site.ua
топ-автор

Алексей Синица, Алекс Хавр

Abstract
О правильном приготовлении тушки колонизатора в собственном соку, больших проблемах Малой Индии и сердечных заокеанских друзьях

Может радость твоя недалёка?..
Вот твоя радость...
Сам не знаешь, не знаешь... вот и ждёшь...
Ну... что случилось? Ты чего здесь ждёшь?
Может радость недалёка... твоя...
Шо ты тут бродишь?
Делать нехрен что ли?.. Бродит он... одиноко... одиноко...
Что ты... что ты девушкам спать не даёшь?
(с) А. Пушной "Одинокая Harmонь"

В последней статье мы разобрали, какими бедами грозит Брекзит Ирландии, в частности Северной.

А какой же подошла к Брекзит сама Великобритания?

Несколько подутратившей имперский лоск (поизносилась мантия, не без того), но чувствующей себя куда увереннее, чем буквально несколько десятилетий раннее – благодаря потоку нефтяных доходов из Северного моря, новой капиталистической сервисной экономике (да, она выкинула на мороз массу убыточных рабочих умирающих отраслей, но при этом хотя бы страна перестала утопать в собственных нечистотах – ибо бесконечно терпеть «забастовки солидарности», когда месяцами с улиц не вывозился мусор; функционирование транспорта, канализации, и общественных услуг подчинялось законам случайных чисел; а покойных неделями невозможно было похоронить, британское правительство времен «железной леди» Маргарет Тетчер не захотело. Кстати, проблему решили настолько жестко, что в профсоюзных кругах Великобритании, надежный способ получить по лицу – это сказать о Тетчер что-нибудь хорошее. По сей день), основанной на финансовом, страховом и интеллектуальном сопровождении мировой промышленности и торговли.

Огромным рынком, благодаря которому Лондон (а именно он, вновь, стал локомотивом британской экономики) генерировал огромные деньги, влияние, престиж – которые вновь генерировали деньги, стал Европейский Союз.


Надо отдать должное прагматикам из-за океана – когда Рузвельт в 1941 году подписывал с Черчиллем Атлантическую Хартию (собственно, фундамент будущего Устава ООН, да и вообще ключевой документ, на котором зиждется современное мироустройство), обе стороны понимали – данная бумага выпотрошит и пустит по миру Британскую Империю. Можно восторгаться "бременем белого человека" сколько угодно, однако экономическое преимущество "мастерской мира" не в последнюю очередь основывалось на возможности в любой момент прислать к недовольным фрегат/крейсер/канонерку и объяснить позицию при помощи главного калибра. Не стало большой пушки – под откос пошла и экономика. Отсутствие эксклюзивного доступа к источникам сырья и эксклюзивных рынков сбыта готовой продукции означало потерю позиций для британской экономики – менее конкурентоспособной из-за массы долгов (за две мировые войны) и частично разбомбленной промышленностью и инфраструктурой. Юный гегемон, США, был милостиво готов платить полную цену за сырье и продавать готовые товары дешевле. Британский лев скрежетал зубами, но других союзников, со столь же пухлыми кошельками и готовых отгружать средства ведения войны в таких масштабах, взять было негде.

Послевоенные годы были тяжелыми для Британии, но гордость подданных его Величества и надежда на продолжение преференционной торговли, хотя бы с некоторыми членами Британского Содружества, убедили британское правительство в отсутствии необходимости присоединяться к новомодному объединению экономик на Континенте в Европейский Союз Угля и Стали (т.е. то, что сегодня зовется ЕС). Да и вообще – Британия – владычица морей, не так ли?

Не так, ответил Дуайт Эйзенхауэр в критический час для будущего Британии – во время Суэцкого кризиса. Операция Израиля против египтян на Синайском полуострове, поддержанная совместным десантом Франции и Великобритании в зоне Суэцкого канала, не встретила понимания в Белом доме. Когда тонкий намек «не встретила понимания в Белом доме» был не услышан, последовало разъяснение – если Великобритания (ну и её союзники, Франция и Израиль, но с ними поговорят потом, отдельно и тоже больно) не выметется из зоны Суэцкого канала немедленно, то ей не только перекроют кредитование через МВФ, но и США сбросит на биржу огромное количество фунтов стерлингов. Падение курса фунта привело бы к неспособности Великобритании оплачивать даже текущие расходы, вроде импорта нефти и продовольствия. Для страны, только три года тому назад распрощавшейся с системой распределения продуктов питания по карточкам, возвращение к полуголодному существованию было слишком болезненной перспективой. Пришлось бросать добытый с боя Суэцкий канал и с опущенной головой возвращаться домой.

Доходы от британской торговли с внешним миром, в том числе бывшими колониями, ускорили свое падение. В те времена у потенциальных партнеров был неплохой выбор – можно было торговать с Советами. Те бесплатно раздавали (достаточно) современное оборудование и портреты Ленина, а также строили школы и больницы. А можно было торговать с американцами – те бесплатно ничего не раздавали, зато платили полновесным (обеспеченным золотом, Бреттон-Вудская система же) долларом, и на этот доллар можно было купить массу всяких завлекательных новинок. Причем купить везде – доллар любили и принимали все, а не только американцы (хотя уж тем точно было что предложить). Конечно, можно было торговать и с британцами, но фунт уже был не тот, а главное – они не хотели платить полную цену, изредка дарили портреты королевы и все время рассказывали трогательные байки о долгой совместной истории – видимо тонко намекая на то, что если сделка не получится – то вот-вот появятся канонерки.

После Суэца даже самым непросвещенным стало понятно – канонерки не появятся. Солнце зашло над империей, над которой никогда не заходило солнце. Наконец, это дошло и до самих британцев. Даже кузены из Австралии и Новой Зеландии запланировали покинуть зону фунта стерлингов, под предлогом перехода на десятеричную систему (новые валюты назывались – кто бы мог подумать – австралийский доллар и новозеландский доллар).

Поиск новых рынков и новых возможностей заставил гордых островитян постучаться в дверь усиливающегося блока Европейских сообществ. Дверь не открыли. Дважды. Президент Пятой Французской Республики, Шарль де Голль, накладывал вето со словами, что Британия не «заинтересована в Общем Рынке» и вообще пронизана «глубокой враждебностью» к Европейскому проекту. Как в воду глядел.

С третьей попытки, дождавшись ухода де Голля на пенсию, островитяне таки смогли просочиться в ЕС. И началось…

Открывшийся рынок континентальных стран дал второе дыхание торговым кругам туманного Альбиона, но это было далеко не всё. Денежные знаки крутились и в бюджетной сфере Сообществ, и дотянуться до них было свежей и перспективной задачей государственного аппарата ЮКей. Делалось это толково, с немалым доходом для британцев. Пока воротилы Лондонского Сити стригли купоны со вновь обретенного статуса финансовой столицы если не всего мира, то его лучшей половины, политиканы всех уровней доили бюджет ЕС. Параллельно шла как открытая, так и подковёрная борьба за передачу Брюсселю и Страсбургу минимума полномочий в обмен на максимум преференций. Практически не было пан-Европейской программы, для которой ЮКей не получило бы право на отказ, если гордым островитянам было хоть немного невыгодно в них участвовать.

Система межбюджетных трансфертов приводит к субсидиям странам с большим сельскохозяйственным сектором? Пригрозим выйти из общей политики сельского хозяйства, взамен вытребуем 66% своих взносов в общий бюджет (UK rebate).

Рынок ЕС потребляет много мясных продуктов, производство и потребление мяса на континенте велики? Завалим ЕС собственным мясом, а ввозу мяса с континента перекроют путь ветеринарные и фитосанитарные инспекторы с карантинными требованиями под предлогом борьбы с бешенством.

Континентальные страны создают единую систему контроля иммиграции на основе Шенгенского Договора? Мы с удовольствием подключимся к их базе данных и будем качать оттуда необходимую нам информацию, но собственную пограничную, визовую и иммиграционную политику ни с кем согласовывать не будем.

Финансовая система стран ЕС движется к слиянию и введению единой валюты Евро? Отличная идея, мы добудем право финансовым титанам в Сити оперировать в Евро, как если бы они находились внутри Еврозоны. Но сами получим официальное право никогда не вступать в зону Евро. Фунт может немного и поистрепался, но в мире после коллапса Бреттон-Вудса, когда валюты свободно обмениваются на основе плавающих курсов, он очень еще даже ничего. Портреты Ее Величества на купюрах весьма приятны глазу. Но главное – своя валюта позволяет проводить независимую финансовую и фискальную политику, без вмешательства банкиров из Франкфурта и бюрократов из Брюсселя, непрерывно требующих соблюдения бюджетных критериев Еврозоны и тому подобной скукотищи.

Рынки авиаперевозок стран ЕС открыты для взаимных перевозок любыми авиакомпаниями любых стран Союза? Блестящая идея, наш флагманский перевозчик British Airways с удовольствием доставит Вас из любой точки ЕС в любую точку мира через свой хаб в Хитроу, либо своей дочерней авиакомпанией Iberia через мадридский аэропорт; а наш лоукостер easyJet вообще будет возить Вас где угодно по Европе. Как-как Вы сказали? Ваша авиакомпания сама хочет летать по планете из Хитроу? Это прекрасная идея, но аэропорт пока переполнен, и Вы можете зарегистрироваться в очереди на свободную пару слотов. Они освободятся году этак в 2045. Может быть. Пока что мы слышали, что кто-то продает пару слотов за полста миллионов… Нет-нет, что Вы, не фунтов, всего лишь Евро… Как Вы сказали – дорого? Ну походите по базару, поищите дешевле.

В целом, в происходящем не было ничего неожиданного – ничто не ново под луной, и все «люди как люди, любят деньги… Квартирный вопрос вот только испортил их…». В конце концов, понятно, что, вступая в любой торговый блок, каждая страна ищет в первую очередь выгоду, и в этом мало зазорного. Но было кое-что ещё.


Практически с самого начала своего членства Великобритания вполне осмысленно раскачивала лодку строящегося Европейского проекта.

Параллельно, ЕС стал великолепным громоотводом в британской публичной политике всех уровней – от паба до парламента, по всем возможным вопросам.

Ваш завод устарел и в связи с ростом требований к безопасности готовой продукции не будет больше работать – в этом виноват ЕС, это ведь он утверждает правила безопасности. Долой ЕС, будем и дальше красить детские игрушки свинцовыми красками, деды травились и нам завещали!

В Северной Атлантике резко упали запасы трески, и рыболовецкие компании вылетают в трубу, когда их суда пустыми возвращаются в порт – в этом виноват ЕС, это он выдает квоты. Долой ЕС – и треска вновь заведется в северных морях!


Рыбу вначале черпали чуть не ковшами, затем она резко закончилась,
и виноваты в этом врачи-убийцы сторонники ЕС

В вашем городке полно приезжих из Пакистана и Бангладеш, и они вам не нравятся – в этом виноват ЕС, это же они там что-то придумали про право свободного передвижения граждан ЕС. Долой ЕС – и право свободного передвижения с континентальной Европой прекратится!


Юниорская команда Саутхолла по гэльскому футболу. Они тоже против режима свободного передвижения с континентальной Европой. А то понаедут всякие...

Ваш любимый фунт стерлингов больше не состоит из 20 шиллингов, или двух полусоверенов, или восьми полукрон, или 80 трехпенсовиков? Виноват ЕС, это он везде лезет с децимализацией! Долой ЕС!

Пиво развливают не пинтами, а полулитрами? Долой ЕС и навязанную континенталами метрическую систему! Деды наливали, и мы накатим!

Иногда роль громоотвода становилась зеркальной. Во время референдума о независимости Шотландии 2014 года правительство ЮКей вполне осмысленно убеждало подумывающих о выходе из унии шотландцев, что выход из Объединенного Королевства автоматически лишает Шотландию членства в ЕС. Перспектива остаться один на один с внешним миром, без брюссельского «зонтика», считается немаловажным фактором, почему Шотландцы проголосовали против независимости.


Конечно, всё вышесказанное не означает, что ЕС – благотворительная организация, управляемая скромными неамбициозными бессеребренниками, питающимися пятью хлебами и тремя рыбами на пять тысяч человек, дни и ночи напролет в поте лица трудящимся на благо всех граждан Союза и не совершивших ни единой ошибки за все десятилетия работы. Как и любая живая, работающая, эволюционирующая организация, она подлежит критике. Тем более что властолюбивые карьеристы обожают работать в такого рода учреждениях. Другое дело, что есть разница между недовольством ЕС, высказанным безработным рабочим, уволенным с химического завода в Тисайде, закрытым, так как владельцы не пожелали построить новые очистные сооружения, и недовольством ЕС, высказанным Рупертом Мердоком, всесильным медиа-магнатом, контролирующим глобальную корпорацию News Corp: «когда я звоню британскому министру в Вестминстер и что-то требую – то он делает то, что я хочу; когда я звоню европейскому министру в Брюссель и что-то требую – то он меня игнорирует».


Но лодку качать можно не до бесконечности; громоотводы тоже иногда перегорают, особенно если их оторвать от земли и подключить к щитку. Британский политикум в какой-то момент обнаружил, что непрерывно валить все проблемы на ЕС и при этом игнорировать призывы борцов за выход из ЕС становится всё менее и менее удобно. В конце концов, лидеры консервативной партии приняли, с их точки зрения, мудрое решение – вынести вопрос на референдум, получить ответ «остаться» и отмахнуться, как от назойливой мухи, от борцов за выход – как минимум на поколение.

Как мы знаем, они просчитались. Нет смысла пересказывать кампании «за» и «против». Как наблюдателям со стороны, нам стоит отметить, что традиционные партийные предпочтения британской политики не являлись основополагающими в позиции тех или иных игроков. Формальный нейтралитет провозгласила только консервативная партия, но были консерваторы и лейбористы «за выход», были консерваторы и лейбористы «против выхода». Однако региональные партии показали чёткие предпочтения – «против выхода» высказались Шотландская Национальная Партия, Шотландские зеленые, Валлийская партия, Шинн Фейн, и (на удивление) Ольстерская Юнионистская Партия (насколько это вообще возможно в североирландской политике – довольно вменяемые юнионисты; это они подписывали мирный Договор Страстной Пятницы, и именно их оттерли в сторону «ультра» – Демократические Юнионисты Иана Пейсли). Ожидаемо, Партия Независимости ЮКей (под давлением роста популярности которой, собственно, и был запущен данный референдум) и Демократические Юнионисты требовали покинуть ЕС.


В любом случае, в 2018 год Великобритания вошла проголосовавшей за Брекзит.

Оставим в стороне полную некомпетентность организаторов референдума – настолько поставивших всё на «остаться», что не только не были забюджетированы расходы на процесс Брекзит, но и, собственно не была проведена даже оценка – каковы должны быть новые статьи расходов в стране а) выходящей из ЕС, б) вышедшей из ЕС; конечно оценка сумм бы тоже не помешала, но это уже «на грани фантастики». Оставим в стороне полную инверсию принципа политической ответственности – ибо премьер Кэмерон, затеявший всю историю с референдумом, но при этом агитировавший за «остаться», формально конечно и должен бы уходить со своего поста, в связи с несовместимостью своих убеждений с проводимой политикой… Однако уходить в никуда, бросив за собой пепелище и руины, несформированное правительство, неопытную премьера – тоже наверное нехорошо. Но главное – в своей бесконечной самоуверенности, в ожидании победы ответа «остаться», организаторы референдума не оставили своим (политическим) наследникам ответа – собственно к какому результату должен привести выход из ЕС? Ибо за полсотни лет Европейского проекта, он потихоньку разросся до 28 (скоро опять 27) стран, и просто игнорировать континентального левиафана политики в Вестминстере не смогут. Мало того, что интеграция между ЮКей и ЕС уже весьма велика – и нужно понять, до какого предыдущего состояния каждая из сторон готова откатить отношения.


А в окружающем мире страшно. В Африке акулы, в Африке гориллы, в Африке большие крокодилы... А уж про то Америку и говорить боязно.

Помимо прочего, британские торговые переговорщики, которые в идеале и должны были бы доставить огромные торговые выгоды на двусторонних переговорах (в отличие от предыдущих 45 лет, когда одной из сторон выступал, единым блоком, ЕС), не совсем оправдали возлагавшиеся на них надежды. Оказалось что толковых переговорщиков просто не существует. За 45 лет членства в ЕС, когда Брюссель торговался за всех своих членов, британские специалисты по внешней торговле научились сражаться в коридорах Еврокомиссии за то, чтобы британский интерес был должным образом соблюдён. Но опыта напрямую "рубиться" с иноземными контрагентами у Лондона уже давно не было.

Это не значит, что британских представителей по межгосударственным переговорам о торговле, обладающим свежим опытом, не существует вообще – они есть, но они трудятся в Еврокомиссии в своём личном качестве (т.е. как нанятые чиновники, а не делегированные собственным правительством временные представители) и бросать свои должности, карьеры, будущие (весьма привлекательные) пенсии еврочиновников им нет нужды. Более того, в жестоком внешнем мире всё очень жёстко, и быть отдельной страной, нуждающейся в срочном заключении свежих торговых договоров – гораздо менее комфортная позиция на переговорах, нежели "в рабочем порядке" обсуждать дальнейшие перспективы именем торгового блока из 500 миллионов человек.

Были надежды на заокеанских друзей, но мечты о трансатлантических перспективах упёрлись в предложение США, включающее легализацию (для приёма в пищу) добавок и реактивов, которые запрещены в ЕС. ЕС мог себе позволить игнорировать требования США, и для Европы курятину американские птицефабрики были обязаны макать (для сан. обработки) в специальный раствор (а не в смесь хлорсодержащих соединений, как для всех остальных). А вот ЮКей опция отказаться от американских стандартов безопасности еды не предлагается.

Также, региональные поименования (например сыр Фета только из Греции, коньяк только из провинции Коньяк), являющиеся нормой в ЕС, не будут утверждены в потенциальном договоре со США. Поэтому на полках магазинов ЮКей ждём появления йоркширского пудинга и шотландского виски из-за океана. И таких мелочей – вагон и маленькая тележка.

Индия тоже проявила некоторый интерес к потенциальному договору с бывшей метрополией. Но "ценой вопроса" объявлено повышение иммиграционной квоты для индийских граждан (официально это все носит более благозвучную форму – "расширение визовых программ" по списку, но шила в мешке не утаишь), и без такого маленького подарка бывший "бриллиант в короне Её Величества" ответных реверансов делать не собирается.

Да и на это все тоже не хватает времени...

А акулы уже начинают сужать круги...


Acknowledgments

Найджелу Фараджу и прочим толстым троллям, сумевшим вовремя сбежать с корабля. Королева в восхищении.

Данный блог является научно-популярным. В статье могут быть изложены точки зрения, отличные от мнения автора.


В порядке саморекламы

Канал в Телеграме: https://telegram.me/KhavrHistory

Мои гениальные работы, вдохновляющие цитаты и просто материалы на историческую тему, которые мне кажутся интересными :)



Supplementary Materials

Для любителей колупаться в деталях. На примере "открытой границы с Северной Ирландией", как Лондон пытается найти решения

Британское правительство, находящееся в незавидном положении, бодрится напоказ, и всяческим образом пытается сгенерировать некие шумы, свидетельствующие что если не «проблема полностью решена», то хотя бы «проблему решаем, ситуация под контролем». При попытке общественности выяснить, что собственно имеется в виду – периодически выдаются некоторые ответы, которые при здравом рассмотрении, можно охарактеризовать как «сели в лужу».

Дабы не утомлять читателя всем спектром фантазий, генерируемых Правительством Её Величества, приведем пару довольно свежих перлов: например британское правительство заявляет, что «находится в процессе изучения лучшего опыта иных стран», и среди «многообещающих примеров» того, как добиться «прозрачной границы» (т.е. без физической инфраструктуры) «перспективным представляется вариант границы Канада-США». Когда ошарашенная публика пытается поделиться фотографиями американских и канадских пограничных постов с вооруженными пограничниками и таможенников с собаками – в ответ из Уайтхолла раздается что-то нечленораздельное.

Вариант бесконтактного электронного декларирования грузовиков и дистанционного (видеокамеры) контроля пересечения границы звучал несколько ближе к заявленным целям, но наткнулся на один вопрос, и одно философское наблюдение, сводящие этот вариант к малоисполнимым. Вопрос звучал как: как без пограничной инфраструктуры пресечь незаконное перемещение грузов через границу, если декларации просто не подаются? Наблюдение же звучало так – тем, кто не рад появлению границы – ничего не стоит сломать камеру; вы попытаетесь защитить ее оградой из металлической сетки – взорвут динамитной шашкой всю конструкцию; слово за слово – и в том месте, где вы недавно привинтили пограничную видеокамеру, уже красуется пограничная крепость с крепостным рвом с крокодилами с гаражами для бронетранспортеров, бойницами для передачи документов на контроль, и т.д. …

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація