Одна из любимых тем – дресс-код тех, кто вершит наши судьбы. Или пытается вершить. В своих статьях на эту тему я уже не раз писала о том, что одежда – это зеркальное отражение того, что творится у человека в голове. Тем важнее и интереснее, что напяливают на себя чиновники, политики, лидеры мнений. Простота, лаконичность и похуизм обычно свойственны гениям, например таким, как Стив Джобс.

Куда интереснее мужчин, конечно же, женщины. Ибо множество нюансов в образе выдает черты характера, настроение и психологический профиль. Что мужчины? Белые тапки с черным костюмом – вот и вся фантазия. Женщины не просто интереснее. Женщины подчас смешнее.

Первый из персонажей на сегодня – Валерия Гонтарева, которая уже не единожды покоряет вершину модного Олимпа. Чего только стоили забрызганные фирменной европейской грязью белые угги. Лера остается верна себе.

Когда я смотрю на этот чудесный наряд, уж не знаю почему, у меня возникает ассоциация с образом в стиле а-ля-троещинский гопник. Итак, боевой костюм типочка состоит из похожих на спортивные (во всяком случае, именно так они сели на мощную фигуру их обладательницы) брюк, кофты, напоминающей тельняшку, а также совершенно жлобских для чиновника такого ранга (учитывая ответственность момента) туфель. Каждая по отдельности вещь, вероятно, хороша. Но собранные вместе на теле госпожи Гонтаревой, они почему-то производят эффект лопнувшей бомбы с краской.

«Депутат от фракции ВО «Батькивщина» Алена Шкрум показала ножки», - написано в одном из изданий.

И все вроде хорошо со стороны – деловой стиль, строгость цветовых сочетаний, нейтрального цвета элегантные туфли. И даже можно простить юбку-баску, которая зрительно увеличивает филейные части тела. Если бы не колготки. Страсть к этой детали гардероба, с непременной какой-нибудь пиздоватостью, у наших женщин в крови. Этому не может помешать ни статус, ни высокий полет. Одинаково любят колготки с легким намеком на бордель и тетя Клава из пятого подъезда, и народный депутат Украины от фракции ВО "Батькивщина". Но тете Клаве простительно. Она не вершит судьбы и не жмет на кнопки, голосуя за новые законы. Тетя Клава вполне может даже быть талантливым дворником, которая убирает осеннюю листву в художественные кучки. Нардеп – это лицо страны. В идеале, конечно. Но пока у нас получаются только ноги.

Не менее живописно выглядят и судейские чиновники. Помощница судьи одного из районных судов Одессы. В этом образе прекрасно все. И оголенные плечи, и бухгалтерские нарукавники, из которых мастерски пошита кофточка. Собственно, вот такая у нас и есть судейская система – шьем решения из подручных материалов, но прикрыть срам все равно не получается.

Есть у нас в Одессе известная общественница – Тамила Афанасьева - любимица публики и женщин. Женщин – в смысле активисток-люстраторш, например, которые, по словам самой же королевы гламура, «с завистью кричали ей, что она проститутка» и присыпали ее мукой.

Каждое видное мероприятие, которое проходит в нашем городе, не обходится без светлого лика иконы стиля. И после каждого такого выхода в свет, можно написать научный труд, где причудливо переплетутся психология моды, гендерная шизофрения, демографический кризис, политическая проституция (кстати, именно это имели в виду палачихи-люстраторши, казня Афанасьеву жменями муки) и еще многое другое.

В последнее время, после злополучного для Одессы 9 мая, когда Афанасьева облачилась в цвета георгиевской ленты, общественница упорно носит цвета флага города, посылая сигналы в космос о своей лояльности к лозунгам «Путинвведи». А человек, писавший комментарии о том, что Янукович – солнцеликий президент и доллар был по 8, между прочим, рвется во власть.

Данному образу можно присвоить целых три названия, применив цитаты гениальных Ильфа и Петрова:

«Командовать парадом буду я!» - смотрим на погоны.

«Графиня изменившимся лицом бежит к пруду» - смотрим на лицо.

«Грузите апельсины бочками!» - ну в принципе, пофиг уже, куда смотреть.

Когда идете к чиновникам, смотрите в оба. Дьявол кроется в деталях.

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація