site.ua
edmon.dantes
Эдмон Дантес
топ-автор

До свидания Греция, Кипр и Гоа. Всего доброго, Испания. И ты, берег турецкий, прощай. Здравствуй, Египет! Место, которое обещает стать в скором будущем райскими кущами, этакой курортной меккой туристического бомонда. Ибо тсутствие русских – лучший маркетинговый ход для любого курорта.

Дело в том, что Дмитрий Анатолиевич Медведев, дай Бог ему здоровья и бесплатных приложений в Appstore, сообщил, что авиасообщение между Россией и Египтом прервано и в ближайшее время не возобновится. А значит, Хургада и Шарм-ель-Шейх долгое время не увидят русских курортников. Теперь Египет – единственное место в мире, где вам не помешают отдохнуть. Больше никто не будет пьяным, в халате и туфлях, бегать с верблюдами наперегонки. Никто не упрет твой лежак. И некому будет больше чадить никотином на соседнем балконе, словно сибирская баня.

Если ты пережил отпуск в гостинице, где семьдесят процентов отдыхающих – русские, сынок, ты видел жизнь. Какой ИГИЛ может быть опаснее российского туриста? Что вы знаете о боли, если не отдыхали совместно с русскими?

Например, четвертый день отдыха. И вот ты уже просишь администрацию гостиницы переселить вас в любой другой номер (и не важно, что он похуже), потому что у тебя за стенкой семья успешного офис-менеджера (оно и понятно, неуспешные отдыхают в Геленжике), крупного швейного предприятия из Барнаула, а они бухают и трахаются всю ночь напролет. Ночь? Я сказал ночь? Нет. Успешный офис-менеджер "взбивает пудинг" уже четвертую ночь подряд. Такое впечатлеие, что в Барнауле практикуют массовое воздержание. Или секс на Алтае запрещен федеральным законом. Или архитектура Барнаула угнетает либидо. И поэтому барнаульские туристы остервенело нагоняют бесцельно прожитые годы в короткий десятидневный отпуск. Ведь сказка скоро закончится и придется возвращаться в девственный быт Барнаула.

К тому же, всенощным оргиям неизменно задавали такт: Стас Михайлов, Григорий Лепс и да-да, Люба, мать его, Успенская. И когда ты на третьи бессонные сутки подлавливаешь соседа в баре, того который успешный офис-менеджер и как бы тонко, со всем присущим тебе пиететом к чужой половой жизни намекаешь, мол: "не могли бы вы ебаться потише или хотя бы пореже", в ответ тебе предлагают выпить и протягивают запотевший штоф. Но ты отказываешься, не только потому что тебе с русским пить взападло и сейчас только полпервого дня, но и потому, что твой организм, в силу нормального биологического строения, отвергает тот паленый ерш которым упарывется среднестатистический русский. И ты уходишь, предварительно взяв с успешного офис-менеджера обет ночной тишины. Но этой же ночью вновь звучит "Рюмка водки", ина этот раз громче, в тщетной попытке заглушить неистовые камлания алтайки.

При этом всем, мне, как человеку с неукротимой фантазией, сложно было представить масштаб совокупления барнаульских меломанов, если учесть, что на завтраке они вдвоем едва вмещались на четырех стульях. А когда на послеобеденных купаниях эта полновесная чета одновременно входила в бассейн, то практически вся вода покидала его пределы, вместе с находившимися там детьми, женщинами и средней комплекции мужчинами. В общем, размах половых игрищ за соседней стенкой поражал воображение. В какой-то момент казалось, что даже парад Победы в Москве проходил с меньшим грохотом. Гремело так, будто спустя семьдесят лет, под звуки шансона и стенания какой-то женщины, сошлись в реванше "Тигр" и "Т-34", и все это в комнатушке, размером в пятнадцать квадратных метров.

Итак: администрация входит в твое положение, идет, можно сказать, тебе на встречу, берет твои десять баксов и переселяет вас в другое крыло отеля, в единственный свободный номер, с видом на немую синайскую пустыню. И вот ты довольный собой, широким шагом самца возвращаешься к себе, и слегка понизив голос, для пущей солидности, сообщаешь своей женщине, что ты все порешал и хоть это было практически невозможно, но выбил таки вам новый тихий номер. Теперь только вы вдвоем, шорох пустыни и сутки напролет дикого, безудержного сна.

В предвкушении, вы не теряя ни минуты времени, в четыре руки и за три ходки, перетаскиваете свое барахло на новое место проведения остатка отпуска. В номер, где ваши новые соседи – семья частного предпринимателя из, сука, Череповца. Однако, здравствуйте!