«Есть больше нечего. Наверное, придется умирать...» - услышал восьмилетний Миша голос своего отца в один из декабрьских вечеров 1932 года. Восьмилетний Миша - это мой дедушка Довгополый Михаил Павлович, а голос, соответственно, принадлежал моему прадеду.

Мой дед был самым младшим, шестым ребенком в семье Павла Васильевича - сельского столяра. Жили они в селе Дунаец на Глуховщине. Павел Васильевич владел пятью гектарами земли, двумя лошадьми и прочим хозяйством. Под напором политики коллективизации, прадед вынужден был вступить в коллективное хозяйство. Но с колхозным строем он мирился недолго. Последней каплей послужила пафосная статья Иосифа Сталина «Головокружение от успехов», опубликованная в газете «Правда» от 2 марта 1930 года. Павел Васильевич вышел из колхоза. Землю, лошадей и инвентарь ему никто, конечно же, не вернул.

Но все неприятности для семьи, как оказалось, были еще впереди. С целью предотвращения дальнейшего выхода крестьян из колхоза и возвращения их в «коллектив», для всех инакомыслящих коммунисты установили кабальное налогообложение. По сути, это была экспроприация частной собственности. На уплату налогов ушел весь скот, все снаряжение, мебель и утварь из дома. Несмотря на это, повторно вступить в колхоз прадед категорически отказался. В декабре 31-го у них отобрали и сам дом, в прямом смысле выставив семью зимой на улицу. Узнав об этом, один из старших дедушкиных братьев Василий, который в тот момент служил в армии артиллеристом, написал рапорт на имя командования. Спустя некоторое время дом им вернули, как семье красноармейца. Но на тот момент он уже был практически в непригодном для проживания состоянии. Пустой, без окон, с разваленной печью, полусгнивший... Ведь колхоз сушил в нем вымоченную коноплю.

А зимой 1932-го пришел настоящий голод. Люди умирали... В один из дней для изъятия зерна и продуктов активисты пришли к соседям. Увидев умершую бабушку, обыск проводить не стали и ушли. Ушли, чтобы вернуться сразу же после похорон.

Смерть стояла и на пороге дедового дома. Но в сам дом она так и не вошла. В тот вечер, когда опухший от голода дедушкин отец, казалось бы, уже потерял веру, случилось невероятное – из сельсовета принесли извещение о посылке. Ее прислал Трофим – самый старший из дедушкиных братьев, который работал в Днепропетровске сталеваром, Шесть килограммов муки... Весь остаток зимы прабабушка выискивала на чердаке полусгнившую лузгу из гречки, которую когда-то подмешивали в корм для свиней. Теперь она смешивала ее с мукой и пекла коржи. Вот так, благодаря шести килограммам муки и гречишной лузге, мой дедушка и его семья пережили ту ужасную зиму 32-33-го.

Кто-то может возразить, что шесть кило муки – это очень много для тех дней, когда даже за пять сорванных колосков людей расстреливали, или в лучшем случае отправляли в лагеря. Да, много. Поэтому они и стали историей выживания, а не смерти.

Голодомор был первым испытанием на дедовом жизненном пути. Дальше были Первый Украинский фронт и ранение. Потом немецкий плен и концлагеря для военнопленных. Далее освобождение американцами и выбор - эмигрировать на Запад или вернуться домой. Дедушка выбрал второй вариант... После возвращения были допросы СМЕРШа. Михаил Павлович выдержал все это. Он прожил полных девяносто лет и прошлой осенью ушел из жизни.

За свою долгую жизнь дедушка пережил голод и не погиб на войне, выдержал муки немецких концлагерей, а после возвращения в Союз избежал ГУЛАГа, как побывавший в немецком плену. Деду повезло. И благодаря этому появился на свет мой отец, а после и мы с братьями. Но миллионам других не удалось пережить те ужасы, режиссерами которых были две тоталитарные системы.

Сколько людей погибло зимой 32-33 годов? Сколько жизней забрала Вторая мировая война? Сколько сожжено в крематориях немецких концентрационных лагерей? Сколько замордовано в ГУЛАГе и сколько расстреляно по всему Советскому Союзу? Ответ на каждый их этих вопросов – миллионы. Но кто считал их тогда? Кто посчитает более точно сейчас? Ведь исчезли не только они, но и их потомки, которым было не суждено появиться на свет…

Зачем я все это написал? Мне кажется, что те, кому удалось увидеть этот мир, должны учить историю своих родных. Тех родных, которые выжили, и тех, которых уничтожила тоталитарная система. Узнать и сделать выводы, дабы ничего подобного в нашей жизни никогда больше не повторилось.

P.S. Седьмого декабря 1970 года канцлер ФРГ Вилли Брандт у Мемориала Варшавского гетто стал на колени и от имени немецкого народа попросил прощения за преступления, совершенные нацистами. Через 35 лет после Поступка Брандта 25 апреля 2005 года президент Российской федерации Владимир Путин произнесет: «Прежде всего, следует признать, что крушение Советского Союза было крупнейшей геополитической катастрофой века»...

Украинцы сделали свой цивилизационный выбор. Но это уже другая история…

evgeniy.dovgopolyy
Евгений Довгополый

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація

Рекомендації