Часть 1 "Немного удачи"

617 эскадрилья разрушителей дамб Royal Air Force. "После нас - хоть потоп".


Вечером 16 мая 1943 года у обербургомистра Эссена Дилльгардта было дурное настроение. На днях он опять получил отписку, именуемую «официальным ответом» из отделения штаба люфтваффе, отвечающего за ПВО Рура. В своей переписке с этим и другими ведомствами обербургомистр начиная с 1939 года поднимает вопрос о защите больших дамб на реках Рура. Бургомистр неоднократно указывал, что в Руре вода- это все. Она необходима для электроэнергии, для технологических процессов выплавки стали, кроме того, вода обеспечивает транспортировку готовой продукции и сырья. Все это обеспечивает система из полудесятка дамб, из которых главные-— Мён, Эдер и Зорпе.

Бургомистр был непростым человеком, членом НСДАП, преданным делу Партии и Фюрера.. но его опять в который раз ̶о̶б̶о̶з̶в̶а̶л̶и̶ ̶з̶р̶а̶д̶о̶ф̶и̶л̶о̶м̶ ткнули носом как нашкодившего котенка. «Дамбы настолько колоссальны, что в Британии нет бомбардировщика, способного поднять бомбу, которая бы могла их разрушить.. А против торпед- перед плотинами установлены противоторпедные сетки. И сами дамбы частично защищены некоторыми силами ПВО.. А чертов бургомистр только и делает, что отвлекает донельзя занятых людей своими дурацкими аналитическими записками.

Примерно в это же время побережье Дании и Голландии пересекли 17 «Ланкастеров», летящих на предельно малой высоте и в трех группах. Изначально с британского аэродрома поднялось 19 машин, но две- вернулись из-за технических неполадок еще до побережья. Было полнолунье, поэтому особо крупных рейдов немцы не опасались. Однако из-за полета на предельно малой высоте- встреча с бдительным зенитчиком могла иметь катастрофические последствия. Первая группа, огибая зоны усиленной ПВО шла к дамбе Мен . На подлете они таки потеряли одну машину.

Светила полная луна, оставляющая лунную дорожку на глади водохранилища, расчеты ПВО , расположенные в двух кирпичных башнях на краям дамбы привычно куняли. Появление звена тяжелых самолетов над плотиной сняло сон как рукой. ПВО готовилось отрабатывать свою службу в глубоком тылу. «Ланкастеры» сделали несколько кругов вокруг дамбы, присматриваясь к обстановке, затем машина командира легла на боевой курс. Бортмеханик включил механизм раскручивания бомбы. Высота 500 метров, 400, 300, ниже, ниже, на носу и хвосте самолета врубились два прожектора, светящих вниз под корпус самолета. Два световых пятна на воде по яркости конкурировали с отражением полной луны. По мере снижения самолета пятна сближались, пока не слились в одно. Высота около 18 метров (это высота хрущевки) . Скорость около 400 км в час. Тяжелая машина казалось идет на таран прямо на трассы зениток. Штурман вместо прицела смотрит через самодельный визир на странную рогатку. В момент, когда рога закрывают башни с зенитками, он сбрасывает бомбу. Погрешность сброса с таким приспособлением не должна превышать 20 метров. Большая железная бочка, получившая вращение еще в самолете летит на воду по настильной траектории, подпрыгивает, коснувшись воды, раз, другой, третий, потом ударяется в край плотины и сползает вдоль стены под воду, прижимаясь к полотну плотины. Через несколько секунд 3 тонны взрывчатки выбрасывают в небо огромный водяной столб. Но дамба стоит. Второй самолет промахивается и бомба перелетает через плотину, взрыв достает самолет, который падает тут же у подножья. Атаку третьего самолета прикрывает отбомбившийся первым командир, бросая свою машину вдоль дамбы в надежде сбить с толку зенитчиков. Сброс, столб воды. Дамба стоит. Четвертую машину они сопровождают вдвоем, летя на дамбу параллельными курсами и стреляя из курсовых пулеметов. Сброс, взрыв.. и плотина таки раскалывается. Напор воды быстро размывает образовавшуюся трещину, и ревущее чудовище устремляется вниз по долине.

Собственно странная бомба выглядела так. Хорошо виден приводной ремень сбоку, которым бомба раскручивалась еще на борту .

Процесс сброса.

Командир отпускает отбомбившихся домой а с оставшимися машинами идет к Эдеру. Там нет зениток, но узкое русло реки с подвыподвертом сильно затрудняет маневр. Потеряв еще одну машину они разламывают и эту дамбу.


Ниже по реке в маленьком городке местный священник слышит взрывы и понимает, что именно они означают. Хоть и не обербургомистр, тоже неглупый человек. Он бежит на деревянную колокольню, поднимая людей. Через десять минут поток воды сносить все- и спящих, и проснувшихся, и колокольню и священника. И нацистов, и нейтралов и антифашистов, если таковые имелись. Войне ведь все равно, ходил ли ты лично на референдум, или являешься тайным поклонником Добра, Справедливости и Пастора Шлага лично :-(

Разрушенная дамба. На снимке хорошо видны аэростаты воздушного заграждения, которыми немцы защитили свои дамбы ПОСЛЕ ТОГО. А ведь обербургомистр просил.. но не хватило настойчивости. И капельки везения.

Второй группе идущей на Зорпе не повезло гораздо больше- До дамбы из пяти машин долетела только одна. Само озеро спокойно, ПВО отсутствует, но присутствует туман. Пилот 10 раз заходит в атаку, прежде чем сбросить бомбу. Но земляная дамба более устойчива к сотрясениям, чем бетонная. Единственная машина из третьей группы, добравшаяся до Зорпе в атаку выйти не может, так как туман усиливается. .Еще одна машина из третьей группы атакует вспомогательную дамбу Эннерпе. Дамба повреждена, хоть и устояла. Атака второй запасной цели- дамбы Листер успехом не увенчалась- самолет был сбит. Все выжившие поворачивают домой. Сегодня список добрых дел людей, живущих в долине Зорпе явно превысил список их дурных дел. Насколько ИМ повезло- они узнают завтра..

Спустя пару часов на аэродром приземлился последний из выживших. На аэродроме их ждал весь личный состав эскадрильи, главный конструктор «прыгающией бомбы» Уоллис, командир авигруппы Коркхейн, шеф пилот фирмы Виккерс Саммерс и главный маршал авиации, начальник Бомбардировочного Командования сэр Артур Харрис. Результаты операции уже были доложены высшему руководству страны, и по стечению обстоятельств президенту Рузвельту (один из чиновников как раз был за океаном, поэтому пришлось звонить именно туда). Потери составили 8 машин из 19 вылетевших или из 17-ти , пересекших границу ПВО германии. Летный состав эскадрильи ждал недельный отпуск , техсоставу на отдых давалось три для. Командира эскадрильи Гая Гибсона ждал крест виктории, врученный лично королем и собственноручное написание 56 похоронок. От предложения напечатать их под копирку он отказался. Это были ЕГО люди и в каждую семью было направлено личное письмо командира, написанное собственноручно. После войны выяснилось, что трое летчиков выжили и провели войну в концлагере.

Главный конструктор прыгающей бомбы Уоллис и командир эскадрильи Гай Гибсон. Вообще то Уоллис был ведущим конструктором фирмы Виккерс, разрабатывая от дирижаблей и до бомбардировщиков. Ну а Гибсон.. Гибсон был чертовски грамотным пилотом и хорошим командиром.

В Германии в результате налета погибло около 1500 человек, в большинстве- пленные и рабочие на заводах Рура и военных объектах. Они не обладали свободой передвижения, а запаниковавшая охрана не дала уйти от стихии. (есть подозрение, что охрана тоже не сильно пережила охраняемых). Материальный же ущерб был колоссален- на 50 миль ниже по течению от двух разрушенных дамб были залиты шахты, разрушены около 120 заводов. Ушел под воду аэродром Фрицлар, снесены 25 мостов. Те сталелитейные предприятия, которые не пострадали непосредственно от паводка были остановлены из-за прекращения подачи воды и электроэнергии. Шпеер в мемуарах указывал, что это был «почти серьезный удар», который был смягчен тем, что устояла дамба Зорпе. Но, человек, привыкший читать между строк в мемуарах проигравших войну министров мог заметить, что последствия "почти серьезных разрушений" были ликвидированы аж к концу сентября 43-го года.


Советская историческая наука всегда тщательно обходила вклад союзников в общую победу, и в частности данная операция категорически не афишировалась . Однако значение атаки эскадрильи Гибсона может показать простая хронология событий:

К моменту восстановления дамб американцы уже заняли Сицилию, высадились на материковой части Италии, на востоке отгремела курская битва, прошли смоленская и изюм-барвенковские операциии, Красная армия вышла к Днепру. Сколько смертоносной стали не долетело, не доехало, не доплыло до поля боя в результате одного ночного вылета- каждый может прикинуть сам- для выплавки одной тонны стали Германии требовалось 8 тонн воды Через дыры в плотинах утекло 330 миллионов тонн.

Эта операция примечательна также тем, что у нее изначально было очень мало шансов. Да что там говорить, по советским меркам- у нее не было шансов чтобы начаться! Настойчивость одного человека, профессионализм горстки людей и немного удачи.. Но об этом во второй части

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація