site.ua
топ-автор

Алексей Синица, Алекс Хавр

Abstract
О коварных фашистах, пытающихся сопротивляться нацистам; о хитрых нацистах, убивающих коварных фашистов; и об интерполе, заметающем всех поочерёдно

Что представляют собой господа нацисты? Убийцы и педерасты!
(c) Бенито Муссолини, дуче Италии, лидер итальянских фашистов

Лучше быть свиньёй, чем фашистом!
(с) Хайао Миядзаки, "Порко Россо" ("Красный свин")

– А вы за большевиков али за коммунистов?
Я за Интернационал!


(с) "Чапаев"

Количество людей, путающих фашизм с нацизмом, пугающе велико. А это зря. Потому что, увы, Всемирный Разум посредством Астральной Связи упорно подсказывает моей интуиции, что пора объяснять fellow Ukrainians за фашизм, откуда он пришёл, чем привлекает людей и чем отличается от нацизма. Знание это очень скоро станет у нас актуальным.


Ещё гениальный Умберто Эко показал, что фашизм – это более "основополагающая", более "корневая" идеология, чем нацизм, являющийся всего лишь одним из его ответвлений.

Полное и красочное описание "ур-фашизма" (вечного фашизма) находится здесь, и я настойчиво рекомендую его прочесть – ведь великий Умберто таки мастер слова и мысли. А поскольку меня всё равно никто не послушается, то я кратко приведу 14 признаков ур-фашизма здесь.

1) традиционализм;

2) отрицание модерна, развития;

3) культ действия ради действия;

4) приравнивание несогласия к предательству;

5) расизм (о тонкостях употребления этого термина здесь и здесь; напоминаю, расизм – это не о цвете кожи);

6) опора на разочаровавшийся средний класс;

7) идея всемирного заговора, психология осаждённой крепости;

8) идея "мы сильнее врага, потому что беднее их";

9) принципиальная невозможность мира, а значит война ради войны;

10) популистский элитаризм ("мы лучше других, потому что за нами народ");

11) культ смерти;

12) культ мускулинности, униженное положение женщины;

13) антипарламентаризм;

14) новояз.


Эти признаки образуют базу, костяк архитектуры.

Если добавить к нему, скажем, корпоративный капитализм и комплекс неполноценности "проигравшего победителя" в Первой Мировой – получим, собственно, итальянский релиз фашизма.

Инсталлируем расовую теорию и реваншизм – получим немецкий нацизм (национал-социализм).

Патчим систему "бременем белого человека" и братством германских народов (включая английский, естественно) – и получаем сэра Освальда Мосли, лидера британских фашистов, а по совместительству британского обер-капитулянта.

Желающие могут найти провластные политические силы (и государственные структуры) РФ, соответствующие этим признакам. А тем, кто не боится прослыть предателем – поискать, чего не хватает в украинском супе для полного соответствия...


Но мы не о том.

Естественно, системы после таких апргейдов разными разработчиками становятся несовместимыми и начинают конфликтовать. Очень сильно конфликтовать. Так что, пожалуй, расскажу я вам, милые читатели, о том, как фашисты и нацисты чуть не задушили друг друга в братских объятьях. Не бойтесь, трупов в нашем изложении будет немного – всего пара-другая сотен. Зато очень говорящих.


Итак, драма имеет место быть в 1920-х годах в стране, естественным образом разделяющей фашизм и нацизм (во всех смыслах слова) – в Австрии.


Действующие лица:

Энгельберт Дольфус – канцлер Австрийской Республики. Фашист. Запретил нацистскую партию в Австрии. Убит нацистами.


Посмотрите в эти печальные глаза... Перед вами австрийский диктатор. Рост 150 см, глаза карие, закончил семинарию

Курт Шушниг – канцлер Австрийской Республики. Фашист, глава фашистской партии «Отечественный фронт». Пытался добить нацистское подполье – но последнее, при поддержке из-за границы (нацистская Германия), усилилось, и расцвело буйным цветом в процессе аншлюса Австрии. Сдал должность нацистам, отсидел в Дахау, после ВМВ преподавал политологию в университете в США.


Воот... Это уже куда больше похоже на оскал фашизма
Курт Алоиз Йозеф Иоганн Шушник (бывший фон Шушник) (1897–1977). Австрийский Ыимперец, происходящий из германизированного словенского рода Šušnik. Теперь вы понимаете, почему он так яростно боролся против нацизма?

Артур Зейсс-Инкварт – канцлер Австрийской Республики на целых два дня. Нацист. Запретил и разгромил фашистские партии в Австрии. Сдал страну Гитлеру (аншлюс). В «Едином Рейхе» был обер-оккупантом Голландии, а также министром без портфеля. Повешен по результатам Нюрнбергского процесса.


Расовый альпинист. Он-то знает, кто выпило всю воду в альпийских ледниках

Прочие: Гитлер, Муссолини, президент Австрии Вильгельм Миклас, фашисты и нацисты в ассортименте, мировая закулиса (в пьесе не появляется).


Анамнез

Австрии плохо. У неё лихорадка после проигранной войны, фантомные боли от ампутации всех "союзных" и "коронных" земель (Венгрии, Чехии со Словакией, Трансильвании, Триеста и славянских Балкан), а также периодические приступы имперской чумки и всемирного коммунизма в отдельно взятом Линце.

Соседям, надо сказать, не лучше. Европа межвоенного времени (оно же интербеллум, оно же Golden Twenties/Roaring Twenties/Les Années folles с немедленно последовавшими годами Великой Депрессии) имела общую тенденцию, за редкими исключениями, сдвига политического спектра к крайним позициям. Если влево – то до "справедливых разбойников" «спартаковцев». Если вправо – то до банд «чернорубашечников» и СА. Власть имущие, да и просто хоть что-то имущие, которым сохранение статус-кво не предлагалось в принципе, понуждённые выбирать между двух крайностей, имеющие перед глазами иллюстрацию (СССР) того, что с ними станет, если «спартаковцев» и прочий Рот Фронт не укоротить, были вынуждены – кто зажимая нос, а кто и с энтузиазмом – поддержать правых. К моменту начала ВМВ в Европе оставалось всего несколько стран, где не правила бы крайне правая диктатура. А там, где она не правила – то часто готовилась править: в конце концов, Видкун Квислинг, Йозеф Тисо и Ион Антонеску ведь не с Марса десантировались.

Но мы забегаем наперёд.

По молодой Австрийской республике бегают свои красные с мечтой о скором наступлении власти пролетариата. Естественно, их больше всего в промышленных центрах, Вене и Линце. И, естественно, им активно помогает организация, прямо заявляющая своей целью всемирную революцию – Коминтерн. А им есть что сказать, ведь Европа, едва выдохнув после Великой Войны (еще никто не знает, что вскоре ее переименуют в Первую Мировую), снова рушится в пучину экономического кризиса. Этот экономический кризис начнется с падения осенью 1929 г. биржи в Нью-Йорке. Но именно коллапс австрийского банка Кредитанштальт (принадлежавшего к сфере влияния австрийской ветви семьи Ротшильд – да-да, той самой! Конспирологи всех стран – объединяйтесь!) – самого крупного из чересчур закредитованных и самого закредитованного из очень крупных – станет для историков точкой отсчета мирового экономического краха, который останется в памяти под названием «Великая Депрессия».


Кредитанштальт. Что с ним случилось? Он утонул(тм)

Но у австрийских бюргеров есть готовое решение, как решить социальные проблемы. Нужно, чтобы государство и народ стали едины, чтобы место прогнившего парламентаризма и безбожного коммунизма занял общенациональный договор, чтобы слово трудящего было представлено рабочими ассоциациями, а гарантом этого договора выступал Он – Вождь, авторитетом своим скрепляющий нацию и не допускающий анархии. Это всё уже сделано по ту сторону Альп – и смотрите, как расцвела Италия под руководством дуче! Вы посмотрите на их стройки! Вы посмотрите на их авиацию! Вы посмотрите на их гордых спортсменов и литераторов!

Более того, Дуче охотно финансирует своих сторонников за рубежом. Итальянские деньги находят адресатов и в разрываемой на части Испании, и в загнивающей Франции, и в нестабильной Югославии (бывшем королевстве Сербии, Хорватии и Словении). Эти деньги активно берут и в дружеской Германии, и национал-социалистическая рабочая партия крепнет с каждым днём! (Беда, конечно, что источник финансирования вскрывает один журналист – естественно, еврей – и НСДАП пролетает на выборах 1932-го; ведь это же такой позор – немцу брать деньги у какого-то итальяшки. Но ничего, в 1935-м этому журналисту ещё всё припомнят).

И немецкие братья всегда готовы подать руку помощи через границу!

Да вот беда, нацизм и фашизм конфликтуют между собой на идеологическом уровне: имперский миф (в лице фашизма) выступает против национального (в образе, как вы понимаете, национал-социализма). И начинается КВН.

Основанное в мае 1930-го парамилитарное движение "Хаймвер" (Heimwehr, "Защитники Родины") – одно из подразделений партии социального христианства (да, вот такие зверьки), прямо записавшее в своём уставе отрицание марксистской классовой борьбы, либеральной экономики, парламентаризма и многопартийности – претендует на роль главного защитника трудящихся и прочих истинных австрийцев. С левыми у них, понятно, перманентная война, но и к нацистам они испытывают чувство глубокой ревности. Ведь австрийцы по версии Хаймвера – это "лучшие немцы", самые культурные, самые образованные и самые самые! А ещё они верные католики – не то что всякие эти северные неоязычники с их валькириями, Нибелунгами и прочими Аненербе, а то и хуже – лютеране с евангелистами.


Вена, Хаймвер, 1931. Кто там шагает левой?

Пока у Хаймвера и прочих социал-христиан butthurt с мелким жемчугом, австрийские нацисты испытывают проблемы с густотой щей... иными словами, пока австрофашисты мучают себе голову, с кем сформировать стабильную коалицию, австронацисты не в состоянии провести даже одного депутата в парламент. Идея о том, что немцы – одна большая нордическая семья, которая должна жить в одном красивом концлагере, увлекает австрийцев, но не настолько, как Моцарт в венском кафе и булла папы Римского своим верным чадам. Да и денег у нацистов пока что не густо – сами по миру одалживаются.

Ситуация меняется с приходом к власти в Германии нацистов в январе 1933 года. Весьма обрадованные таким удачным поворотом дел, австрийские нацисты начинают поднимать голову. Нацистская Германия высаживает десант из видных юристов(*), начинающих немедленно агитировать австрийцев сбросить с себя кандалы чудовищного фашистского режима и добровольно встать под знамена нацистской партии. Не обошлось без личных выпадов в сторону Дольфуса и его фашистской клики.

(*) Уж не знаю, почему – но именно юристы отправились в эти «гастроли», причем самым видным среди них, на тот момент, был министр юстиции Баварии Ганс Франк (Нюрнберг, 1946, петля за преступления против человечности), а самым знаменитым – «Гремящий Роланд» Фряйслер (бомбардировка Берлина союзниками, 1945).


На этом фоне и происходит парламентский казус марта 1933-го. Коалиция социал-христиан, Хаймвера и Ландбунда ("земельного союза") имеет большинство аж в один голос. Воспользовавшись парламентской казуистикой (чтобы проголосовать за процедуру голосования все три спикера парламента временно перевели себя в статус простых депутатов), Дольфус, лидер социал-христиан, объявляет парламент несостоятельным и вводит чрезвычайное положение с собой любимым во главе. Через несколько недель совершенно естественным путём запрещаются все сборы и митинги, через пару месяцев –левые партии: Коммунистическая партия Австрии и парамилитарное крыло Социал-Демократической партии Австрии «Республиканские стрелки» (Шуцбунд) – красные штурмовики. Управление страной происходит на основании временного закона о чрезвычайном положении, образца 1917 года (то есть ещё имперских времен).


Нет, это не очередное перевоплощение Чарли Чаплина. Это всё тот же Дольфус, главный фашЫст Австрии. Теперь вы понимаете, почему он носил фуражку с плюмажём?

На самом деле Дольфус не хотел власти. Ну, он так всем говорил. Ему просто надоел бардак, однако он не чувствовал себя вправе брать такую ответственность. Но потом он провёл ночь в соборе, стоя на коленях перед распятьем, и под утро ему было откровение, что именно ему суждено спасти Австрию. Ну, он и спас.

Наступает пора взяться, наконец, и за настоящего противника – раздухарившиеся нацисты уже возомнили о себе лишнего – поэтому через пару месяцев запретят и их партию. В ответ, из удирающих из Австрии нацистов в Германии начинают формировать Правительство Карело-Финской Советской Республики Австрийский Легион, остающиеся в Австрии нацисты разворачивают антифашистское подполье, пускают под откос поезда и взрывают тоннели. Третий Рейх вводит экономические санкции против гнусных фашистских морд в Австрии – особенно сильно достается туристическому сектору, сориентированному на гостей с севера.

Левые элементы во главе с КПО и Шуцбундом сами расходиться не собираются – и их пытаются к этому принудить силой. В феврале 1934 конфликт переходит в острую фазу, с применением артиллерии по местам сбора и складам оружия левых парамилитаров. На стороне правительства – армия, полиция, жандармерия, Народный фронт, Хаймвер; к ним примкнули даже католические Штурмовики Остмарка (находящиеся, в иное время, в острой оппозиции не только к левым безбожникам из коммунистов и социалистов, но и к богомерзким национально-ориентированным фашистам из Хаймвера). Пальба длится несколько суток и приносит несколько сот жертв – но победа фашистов даёт им пространство для маневра в сужающемся коридоре возможностей – ибо нацисты воспряли и под чутким руководством канцлера и фюрера Германии Адольфа Гитлера, собираются не упустить своего – чьё бы оно ни было.


В мае 1934 года, парламент официально отменяется, и Австрия превращается из республики в "Федеральное государство". Конституция перешивается по итальянскому образцу (а если точнее, по португальскому... но некогда объяснять) – социалисты и их профсоюзы запрещены, единственная партия – Отечественный Фронт – образуется слиянием социал-христиан, Хаймвера и ландбунда. Присутствие внутри Фронта бывших ландбундовцев – в массе своей небедных крестьян-протестантов, модерирует яростный католический запал Фронта, двигая его чуть в сторону от ожидавшегося ярко-католического однообразия, в сторону более инклюзивного (Fascia=пучок) корпоратизма.

Ещё через два месяца случается неприятность – Дольфуса убивают.


Было это так. Нацисты решили, что довольно тоталитарному фашистскому режиму Дольфуса угнетать свободолюбивый немецкий народ, мечтающий воссоединиться и жить вольготно и счастливо под сенью имперского орла. Для того, чтобы прекратить подавление инакомыслия в Австрии и превратить его в подавление инакомыслия в Едином Третьем Рейхе, они ворвались в здание правительства и принялись бегать по коридорам, стреляя во всех встречных. А потом случайно убили канцлера.

Но потом оказалось, что здание окружено полицией, а канцлер не совсем мёртв, и тогда нацисты вежливо попросили его подписать заявление об отставке. Дольфус показал левой рукой на дырку в шее, а при помощи правой попытался языком жестов разъяснить свои идеологические расхождения с нацизмом. Где-то посреди этой краткой десятиминутной речи у Дольфуса закончилась кровь, а у полиции – терпение. В общем, все остались довольны: Дольфус умер героем-фашистом, нацисты пошли героями в тюрьму, а полиция получила награды за героическую поимку нацистов.


Но выпавшее из рук Дольфуса знамя борьбы подхватил его верный фашистский товарищ Курт Шушниг, смело заявивший «Нацизм не пройдет!» "Нет нацизму в Австрии!". Национал-социалистов уличают в пособничестве мировому коммунистическому заговору, приравнивают к остальным левым партиям и, естественно, запрещают. 17 000 нацистов отправляется в комфортабельные камеры проповедовать расовую чистоту австрийским уркам. Нацисты отвечают в революционном стиле: устраивают фашистам террор, жертвой которого становится около 800 государственных и партийных представителей, а также случайных прохожих. Героическое антифашистское подполье возглавляет знаменитый Эрнст Кальтенбруннер, будущий начальник РСХА Третьего Рейха и шеф Интерпола.


А глаза добрые-добрые

Впрочем, у нацистов нет шансов: ведомые Великим Кормчим Шушнигом, австрийские фашисты последовательно искореняют любое проявление нацистской заразы на исконно католических землях Острайха.

Но где-то в этот период выяснилось, что страны демократического имперского мира не против фашизма ровно до тех пор, пока тот занимается расстрелами коммунистов и любопытными социальными экспериментами над подопытными итальянцами. А как только Муссолини полез в их песочницу под названием Африка, обнаружилось немалое количество доводов объявить Италии бойкот, исключить из Лиги Наций и наложить жёсткое эмбарго.

(Чтобы ситуация не казалась такой уж простой, в стиле "мирового масонского правительства", уточню механизм этого "обнаружилось". В каждой из стран демократии было до десятка групп влияния, часть из которых сочувствовала фашизму, часть цинично извлекала из него выгоду, часть хотела такого же здесь у себя и сейчас, а часть испытывала разной степени сострадание к угнетённым итальянцам, лишённым общечеловеческих прав. Группы эти постоянно находились в состоянии взаимного поедания и подсиживания, так что агрессия фашистов на Балканах и в Эфиопии резко понизила котировки их сторонников на внутреннем политическом рынке, сделала рискованным сотрудничество с Италией для циничных дельцов и сдало козыри антифашистам всех мастей: от леваков до христианских либералов).

И теперь Италии пришлось выбирать: демонстрировать фотографии своей гегемонии в Европе, как предыдущие 10 лет, или нацелиться на колониальную империю. Муссолини подумал и предпочёл угнетать негров. Ценой такой сделки была Австрия – Гитлер сделал воссоединение исконно немецких земель основоположным пунктом своей программы и упорно не отступал от него с 33-го. И Острайх, под давлением немецких санкций державшийся эти годы на краю дефолта исключительно благодаря подпитке от дуче, был поставлен перед фактом: теперь вы любимая жена фюрера.

Шушниг вертится ужом на сковородке: выпускает 17000 ни в чём неуиноватых нацистов обратно в пруд, приглашает парочку из них в правительство и даже, сцепив зубы, называет германцев "лучшими из немцев".

Не помогает. В феврале 1938-го Гитлер вызывает Шушнига на ковёр в Бергхоф, свою альпийскую резиденцию, и ставит ультиматум: либо министром внутренних дел становится Зейсс-Инкварт, известный любитель арийского альпинизма и расовой чистоты, либо одно из двух. Австрийский канцлер с тоской смотрит на заснеженные вершины и подписывает документ. Однако, по возвращению в Вену он, по совету президента Микласа, резко делает вид, что произошло недопонимание, и никакого Зейсса с Инквартом (уж молчу о Зоряне с Шкиряком) никуда не назначает, отделавшись приёмом гуляйтера (смотрящего, первого из будущей долгой череды) из Рейха.

20 февраля по австрийскому радио идёт прямая трансляция выступления Гитлера перед Рейхстагом, в которой он заявляет, что Германия не потерпит угнетения миллионов немцев за границами страны. Через несколько дней Шушниг отвечает не менее эмоциональным выступлением с лозунгом "красно-бело-красные до самой смерти!" (это цвета австрийского флага, если что).


То самое выступление

Шушниг настолько против наци, что даже предлагает союз социал-демократам! Те думают, а тем временем Шушниг решает поиграться в старый добрый популизм и объявляет референдум с одним единственным вопросом: "Вы за единую, неделимую, свободную, социальную, германскую, христианскую, мирную и работящую Австрию, в которой все равны перед Отчизной, или таки нет?" (не шутка). Соплякам до 24 лет вход запрещён, ибо нефиг.

Гитлер в бешенстве требует отменить референдум, и Шушниг это с радостью делает. Но по сути уже поздно: 11 марта части вермахта переходят границу. Австрийцы высыпают на улицы и цветами приветствуют немецких братьев, пришедших освободить их от бесчеловечной фашистской диктатуры. Шушниг идёт в отставку прямиком под арест, а Миклас назначает Зейсс-Инкварта министром внутренних дел и канцлером. Впрочем, это уже формальность. Через несколько дней новоявленный канцлер уходит с должности по причине ликвидации структурной единицы под названием Австрия, страна под бравурные марши становится ещё одной землёй Великого Третьего Рейха, а полицейские, вздыхая и жалуясь на превратности судьбы, под началом нацистов начинают отлов фашистов.

Итого, всё закончилось счастливо. Австрийские фашисты подались кто куда: одни раскаялись и приняли нацизм в сердце своём. Другие – сели в концлагеря, чтобы своими гнусными фашистскими рылами не омрачать торжество нацизма. Третьи успели сбежать за кордон, читать лекции о социальной политике. Четвёртые ухитрились отсидеться в забвении. А потом и вовсе настала Справедливость. И никто не ушёл обиженным.

Acknowledgments

Благодарность выносится Интерполу, от основания (с 23-го) по 38-й год базировавшемуся в Вене, а потом по наследству перешедшему Третьему Рейху.

Данный блог является научно-популярным. В статье могут быть изложены точки зрения, отличные от мнения автора.


В порядке саморекламы

Канал в Телеграме: https://telegram.me/KhavrHistory

Мои гениальные работы, вдохновляющие цитаты и просто материалы на историческую тему, которые мне кажутся интересными :)

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація