишь немного катастроф, войн и чумы... и, естественно, оказывается прав). О сложности расчётов можно сказать такое: хотя синусы и косинусы уже были изобретены, но подсчитывались они по-прежнему тупым суммированием и перемножением рядов, включающих сотни чисел. В общем, огромное количество кропотливой и занудной работы, чреватой механическими ошибками. Для упрощения работы Тюге (и София за его спиной) популяризуют новый приближённый метод, простаферез.

Наведывается София и в алхимические лаборатории. Там среди прочих гостей и приживальцев она встречает юношу с горящим взором по имени Эрик Ланге: ещё одного знатного датчанина, потратившего всё своё состояние на научные исследования и теперь живущего с милости хозяина острова. Слово за слово, и они уже влюблены. Вот только свадьба им не светит: у Эрика нет денег, а состояние Софии находится на попечении родственников покойного мужа. Впрочем, им это не сильно мешает, как и всем окружающим.

Так они все и живут эти долгие годы: то смотрят на небеса, то кропят над бумагами, то сидят, обливаясь потом, в жарких подвалах, выскакивая оттуда наружу, как из Ада, чтобы глотнуть свежего морского воздуха. Комбинация основного алхимического аппарата тех времён – перегонного куба, с огромным количеством лекарственных травок во дворе приводит к очевидному результату – широкому спектру весёлых и очень крепких напитков, которые потребляются тут же на месте. Эксперименты непроизвольно переходят в пьянки, а банкеты – в научные диспуты. Хозяин острова не отстаёт от своих весёлых подопечных и бухает наравне.

Правда, одним днём к нему подходит священник местной епархии и начинает укорять: мол, не стыдно ли вам, лорд Браге? О душе бы задумались. Проводите целые дни и ночи напролёт в компании молодых людей, запираетесь с ними в подвалах, ходите в укромные башни по ночам, а потом весь остров слышит странные звуки из подвалов и видит отблески адского пламени. Я обязан произвести экзорцизм. Кстати, вы давно на исповеди были-то? Покаялись бы, если дьявол совратил, и помогли спасти души совращённых вами неразумных юношей.

– Отчего же? Там ещё бывает моя сестра... – поправляет его Тюге и по глазам священника понимает, что этими словами переместил себя ещё на несколько кругов Ада глубже.

Тут в нём просыпается дух викинга, и он на красивой латыни посылает священника в Хель. Не нравится здесь – вали подальше со своими экзорцизмами!

Но тучи начинают сгущаться. Гнесеолютеране, занявшие главенствующее положение в церкви, приступают к активной борьбе с ересью, то есть с внутренней оппозицией и отщепенцами вроде филлипистов и кальвинистов. Доходит дело и до датских земель. На первых порах Фредерик прикрывает своего любимого астролога, но...

В 1588-м, год непостижимой гибели Непобедимой Армады, король умирает. Его наследнику всего 11 лет, и власть переходит в руки регентского совета, в котором доминирует враждебный семейству Браге род Валькендорффов. Тюге бросается к вдовствующей королеве (чьей статс-дамой по-прежнему была его мать), и та гарантирует его положение как распорядителя острова и дальнейшее получение субсидий на исследования.

Но всё равно ситуация ухудшается с каждым днём, ибо прогнило что-то в датском королевстве. Одна за другой происходят ссоры с бывшими коллегами, ставшими именитыми учёными и теперь претендующими на свою долю почёта и славы. Шотландский медик Джон Крэг публично обвиняет Тихо в присвоении работ своих гостей. Придворный астроном императора Николаус Раймерс Бэр (Николаус Урсус) публикует работу с описанием гео-гелиоцентрической модели, и Тихо разражается потоком слабо заретушированных ругательств, называя бывшего ученика плагиатором. Хуже того, ещё один бывший сотрудник, Пауль Виттич, помогает построить в Касселе точную копию Браговских измерительных приборов.

Тюге становится подозрительным и закрытым. Он запрещает оставшимся гостям делать зарисовки с приборов, перестаёт обсуждать с ними научные вопросы. Высоких гостей по-прежнему водят по местам боевой славы, но только так, чтобы они не смогли рассмотреть инструменты вблизи.

И самое страшное, у него заканчиваются деньги. Совсем. Состояние семьи Браге, казавшееся бесконечным, исчерпано.

Тут следует ещё один удар. В 1596-м молодой король Кристиан IV вступает на трон и немедленно требует от всех вассалов подробный отчёт о потраченных суммах и состоянии вверенных им объектов. Ураниенборг формально был простроен для военных целей, и, естественно, Тюге нечего сказать о готовности острова к сражениям. Реакция следует незамедлительно: Браге снимают с должности придворного математика (на неё берут бывшего ученика, Кристиана Сёренсена Лонгомонтануса – ещё одно предательство) и приказывают очистить остров от непотребства, включая постройки и персонал.

Тут следует сделать отступление и пояснить мотивы молодого монарха. В отличие от своего буйного, но в целом добродушного батюшки, Кристиан с детства был озабочен одной единственной целью – возращением былого могущества Дании. Он готовился к большой войне, а большая война требует больших денег – и Тихо Браге со своими звёздами в такой картине мира был явно неуместен.


Молодой реформатор Кристиан
IV

Кроме того, Кристиан был очень образованным и учёным человеком, поэтому знал, что астрология, ведовство и алхимия – это суеверия, недопустимые в истинно христианской стране. Всё будет так, как то угодно Господу, и человек не должен лезть в не своё дело, пялиться на звёзды, сплавлять земли с минералами и копаться в телах мертвецов. В таких вещах Кристиан понимал и в будущем не раз лично участвовал в качестве судьи в делах по обвинениям в ведовстве, особенно в 1626-м, когда Дания вступила в Тридцатилетнюю войну, и её войска захватили ряд немецких городов (через несколько месяцев католики Валленштейна сожгли тех, кого не осудили датские лютеране – сам факт, что женщин помиловали еретики-лютеране, был достаточным свидетельством их колдовской натуры).

Вот с таким королём пришлось иметь дело стареющему 52-летнему Тюге. И гнев его не знал предела. Да, он съехал с госквартиры, разогнав всех учеников. Но в отместку королю Тюге опубликовал в открытых источниках... пардон, разослал всем известным астрономам и механикам подробные схемы своих драгоценных приборов. Кристиан сделал ответный ход и приказал разрушить до основания и Ураниенборг, и Звездный Замок как гнёзда идолопоклонничества и ереси.

Под окнами дома Тюге в Копенгагене патриотически настроенная толпа грозит сжечь еретика на костре. Это последняя капля, и караван клоунов из погорелого цирка, включающий Тюге, его жену, детей и слуг, а также несколько возов, нагруженных инструментами, начинает скитания по северной Европе. Из Ростока, где он сделал первую остановку, Браге в последний раз пытается наладить отношения с королём, предлагая свои услуги и напоминая, сколько славы он принёс Дании.

Ответ Кристиана, выдержанный в исключительно хамских тонах, содержал следующие пункты. Тюге вменялось в вину:

– небрежение по отношению к порученному заботам военному объекту;

– небрежение обязанностями клирика собора в Роскилле;

– жизнь с женщиной без церковного благословения;

– угнетение добрых поселян острова (да, старое дело подняли и пересмотрели);

– сочувствие богопротивной ереси филиппистов;

– занятия дьявольщиной и развращение молодёжи;

– препятствия священнику острова Вен в исполнении функциональных обязанностей (служение в церкви Ураниенборга, проведение обряда экзорцизма).

Заканчивалось письмо издевательской припиской: Тюге является слугой короля, как и все его подданные, и не смеет предлагать свои услуги, поскольку они и так принадлежать государю. Вот если бы ты хорошо попросил...

Тюге говорит в адрес молодого короля несколько нехороших датских слов и предрекает стране судьбу родины датского кацапизма. После чего разворачивает коней на юг. Сначала он гостит в Гамбурге, потом в Виттенберге, а в 1599-м приезжает в столицу Богемского королевства – Прагу.

Чехия, входившая в состав Священной Римской империи, стоит напомнить, уже 160 лет имела очень особенные права. После гуситских войн не её территории фактически была узаконена виклифианская ересь, и любое покушение на вольности грозило открытым бунтом. Это привело к тому, что Прага стала неформальным центром европейского оккультизма и вообще свободомыслия.

Император Рудольф II, хоть и был ревностным католиком, но любил астрологию и алхимию даже больше римской церкви, и при его дворе постоянно гостили знаменитые спириты эпохи (например, знаменитый Джон Ди), а сам он любил, закатив рукава, поработать у алхимической печи в попытках добыть философский камень. (Если кто знает Прагу, то его там до сих пор помнят и любят).

Узнав, что сам великий Тихо Браге прибыл в его владения, Рудольф безапелляционно заявил, что дальше тот никуда не едет, императорская казна в его распоряжении, замок Бенатки-над-Йизероу (Озёрные Бенатки) уже перестраивается под установку всего астрономического оборудования, а самого знаменитого гостя ждут раз в неделю в покоях императора для обсуждения прошлого, настоящего и будущего. Ах, да, должность императорского астронома входит в комплект.


Император Рудольф II
II (1552–1612) Любимый

Так на склоне лет Тюге неожиданно меняет не только короля, но и сторону в ключевом противостоянии тех лет – католиков с протестантами. Под его дверями чуть ли не круглосуточно стоит очередь: имперские вельможи склонны верить звёздам не меньше еретиков-лютеран и потому просят великого астролога составить гороскопы и им тоже. Браге не сопротивляется.

Кроме рутинной астрологической работы перед ним стоит и грандиозная задача: составить полный перечень звёздных объектов, их положения на небе и предсказания о движении, наблюдаемом из любой точки Земли на сто лет вперёд. Во-первых, это красиво. Во-вторых, это должно окончательно убедить всех оппонентов в правильности гео-гелиоцентрической модели. В-третьих, мореплаватели оценят такие данные, ведь по ним можно определять своё положение в безбрежных просторах Океана.

Работы много, очень много, однако Тюге ощущает, что его разум уже не такой острый, как в молодости, да и не хватает старой надёжной помощницы Софии. Математика не стоит на месте. Гугенот и советник любвеобильного Генриха IV Франсуа Виетт творит чудеса: взламывает зашифрованные письма папских легатов, на пределах одного листа доказывает теоремы, прежде требовавшие целых глав – и всё при помощи своего нового изобретения, символьной алгебры. Но Тюге, привыкшему работать по старинке, трудно перестроиться.

Поэтому он охотно берёт в ассистенты 29-летнего загнанного и слабого здоровьем лютеранина, бежавшего из католического Граца, автора многообещающей работы "Тайны Космографии" Иоганна Кеплера. Тот отлично владеет новыми методами и истово верит в существование Божественного Плана, зашифрованного в самой структуре Мира. Правда, есть и недостатки: Кеплер убеждённый коперницианец и, хуже того, ученик злейшего врага Тюге – Николауса Урсуса.


Иоганн Кеплер (1571–1630)
Вот он, фанатичный взгляд тоталитарного лжеучёного!

Поэтому Тюге держит ассистента подальше от своей базы данных коллекции таблиц, загружая рутинной работой. Отношения у них странные. Трудно не признать способности Кеплера, но ещё труднее смириться с его тягой найти взаимосвязь между орбитами планет и Единым Законом Взаимодействия Тел – странной фантазии, согласно которой планеты находятся на своих местах не просто так, а из-за существования невидимых однотипных связей.

Приходится мириться, хотя конфликты возникают буквально на ровном месте.

Тюге начинает привыкать к новой позиции, всё чаще отвлекается от обсерватории ради общества императора и его любимых астрологов. Но 13 октября 1601 года всё внезапно заканчивается. Великий астролог и математик, вернувшись с очередного банкета у своего государя, обнаруживает, что не может помочиться; его поразил неизлечимый недуг тех времён под названием мочекаменная болезнь. Через одиннадцать дней он умирает в мучениях от отказа почек, официально признав Кеплера своим научным наследником и выразив надежду, что тот откажется от системы Коперника, увидев результаты многолетних наблюдений в Ураниенборге. В бреду он часто повторял: "Надеюсь, я хоть не зря прожил свою жизнь".

ЭПИЛОГ

Тюге похоронили в соборе Нашей-Панны-над-Тыном в центре Праги. Говорят, старый надгробный камень был украшен его собственной эпитафией: "Жил как мудрец, а умер как дурак". Жена и дети получили императорское содержание и были приняты ко двору в благородном статусе.


В том же году в популярном лондонском театре "Глобус" была поставлена драматическая пьеса "Трагическая история Гамлета, принца Датского", в которой персонажи значительную часть времени смотрят на небо и обсуждают значение тех или иных звёзд.


Иоганн Кеплер стал новым императорским математиком. Получив доступ к томам наблюдений Тюге, он не изменил своей точки зрения, а наоборот, использовал эти данные для подкрепления модели Коперника, дополнив их собственными наблюдениями за ещё одной суперновой (1604) и за орбитой Марса, сделанные при помощи своего нового изобретения – отражательного телескопа. Именно на основании этих данных в 1609-м году была опубликована его работа, в которой впервые описывалось движение планеты (пока что только Марса) по эллиптической орбите вокруг Солнца, через год подтверждённое его гениальным пизанским коллегой Галилео Галилеем.

Кеплер продолжал упорно работать и над таблицами точных местоположений звёзд, названных в честь покровителя Рудольфинскими. Сам император уже отрёкся от трона в пользу брата, проиграв в гражданской войне. В 1618-м восставшая Прага пригласила на трон пфальцского курфюрста Фредерика, "зимнего короля", и началась война. Ещё никто не знал, что её назовут Тридцатилетней. Протестант Кеплер оказался большим врагом для лютеран, чем для католиков: он был отлучён от церкви, а его мать 14 месяцев провела в тюрьме по обвинению в колдовстве. Ему пришлось бежать из одного города в другой, и лишь в 1627-м ему удалось за свой счёт опубликовать Рудольфинские Таблицы, вскоре ставшие незаменимой частью навигационного набора на любом корабле дальнего плаванья.


Карта мира из первого издания Рудольфинских таблиц. Кстати о двухголовом орле :)

Характерно, что основную часть расчётов Кеплер провёл за один год, переработав две трети накопленных данных, после публикации в 1614-м годе шотландским пуританином и толкователем Святого Писания Джоном Непером своего чудесного изобретения – таблицы логарифмов, которая ускорила математические расчёты на порядок.


Christopher Clavius’s Algebra (1608). Уже больше похоже на современную математику, не так ли?

София Браге прожила очень долго, заслужив славу знахарки и целительницы. Она так и не рассталась с Эриком Ланге, хотя пожениться они смогли только в 1602-м году. Жили в нищете на юге Гольштейна. Для свадьбы Эрик был вынужден одолжить приличную одежду, а она сама – подкатывать рукава на платье, чтобы спрятать прорехи. Родичи по обеим линиям отказали ей в поддержке: они были злы на сестру, которая поддержала сумасшедшего Тюге в его никому не нужных фантазиях, поглотивших одно из крупнейших состояний Дании. Эрик умер через 12 лет в Праге, а она продолжила в меру сил свой труд: заведовала церковью для неимущих, составила 900-страничную историю 60 знатных семейств Дании. Умерла в 1643-м году в Эльсиноре, почитаемая общиной как святая.


Многие подозревали, что великий Тихо умер не своей смертью, а отравленный своим молодым соперником и будущим наследником – Кеплером. Дело дошло до того, что в 1900-х и в начале 2010-х тело Браге дважды эксгумировали. Следов ртути (именно её действие могло дать те же симптомы) не обнаружили, и честное имя Кеплера было восстановлено.


Какие выводы мы можем сделать из этого жизнеописания?

1. Тюге был наследником двух величайших состояний Дании, страны находившейся на пике могущества. Он истратил их до последней копейки, но всё равно этого не хватало для проведения фундаментальных исследований. Без поддержки государства он оказался банкротом.

2. Никакой практической пользы ни он сам, ни его сотрудники, ни ученики от работы не получили (случайные гонорары за гороскопы – это, скорее, побочный эффект, для которого не надо было бы рвать жилы, будь он основной целью).

3. Более того, никакой практической пользы от его работы не было видно ещё несколько десятилетий, пока не вышли Рудольфинские таблицы.

4. Человек имеет право верить в какую угодно херню: астрологию, хиромантию, теорию несиловых взаимодействий, – это его личное дело. Однако, учёным он является только в том случае, если придерживается научных методов. И тогда факты, которые он обнаруживает или выводит, не будут зависеть от его личных убеждений, ошибок, политических обстоятельств и т.п. Такие факты будут отделены от шелухи интерпретаций и будут использованы для дела, а прочее станет забавными подробностями, веселящими читателя в статьях, подобных моей.

5. Великие работы, да и вообще неординарные события, не могут обойтись без пошлых человеческих страстей.

6. Мы все до единого до сих получаем пользу от работ Тихо Браге.


Acknowledgments

Людям, которые не побоялись быть великими.


Данный блог является научно-популярным. В статье могут быть изложены точки зрения, отличные от мнения автора.

В порядке саморекламы

Перед вами единственная и уникальная (вру, третья и улучшенная) форма для заказа книги Алекса Хавра "Сказки Нового Времени, или что вам не говорили в школе, да вы и не спрашивали". Спешите, последняя гастроль в этом тысячелетии!

https://balovstvo.me/skazki-novogo-vremeni

В порядке саморекламы-2

Канал в Телеграме: https://telegram.me/KhavrHistory

Мои гениальные работы, вдохновляющие цитаты и просто материалы на историческую тему, которые мне кажутся интересными :)

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація