site.ua
georgiy.suschenko
Георгий Сущенко
новачок
  • рік тому
  • 810
  • 0

Резко оборвавшееся победное шествие «Зари» по европейским футбольным аренам вновь напомнило о крайнем несовершенстве нашего жизненного уклада как, в целом, по стране, так и в футболе, в частности. Наш патерналистически-феодальный несвободный уклад, когда на откуп феодалам-олигархам отдавались целые хозяйственные отрасли, лучше всего просматривается на примере футбола. Наш профессиональный футбол лучше, чем всё остальное обнажает сущность всего происходящего во всех областях бизнеса, производства и так далее, являясь по определению своему неким подобием модели крепостного театра. Мне неоднократно приходилось слышать, что крепостной театр – это идеальная среда для деятеля искусства, потому, что нравиться достаточно всего одному человеку. Не нужно тратить силы, годы, моральную энергию на то, чтобы завоевать полчища поклонников, понравься одному феодалу – и дело в шляпе. Но, несмотря на переменчивость и крайнее непостоянство вкусов толпы, крепостной театр – это очень шаткая и рискованная модель. Думаю, не нужно объяснять, почему, потому что разонравиться или надоесть одному человеку легче, чем тысячам поклонников. И, невзирая на крайнюю степень несовершенства привязанностей «почтеннейшей публики», мир так и не придумал более объективного арбитра в искусстве.

А в том, что касается футбола и спорта, как явления в целом, то идеальной моделью устройства любых профессиональных спортивных лиг был, есть, остаётся и во веки веков останется, американский спорт. Где главной задачей для организаторов и спортивных функционеров является выравнивание класса соревнующихся, попытка поставить их в изначально равные условия. Этой цели посвящены такие меры, как ограничение фонда заработной платы, то есть, ни один клуб не имеет возможности стать неким подобием крепостного театра под названием «Челси» и скупать всех и вся на корню. Аутсайдеры имеют приоритетное право приобретения самых талантливых новичков, и за счёт такого пополнения снова происходит выравнивание класса команд. И среди этих функционеров ни одному (даже, несмотря на то, что коррупция в том или ином виде присутствует в спорте везде) никогда, даже в пьяном бреду, в голову не придёт допустить такого обстоятельства, что несколько команд в пределах одного дивизиона могут расти «из одного кармана». Как это возможно, ведь это создаёт априори прецедент для «договорняков»!

Хорошо ли то, что «Заря», если по-настоящему, это не «Заря», а «Шахтёр-2», или -3, или -4. Или, неважно сколько, главное, что это уже давно не «Заря», а фарм-клуб другой команды, и весь идиотизм этой ситуации состоит в том, что «Шахтёр» вместе со своими несколькими фарм-клубами играет в одной лиге. То есть, если допустить, что произошло чудо, «разверзлись хляби небесные», и «Заря» претендует на чемпионство, она его никак не добьётся, потому что она, как и прежде, всего лишь, чужой фарм-клуб. Место для «обкатки» актёров чужого крепостного театра. Прискорбно, что наш город вновь и в этом месте подтвердил своё реноме младшего умственно отсталого брата главного гопника «на районе». Если совсем откровенно, то в этом и состоит главный вред для страны граждан-олигархов. У Достоевского в «Идиоте» есть гениальная фраза, которая как нельзя лучше символизирует эту ситуацию: деньги тем подлее и ненавистнее, что позволяют обнаруживать даже таланты. Поступки г-на Ахметова в отношении нашей «Зари» тем подлее и ненавистнее, что сейчас обяжи его каким-либо образом отказаться от её поддержки, от неё в кратчайшие сроки может ничего не остаться. Как нечто подобное уже нередко бывало со многими клубами ПФЛ.

У меня давно напрашивался вопрос, если в полумиллионном городе, даже в мирное время футбольный клуб с такими традициями мог существовать только в качестве чужого крепостного театра, то может быть этот клуб этому городу просто был не нужен? Для сравнения, в тех же самых США, если не ошибаюсь, то до середины девяностых годов не существовало профессиональной лиги соккера (для тех, кто не в курсе, это так они наш футбол называют). Попытки были и ранее, но всё та же почтеннейшая публика не проявляла интереса к этой затее, а создание крепостных театров, как и саму идею крепостничества, США давно похерили. А раз не набирается достаточное количество почтеннейшей публики, то, о каком профессионализме идёт речь.

Есть ещё одно достаточно неприятное обстоятельство. Всевозможные «крепкие хозяйственники» долгие годы нас стращали тем, что то, что мы называли производственными предприятиями, а по сути своей, они являются теми же феодальными мануфактурами, не выдержат никакой конкуренции с современным западным производством. Потому, необходимо продолжать всемерное сотрудничество с РФ, это можно на понятный язык перевести следующим образом: русские – не слишком далёкие и плохо информированы, поэтому «впарить» нашу неконкурентную во всём мире продукцию мы можем только им. В этих утверждениях, редкий случай для «крепких хозяйственников», правдой является всё. Да, большая часть из того что производили в «индустриальном крае» – это никому, кроме русских, ненужная чушь. И им, действительно, очень нужны наши предприятия, они их сейчас режут и вывозят. Так вот, в отличие от феодальных мануфактур, крепостной театр, коим пока является украинский футбол, делает вполне конкурентный и пригодный для продажи продукт. И не его вина, а его беда в том, что руководят им любители крепостных театров, которым приятней кормить попрошаек, чем помочь профессионалам самих себя прокормить.